Мудрый херсонец сам не верит, и нам не советует

Мудрый херсонец сам не верит, и нам не советует

Последние месяцы научили меня гадкому свойству - ничему не удивляться, наблюдая происходящее с философским спокойствием.

Хотя, иной раз, до дрожи в коленках, хочется созерцать, как с поникших плечей слетают подлые головы мерзавцев, сделавших из нашей страны всеевропейский объект насмешек и пособие того, как нельзя управлять державой, чтобы не нырнуть с головой туда, куда не надо.

Я это к тому, что нас преследует череда гнусных событий, где лучшие люди общества, которым мы доверили свои судьбы и будущее, на поверку оказываются мерзким отребьем и биологическим мусором.

Посмотрим на это с точки зрения статистики. Известно, что один народный депутат приходится на сто тысяч населения, средних размеров город. Так вот, жить не хочется, если представить себе сотню тысяч дебилов, делегировавших в Раду подонка, сподобившегося в горячей юности изнасиловать "неприродным способом" несовершеннолетнюю.

Или что рядом с нами живут - не тужат другие сто тысяч идиотов, приведших в Парламент недокастрированного бычка, снимавшего проституток по телефону, не отходя от рабочего места...

...Что есть стотысячная палата клинических кретинов, отдавших политические предпочтения неучу-историку, нанятому беречь память про то, чего не было, за счет амнезии того, что было.

Что мы живем в обществе, где процветает сто тысяч конченых болванов, имевших глупость поверить крале, типа "я не подстилка". И такое же количество полных придурков, продливших политическую жизнь матерой хищнице, которая зимой и летом, днем и ночью, и даже на рассвете, легко даст фору молодым жуликам и проходимцам, облепившим Раду как зеленые навозные мухи.

Все это так, только одно удручает: что в каждых ста тысячах отборных дебилов, клинических идиотов, писаных и неписаных дураков, прибацаных романтиков и доверчивых охломонов есть и моя скромная частичка - Виталия Авраамовича Бронштейна, который, несмотря на репутацию вроде бы не глупого человека, оказался столь же легковерным, как и многомиллионная армия его менее образованных сограждан.

Не знаю, сколько осталось жить, но в одном уверен: больше меня никто не обманет. Даже моя правая рука, которая, когда ложусь спать, подпирает одну щеку, а когда встаю - совсем другую.

Теперь не верю никому - ни телевизору, ни холодильнику, а уж про политиков - и речи нет! А вы, друзья, поддерживавшие, как и я, Зеленского, как переносите нынешнее безвременье?

Виталий БРОНШТЕЙН

Херсонцы в твиттере