Виталий Бронштейн

Общественный деятель и педагог, заслуженный работник образования Украины.

Мудрый херсонец знает: Закон, что дышло - у Гаранта всё вышло

В мире много забавных вещей, но еще больше необъяснимых, особенно с позиций здравого смысла. Остановлюсь лишь на том, что понять трезвым умом невозможно: назначении нового генерального прокурора.

Казалось бы, что нам за дело, кого предложит на этот пост пан президент – жираф большой, ему видней! Огласил бы кандидатуру какого-нибудь Тютькина, с хорошей репутацией и не замаранной биографией, соответствующего положениям, прописанным в Законе, и – флаг ему в руки, хай наводыть порядок в своих авгиевых конюшнях.

Увы, выдвинутый президентом кандидат оказался без специального юридического образования, необходимого для занятия такой должности. Для Европы, где любое дело, прежде всего, характеризуется с точки зрения соблюдения законности, такое недопустимо. Только не для нас.

Между тем, на некоторых постах наличие соответствующего образования – вовсе не мелочь, которой стоит пренебрегать. Не каждый согласится, чтобы ему вырывал гланды портной широкого профиля или стоматолог – узкого, зато вместе с зубами.

В правоохранительном прошлом Юрия Луценко такие грабли уже не раз ставили под угрозу соблюдение законности. Будучи министром МВД, он повадился вызывать на допросы подследственных по телевизору. Такое себе украинское ноу-хау: и повестку писать не надо, и без посыльного можно обойтись.

После подобных «телеприглашений» генерал МВД Алексей Пукач смылся в глухое село под чужим именем, а бывшие глава МВД Юрий Кравченко и министр транспорта и связи Григорий Кирпа - и того хуже: застрелились (по официальной версии следствия). Конечно, протрезвевший от такого оборота дел Юрий Витальевич был вынужден самокритично признать, что «практику публичных приглашений следует прекратить, хотя она и давала нужный результат».

Что это еще за «нужный результат»?! Подозрительные «самоубийства», или всенародная радость от того, какой у нас грозный министр МВД? В общем, при всей словоохотливости и несомненном ораторском мастерстве пана Луценко, вряд ли стоило «продавливать» через парламент закон, позволяющий человеку без необходимого диплома вновь занимать должности, связанные с жизнью и безопасностью людей.

И это даже без других забавных эпизодов, связанных с его личностью, как-то: просьбой к закадычным друзьям забыть номер его телефона (что совершенно правильно, если бы не делалось напоказ, в расчете, очевидно, на таких глупцов, как автор этих строк); инцидента в аэропорту Франкфурта-на-Майне, когда не совсем трезвый министр европейской державы, клянчащей деньги по всему свету, бойко размахивал кулаками, к ужасу законопослушных немцев; или «дружеской» беседы с гаишником, на свою беду не распознавшим в водителе остановленной машины своего сюзерена.

Всё это перечислять не стоит, а вот разобрать несколько фраз, прозвучавших в день назначения нашего героя генпрокурором и носящих знаковый характер, наверное, не помешает. Так, в первом ряду несуразностей для меня – странные откровения президента.

Уговаривая депутатов изменить закон под озвученную креатуру, он сказал (дословно): «Юрий Витальевич Луценко имеет больше морального права требовать справедливости. Он за свои убеждения пошел на эшафот в то время, как некоторые народные депутаты очень эффективно сотрудничали с предыдущей властью».

Конечно, слово «эшафот» здесь прозвучало грозно, но не надо обманываться: это всего лишь метафора. Ведь после настоящих эшафотов идут не в прокуроры, а отправляются совсем в другие места, где тихо, спокойно и не до должностей или политики.

А вот упрек в адрес адептов прошлой власти, находящихся в парламентском зале, заставил меня не на шутку задуматься: как мог - в здравом уме и полном сознании - сказать такое человек, сам не только «эффективно сотрудничавший с предыдущей властью», но и делавший это на уровне высшего дивизиона народовластия?!

В зале красовались адресованные высокому гостю транспаранты: «Не посадили ни одного своего друга, зато назначаете кума генеральным прокурором!». К слову сказать, упреки того же Олега Ляшко, что на должность генпрокурора президент назначает уже своего третьего кума, не разобравшись по сути с двумя предыдущими, предвзяты и несправедливы. Чьих же еще кумовей ему ставить, чужих, что ли?!

При выступлении лидера нации, один немолодой депутат из пропрезидентского блока так сосредоточенно жевал жвачку, что я уже стал бояться, что он ненароком вывернет себе скулы. Слава Богу, обошлось. Одобрительные аплодисменты на фоне громких выкриков: «Ганьба!», подчеркивали всю фантасмагоричность происходящего.

В девятиминутной промове Гаранта несколько раз звучали занятные нотки. Типа заявления, что борьба с коррупцией в органах генпрокуратуры впредь будет проходить «без той профанации, которую пытались организовать отдельные политиканы, одетые в прокурорские мундиры».

Благая весть вызвала среди нардепов столь радостное оживление, что некоторые сгоряча стали звонить дружкам – киваловым, трухановым и прочим мончаренкам - поздравлять панамских патриотов с грядущей эвакуацией грузинской команды реформаторов.

Жаль, конечно, что после бриллиантовых прокуроров оказалось, что мы имели дело с профанацией... Во, коварные грузины! Таким не место в новой прогрессивной прокуратуре и вообще, в стране, не на жизнь, а на смерть, сражающейся с коррупцией.

Отметим еще один интересный месседж президента, охотно подхваченный новым генпрокурором.

Гарант утверждал, что «в генеральной прокуратуре нужен тяжеловес. Который не будет руководствоваться местью, не будет руководствоваться желанием расправиться с кем-то».

Эта готовность «не руководствоваться местью», очевидно, была услышана всеми, для кого она предназначалась. Иначе олигархи и их приближенные не ринулись бы сломя голову голосовать за поправку к закону. Новый генпрокурор стал для них безопасен – вот цена, заплаченная обществом за назначение креатуры президента.

Между тем, это серьезная проблема: почему так «немстительны» наши керманычи, даже вкусившие тюремных «прелестей»? Ведь нормальные люди, пострадавшие от несправедливостей, обязательно наказывают своих обидчиков, особенно преступников, разворовавших страну. Именно этого общество ожидало от Тимошенко и Луценко.

И знаете, почему они оказались такими «немстительными»? Могу ответить. Мой сосед, большой специалист по части пенитенциарной системы, на теле которого нет места от наколок, говорит, что «важно, не сколько сидеть, а как сидеть!», и я ему верю.

Потому что наши политики сидят не так, как все остальные. Вспомните апартаменты Тимошенко, которым вряд ли сильно уступала камера Луценко, или условия содержания в России народной героини Савченко. Да, это ограничение воли. Но про многое другое, связанное с бытом знатных сидельцев, нищий люд нашего времени может только мечтать.

В прессе появились сообщения, что назначение нового генпрокурора было бы невозможно без поддержки фракции «Видродження», которую связывают с олигархом Коломойским.

По слухам, он прилетал из Женевы, чтобы обсудить этот вопрос с высшим руководством. Депутат от «Блока Петра Порошенко» Сергей Лещенко сформулировал эту ситуацию с изумительной точностью: «Каково это — быть генпрокурором, назначенным голосами олигархов? Быть генпрокурором, когда за тебя голосуют те, кто три года назад в кулуарах, в прессе, в парламенте рассказывали, какой ты преступник? Быть генпрокурором, когда ты должен начать посадки тех, кто за тебя голосовал?». Не знаю, как мой читатель, а я не берусь отвечать на такой вопрос.

В завершение парочка реплик. Журналист Юрий Бутусов охарактеризовал скандальное назначение так: "Порошенко может назначить на самостоятельную должность или того, кто ему обязан всем, или того, кому он обязан всем". Точка.

Экс-прокуратор Ренат Кузьмин, классно лабавший «Мурку» на приеме «Честь имею!» у аккордеониста Яна Табачника, из своего изгнаннического далека тоже не преминул легонько подвякнуть: «При Порошенко генпрокурор всегда будет выполнять роль швейцара в Администрации президента».

И, наконец, коронная фраза дня, сказанная новым генпрокурором во время первого интервью, про то, что если Леонардо да Винчи свою прекрасную Джоконду, с дивными глазами и загадочной улыбкой, рисовал целых 12 лет, то у него нет и года, чтобы показать необходимый результат.

Меня не смущает, что где-то в глубинах подсознания сын бывшего первого секретаря Ровенского обкома КПСС сравнивает себя с великим изобретателем и художником эпохи Возрождения. На то они и сыновья – что должны превосходить своих родителей!

Мне бы только хотелось, чтобы за поставленный перед собой небольшой срок новый генпрокурор сумел хотя бы открыть глаза у Прокуратуры, сделать ее зрячей и снять всю загадочность с деятельности этого органа.

Виталий БРОНШТЕЙН

© 2020 Інформаційне агентство "Херсонці". Всі права захищені.
Використання матеріалів ІА "Херсонці" може здійснюватись лише при наявності "активного гіперпосилання" на "Херсонці", а також на сам матеріал.
Редакція може не поділяти думку авторів і не несе відповідальність за достовірність інформації.
email: kherson.inform@ukr.net, контакти, архів