Юрий Анисимов

Член НСЖУ, Заслуженный журналист Украины

Когда вернётся Крым?

Ответа на этот неординарный, а скорее риторический, вопрос, пожалуй, не знает никто, хотя приближается вторая годовщина с того времени, когда многострадальный полуостров оказался в соседнем государстве.

Но до сих пор не проанализированы причины крымской трагедии, происшедшей настолько «стремительно», что киевское руководство даже не попыталось её предотвратить.

Для нас, херсонцев, Крым - особая и крайне болезненная тема. Это наш ближайший сосед, с которым мы связаны веками. Нас объединяет днепровская вода, линии энергопередач, железные дороги, взаимовыгодная торговля, родственные связи и многое другое. Мы привыкли жить в мире и в самом страшном сне не могли себе представить, что окажемся... в прифронтовой полосе.

Многие не могут прийти в себя от того, что с нашей стороны перекрыт Северокрымский канал, организована продовольственная и энергетическая блокада Крыма, прервано железнодорожное, автобусное и авиационное сообщения с материковой Украиной, усложнились частные и туристические поездки.

Но самое основное - то, что в «воздухе запахло порохом». Участились провокации на границе в районе Перекопа и Чонгара, «неизвестные диверсанты» взорвали опоры линий электропередач, началось формирование крымскотатарского батальона, прозвучали открытые угрозы о морской блокаде полуострова. Одним словом, «замаячила» серьёзная конфронтация с ракетно-ядерной Россией, которая сконцентрировала на полуострове мощные воинские формирования.

В угаре «шапкозакидательства» некоторых смельчаков совсем не пугает очередная кровавая трагедия. Но если на Донбассе военные действия унесли несколько тысяч человеческих действий, то в Крыму они, по своим масштабам, могут оказаться на несколько порядков выше.

К счастью, пока разумных политиков у нас значительно больше, чем радикалов. Несколько успокаивают и заявления руководителей страны о невозможности силового решения крымской проблемы. По инициативе Главы государства Петра Порошенко сформировано Представительство Президента Украины в Крыму, дислоцирующееся в Херсоне. Создаются службы по работе с гражданами, которые переселились из Крыма. Их количество, по последним данным, пока не на много превысило 20 тысяч человек (в 100 раз меньше, чем переселенцев из Донбасса) и не все они «осели» в области. Поэтому у нас пока нет серьёзных проблем с их размещением.

В последнее время возросло количество выступлений и публикаций, которые поддерживают попытки перевода процесса по возвращению «мятежного» Крыма в «мирное русло». Недавно министр финансов Украины Наталья Яресько на форуме в Давосе заявила о том, что "планируется создание дипломатического форума в расширенном женевском формате, основу которого должны составить Украина, ЕС, США и Россия, чтобы начать диалог о возвращении Крыма Украине". И это обнадёживает.

Вместе с тем, точка зрения министра вызвала в стране неоднозначную реакцию. В частности, директор Института украинской политики Кость Бондаренко откровенно заявил: «Почему о Крыме вспомнили только сейчас, через два года? На мой взгляд, все эти заявления опоздали на пару лет. Подозреваю, что это опоздание может быть фатальным. А в политических процессах деятельность такого форума на сегодняшний день будет малоэффективной. Такие дипломатические форумы нужно было создавать в марте 2014 года, а не в январе 2016-го. Главный вопрос в контексте Украины, который сегодня поднимает международное сообщество, — это ситуация на востоке. Прежде всего, от нас требуется урегулировать ситуацию на Донбассе, который сегодня стал "горячей точкой". Немецкие и другие европейские политики настаивают на том, чтобы Крым был вынесен за скобки переговорного процесса — сначала нужно урегулировать ситуацию на Донбассе, а затем говорить о Крыме».

Ему возражает дипломат, руководитель Фонда "Майдан иностранных дел" Богдан Яременко, который сомневается в эффективности разделения двух проблем — Крыма и Донбасса: «Это два фрагмента одной войны и решаться они должны в комплексе... нужно работать не в плане их разделения, а сосредоточиться на том, каким образом вопрос Крыма сделать частью Минских договоренностей».

У этой точки зрения значительно больше оппонентов, которые убеждены в том, что попытки дипломатов объединить проблемы Крыма и Донбасса, малоперспективны. Их, однозначно «торпедирует Россия, а Европейский Союз, скорее всего, не пойдёт с ней на дальнейшее обострение отношений».

В этом плане заслуживает внимания утверждение председателя правления Центра прикладных политических исследований "Пента" Владимира Фесенко: «Мы не можем сейчас воевать с Россией из-за Крыма, потому что тогда мы рискуем потерять всю страну. Это было бы глупо и авантюристично. Надо быть реалистами: сейчас не та ситуация и не то время, когда можно военным путем отвоевать страну».

Вероятнее всего, какое-то время Крым обречён оставаться в такой же ситуации, как далёкие Фолклендские острова, которые Британия в свое время отобрала у Аргентины. После англо-аргентинской войны руководство Великобритании провело на островах референдум, на котором местное население пожелало остаться с англичанами в одной стране. Аргентина с этим не согласилась, но больше воевать с мощной Великобританией не решилась, и, в отместку обидчику, признала Крым территорией России. Аргентинцы, по-прежнему, считает эту территорию своей, но временно аннексированной британцами Часть стран до сих пор не признают этого захвата. Впрочем, всё это не мешает и Великобритании, и Аргентине активно торговать между собой.

В конце 2015 года внимание к крымской проблеме несколько возросло. Активисты и представители крымскотатарского народа начали продовольственную и энергетическую блокаду Крыма. О её эффективности судить пока преждевременно. Понятно, что блокада наносит серьёзный ущерб экономике России и Крыма. Но от неё страдают, в первую очередь, дети, старики, больные, инвалиды. И если блокада Ленинграда ассоциируется, как правило, с фашизмом, то блокада Крыма, в котором немало людей, уважительно относящихся к Украине, многими воспринимается неоднозначно, и вряд ли усилит желание крымчан вернуться в её состав. К тому же, не секрет, что и Россия, и Крым успешно приспосабливаются ко всем неурядицам, а вот негативные последствия для нас угрожающе возрастают.

К сожалению, сторонники полного разрыва отношений и связей между Крымом и Украиной не осознают, что такая позиция становится благоприятной почвой для формирования у крымчан негативного отношения к Украине.

Как известно, в настоящее время в стране разрабатывается стратегия по возвращению Крыма. Правда, пока о ней мало что известно. Впрочем, и здесь есть доля скептицизма. Что, например, известно о китайской стратегии по возвращению острова Тайваня? Пожалуй, ничего. Но если раньше Пекин разрывал дипломатичные отношения со странами, признавшими независимость Тайваня, то теперь Китай предпочитает мирно торговать с «непокорным» островом, не отказываясь от признания его своей неотъемлемой частью.

Трагедия Донбасса не должна повториться в Крыму. Мировая общественность не простит ни России, ни Украине кровавую бойню на солнечном полуострове.

И ещё. Нельзя игнорировать отдельные моменты, не способствующие возвращению Крыма. Все знают, что из 20-тысячной крымской группировки войск, на материк вернулось немногим более трёх тысяч человек. Оставшиеся, частично, уволились из рядов ВС Украины, но чуть ли не половина продолжили службу в российской армии.

В эфире "5 канала" главный военный прокурор Анатолий Матиос с горечью констатировал: "Количество украинских военнослужащих, которые фактически предали присягу, составляет более восьми тысяч человек. Все они объявлены в розыск и в случае их пересечения украинской границы будут задержаны и преданы суду». А если к этому количеству добавить «оставшихся» прокуроров, судей, депутатов всех уровней, работников органов внутренних дел, и целого ряда других государственных служб, то, вместе с членами их семей, наберётся свыше ста тысяч человек.

Сама публикация в украинских СМИ этих пугающих данных вызывает определённые сомнения. Они, ни в коей мере, не помогают нам в информационной войне. Понятно, что эта многочисленная категория лиц просто побоится вернуться в состав Украины, а нам придётся думать, что делать с ними после возвращения полуострова.

Пожалуй, стоит задуматься над «криком души» журналиста Юрия Луканова, непосредственного участника трагических событий 2014 года в Крыму: «Вернуть территорию, конечно, можно. Но что делать с умонастроениями тех людей, которые, словно бешенные, носились с флагами и кричали: «Россия!». Неизбежен вопрос: как жить с ними в одной стране? Ведь вряд ли они откажутся от своих взглядов».

Заслуженный журналист Украины Юрий Анисимов

© 2020 Інформаційне агентство "Херсонці". Всі права захищені.
Використання матеріалів ІА "Херсонці" може здійснюватись лише при наявності "активного гіперпосилання" на "Херсонці", а також на сам матеріал.
Редакція може не поділяти думку авторів і не несе відповідальність за достовірність інформації.
email: kherson.inform@ukr.net, контакти, архів