Исповедь «проститутки» у стен ХГУ

Исповедь «проститутки» у стен ХГУ
А кто-то из вас, уважаемые херсонцы, задумывался, почему проституция считается самой древней профессией на Земле? Ответ вас удивит. Ну, как минимум, предлагаемая интерпретация...

Древнейшая она потому, что именно ею занимается подавляющее большинство граждан, с незапамятных времен. Да, да, не удивляйтесь. Все мы когда-то, чем-то да торгуем...

И если «жрицы любви» (не случайно нас называют еще и так) продают исключительно свое тело для удовлетворения чьих-то плотских утех, то другая часть граждан продает свою душу.

И если «Общество» с готовностью и несказанным удовольствием порицает нас, тех, которые невероятно тяжелыми физическим трудом зарабатывают на жизнь не только для себя, но и для своей семьи. Что касается тех, кто торгует душами (а делают они это так же не ради удовольствия, а для получения благ), то их, «Общество», не только не порицает, а наоборот поддерживает.

Кто-то, когда-то пользовался услугами проституток и не стесняется об этом говорить. Кто, наоборот, будучи публичным «пуританином», об этом отчаянно мечтает (где-то глубоко в душе). Почему? Желание – обладать тем, что недоступно: женщина, профессия, деньги, а кому-то и вовсе – положение в «Обществе». И вот ради того, чтобы сбылось заветное желание, такие «мечтатели» продают не только тело, но и душу.

Я на панели не удовольствие получаю. Я там не потому, что мне захотелось плотских утех. У меня там каторжный труд. Не верите. А вы представьте себе, что вам нужно не только раздеться перед посторонним человеком, не просто впустить его в свое тело, но и при этом стерпеть физическое и моральное отвращение. Вы не найдете ни одной женщины, выходящей на поиски клиента, которая делает это ради удовольствия.

И поэтому когда нас, таких женщин, «Общество» порицает, то лично у меня всегда возникает вопрос: за что? Ради чего «Общество» это делает? Мы работаем ради того, чтобы кто-то получил удовольствие, удовлетворение. Не буду тут и сейчас говорить о том, почему мужчины ищут секс-утехи на стороне. Кто в этом виноват, и что не сделали их жены для того, чтобы удержать мужа.

Заметьте, не я иду к мужчине, это он приходит ко мне. Я только даю то, чего ему не хватает: внимания, ласки, заботы, сексуального удовольствия. Да, это не настоящее, да это суррогат, но раз мужчина этого хочет, значит, есть тому причина.

Что же касается другого вида проституции – моральной, которой заражены десятки, если не сотни тысяч мужчин и женщин, то ответа на вопрос почему ею занимается такое количество людей, «Общество» не только не нашло, но и искать не хочет.

Наверное, любая нация стала бы чище и светлее, если бы нашла причину, почему взрослые мужчины и женщины занимаются моральной проституцией и насилием. Осознанно, целенаправленно.

Ради чего? Ради выгоды. Ради достижения цели. Воплощения задуманного... Моральной проституцией занимаются в любом возрасте, в любой профессии, при любых званиях и должностях.

Кто-то «удовлетворяет» издевательства школьного учителя – ради хорошей оценки в аттестате. Кто-то преподавателя в университете – ради стипендии, диплома. Кто-то «прогибается» перед начальником – ради должности. Кто-то готов «отдаться» министру, Премьеру – ради престижного, доходного места. Моральной проституцией занимаются на всех уровнях «Общества». Конечно же, есть и те, кто с удовольствием приобретает такие услуги.

Интересно, а выяснит когда-нибудь «Общество», кто больше виноват: тот, кто «продает» или тот, кто «покупает»? Спрос – рождает предложение.

Бывают и другие отношения и «Общество» это хорошо знает – «по принуждению». Мужчина добивается полового контакта с женщиной. Первый – ласками и уговорами. Второй – «конфетно-букетными» романтическими изысками. Третий – шантажом. Четвертый – подкупом (дорогие подарки, привилегии). Пятый – насилием (самый страшный, самый безобразный, но и самый простой способ).

Если за физическое насилие «Общество» предусмотрело различного рода наказания, вплоть до лишения свободы. То за насилие моральное у «Общества» нет не то что уголовного, но даже и морального наказания. В Криминальном кодексе есть статья «доведение до самоубийства», но нет, ни слова, о моральном насилии. А оно бывает более страшным, с большими последствиями, чем любое физическое вторжение в тело.

Моральным насилием страдает подавляющая часть руководителей. Они «давят» тех, кто им подчинен. От тех, кто зависим, требуют покорности, повиновения. Моральное насилие не только почти невозможно доказать, но, что самое страшное, от него невозможно скрыться.

Моральная проституция, когда ради достижения определенных выгод человек торгует собой, приводит подчас к сложным психическим изменениям.

В «Обществе», существует и вполне приемлемый им вид продажности – добровольный, на который идут, если не с удовольствием, то точно уж не с отвращением. Важен результат. Ну и что, что «добровольность» подразумевает – «продажность». Ну и что, что в его результате кто-то получает боль. Главное – достичь цели, а ради этого все способы хороши.

Именно моральной проституцией и насилием в последнее время занимается часть «Общества» в стенах Херсонского государственного университета.

После того, как три года назад, по стечению трагических обстоятельств, освободилось кресло ректора, в университете стали расцветать как моральная проституция, так и моральное насилие.

Два года, пока в университете был «временный» ректор, все понимали, что рано или поздно, но «война» за кресло станет настоящей. Если полгода назад она носила хоть внешне «цивилизованный» характер, то в последние два месяца – методы стали откровенно «грязными».

Уже давно ни для кого не секрет, что в университете существует как минимум четыре группы людей, которые ведут борьбу с «оппонентами». Одни это делают «красиво» и «цивилизованно». Другие ни шатко, ни валко. Третьих почти не слышно и не видно. Зато уж четвертые, развернулись! Используют все методы: шантаж, запугивание, подкупы, интриги, обливание грязью, сведение счетов...

В ход идет все! Даже настоящие погоны военных. Для победы над «врагом» все средства хороши! Что с них взять – моральные уроды. Это их метод действия – моральное насилие.

Раздавая направо и налево обвинения, эта часть «Общества», в состав которой входят «публично уважаемые люди», действует в соответствии со стандартами своих извращений. Почему «публично уважаемые»? Да потому, что этого требует политес. Как можно, уважая себя, подойти к профессору и сказать ему, что он быдло, хотя бы потому, что позволяет себе ходить по коридорам факультета и орать на студентов?

Такой «проффессор» не стесняясь, может обратиться к студентке: «Посмотри, на кого ты похожа, проститутка!». Вы может такого человека назвать «уважаемым»? Быдло должно называться быдлом уже потому, что оно таким есть. Но, как воспитанный человек Вы не можете себе этого позволить.

А он может. Хамство и моральное унижение, это его ЭГО. Он этим живет. Только быдло может себе позволить унижать Человека. Только быдло понимая и зная, что передним зависимые люди, которые не могут ему ответить, может позволить себе такое поведение.

Как можно относиться к женщине-преподавателю, занимающей достаточно солидное положение, и которая может себе позволить часто менять наряды, которая морально унижает студенток заявлениями: «следует чаще переодеваться» или «сельскому контингенту следует сидеть закрывши рот».

О! А слышали б вы, какие сладкоголосые речи лил другой «уважаемый» человек два года назад снятому недавно ректору. Какие это были «трели»! Сколько сладострастия, подобострастия, патоки и просто елея было в его словах. Казалось, еще немного и он прогнется, встанет в позу «прачки» и предложит сам себя... Мерзко!

Прошло два года. Ситуация изменилась. Или взгляды разошлись, или неудовлетворенность заела, или кто другой чего больше посулил... Но, с таким же «уважением» бывший сторонник, встал на другую сторону, и начал также заискивать с «оппонентом».

Как, уважаемое «Общество», ты назовешь такой поступок? Можно «предательство», а можно и проще – «проституция». Его внутренний мирок кричит: «Я готов отдаться! Только дайте мне взамен...» (и далее список пунктов по полной программе). Так и хочется спросить: когда «уважаемый» Вы были более продажным 2 года назад или сейчас?

Как можно назвать «уважаемым» другого «проффессора» которая не умеет грамотно говорить? Которая с неимоверными потугами, пытается построить в логический ряд три простых предложения, используя при этом многозначительное «э-э-э-э...». Если сложить все «э-э-э-э...» воедино, то на минуту текста придется три минут «э-э-э-э...». Речью назвать это нельзя, это именно текст. О таких как она, говорят не иначе как: «Генератор случайных слов!».

Есть в этой компании и просто «сопливые» мальчики, у которых в голове исключительно нули... на денежных знаках. О каких моральных принципах этих юнцов может идти речь, если они готовы с потрохами продаться любому, кто посулит чуть больше. А при случае не дорого продадут, какие угодно идеалы.

Эти «мальчики» готовы торговать всем - даже памятью. Это у них хорошо получается. Что такое идеалы и моральность? Они не знают. Они просто торговцы. То, в чем они клялись не так давно – забыто. То, что восхвалялось как идеал – растоптано и зарыто в могилу, вместе с ушедшими.

Есть еще одна категория: «любимая болонка короля». Это те, которые готовы сегодня и всегда – унижать тех, кто ниже по рангу или положению, и прогибаться перед теми, кто хоть на волосок выше в табели о рангах.

Если «быдло» и «дураки» беззастенчивы в своей быдлости и дурости, то это понятно – у них на большее ума нет. Если «моральные проститутки» и «сопливые мальчики» готовы торговать как телом, так и душой, то и это понятно – все, что есть продать готовы. Но, и первая, и вторая группы точно знают, ради чего они это делают: сегодня я отдался – завтра буду унижать и подавлять других.

А вот категория «болонка» страшна тем, что она люто ненавидит и первых, и вторых. Она ненавидит и тех, кто унижает, и тех, кто унижается. При этом, готова «отдаться» и одним, и другим. «Болонки» льстят, лебезят, лицемерят, облизывают. Но, не дай вам Бог отвернуться хоть на миг! Тут же получите удар в спину! Тут насилие будет использовано с равной силой, как и собственная моральная проституция – не задумываясь, с самозабвением и безоговорочно.

Вот такие они «публично уважаемы люди», уважаемое «Общество». Вот так они действуют. Вот так они чувствуют.

Вопрос к тебе, «Общество»: вправе ли ты после того, как мы поразмышляли о моральной проституции и насилии говорить о том, что женщины, которые честным трудом зарабатывают на жизнь, удовлетворяя плотские утехи отдельных твоих индивидуумов, должны быть осуждаемы?

Посмотри, «Общество»: в твоих рядах сплошь и рядом «публично уважаемые люди», которым порядочные люди руки не должны были бы подавать.

Ответь, «Общество»: почему же, зная все это, ты продолжаешь молчать, а если и говоришь, то исключительно метафорами и гиперболами?

Почему ты, «Общество», такое правильное не возьмешь, да и не скажешь подлецу, что он подлец; лицемеру, что он лицемер; а хаму, что он просто хам!

«Общество», может, ты чего-то, да боишься? Может тебя, кто-то морально, да насилует?

На фото: картина Яна Сандерса ван Хемессена «Блудный сын» (1536)
Брюссель, Королевский музей изящных искусств

© 2020 Інформаційне агентство "Херсонці". Всі права захищені.
Використання матеріалів ІА "Херсонці" може здійснюватись лише при наявності "активного гіперпосилання" на "Херсонці", а також на сам матеріал.
Редакція може не поділяти думку авторів і не несе відповідальність за достовірність інформації.
email: kherson.inform@ukr.net, контакти, архів