Ко Дню чествования участников боевых действий на территории других государств

Ко Дню чествования участников боевых действий на территории других государств
15 февраля - особая дата для всех украинцев. Ежегодно, в этот день мы чествуем воинов-интернационалистов и вспоминаем тех, кто не вернулся с войны.

Свыше двух сотен участников войны в Афганистане проживают в Каховке и Каховском районе. Точную численность назвать трудно, так как есть среди них те, кто напрочь вычеркнул со своей памяти годы службы в ДРА и не хочет ворошить прошлое. А сколько их уже ушло преждевременно из жизни из-за перенесенных болезней, ранений и других тягостных последствий войны, которые назвали «афганским синдромом». И все-таки большинство их нашло силы не только вернуться к нормальной мирной жизни, но и поднять знамя боевого афганского братства, чтобы, превозмогая душевную боль, почтить память погибших товарищей и нести подрастающему поколению правду о войне и мире, о солдатской доблести и боевой дружбе, поддержать друг друга в трудную минуту.

Из их числа – и каховчанин Валерий Ухтеев. Сегодня он работает водителем: наконец-то исполнилась его давнишняя, с юных лет, мечта. Эту профессию он освоил еще до армии, по направлению от военкомата, но в «учебке», в Ашхабаде, пришлось переучиваться на зенитчика. И службу проходил на зенитной батарее.

- Наш гарнизон находился у города Пули-Хумри, в «Долине Смерти»: она получила такое название после того, как в свое время, в прошлом, от болезней умерли - все до одного - находившиеся там британские солдаты. Через эту долину проходила «дорога жизни» - с Хайратона в Кабул. Идеальная по качеству автомагистраль, построенная советскими специалистами, с вырубленным в горах туннелем длиною в 2,8 километра. Наша задача была – охранять эту дорогу и сопровождать колонны с грузом. Кстати, Советский Союз много чего построил в Афганистане. В Пули-Хумри, например, - ГЭС и цементный завод.

- Валерий, какое твое восприятие афганских событий тогда и теперь, 30 лет спустя?
- Я был направлен в Афганистан весной 1984 года. Нам говорили: «Вы защищаете южные рубежи нашей Родины». И в этом никто не сомневался, как и в том, что идем на войну. А сейчас... Трудно ответить на этот вопрос... В Афгане полегли 15 тысяч пацанов и, выходит, напрасно. Больно за них и обидно. А сколько их умерло после, от ран, болезней и других последствий войны, именуемых «афганским синдромом».

- Что для тебя значит это понятие?
- Это сильнейшее нервное потрясение. По возвращении домой меня еще 10 лет то мучила бессонница, то преследовали ночные кошмары. Все это сопровождалось нервными срывами по малейшему поводу, трудно было сохранить самообладание. Потом все как-то само собой улеглось, успокоилось. Я благодарен за понимание и терпение моей жене Лидии, мы вместе вырастили, я так считаю, прекрасних детей – сына Евгения и дочь Татьяну. Им об Афгане я не рассказывал ничего, не хотел травмировать юные души, на все их вопросы был один ответ: «Вам этого знать не надо».

- Я знаю, что ты у мамы был единственный сын. Ей сразу сообщил о месте службы?
- Когда нас привезли в «учебку», командир сразу сказал: «Можете писать домой, что отправляетесь в Афганистан». Нас даже ругали, если кто-то долго не писал родным. Свое первое письмо я отправил маме через месяц, и было оно коротким: «Вот и мой черед настал идти в Афган. Но ты не волнуйся, все будет хорошо». Да и чего скрывать? Здесь я встретился с Сашей Охременко, служили с ним рука об руку, а наши родители работали вместе, на заводе ЭСО, общались между собой, перечитывали наши письма. Когда он демобилизировался, я им передал маме афганский платок, - такая была у нас нерушимая традиция. Кстати, через полчаса после того, как вертушка с «дембелями» под-нялась в воздух, начался массированный обстрел...

- А вообще, чем больше всего запомнился Афган?
- Арбузами и дынями, такими сладкими и вкусными! Таких нигде больше нет. Изнуряющей жарой под 60 градусов в тени. А вообще мы словно попали в ХIII век - и по мусульманскому календарю, и по жизненному укладу. О нашей главной местной «достопримечательности» даже ходила поговорка: «Если хочешь быть в пыли, поезжай в Пули-Хумри».

- Ты не из тех, кто любит вспоминать о войне. Но и забыть, наверне, невозможно?
- А как может быть иначе? Ведь там прошли наши самые лучшие годы! Да и армейская дружба – особая дружба. Что ни говори, а в те времена мы были намного дружнее. До сих пор поддерживаем связи – по телефону, через интернет. У меня даже на моем мобильном - не обычный звонок, а фрагмент любимой песни: «Салам, бача, ну вот мы встретились с тобой...».
Хотя это и тревожит душу, но рука поневоле тянется к компьютеру, чтобы снова и снова посмотреть видео и фото однополчан, старые и новые записи. И даже есть желание посетить места, где служил, - и не только у меня одного.

- Потому и пришел в организацию воинов-интернационалистов?
- Я давно к этому стремился. И благодарен Александру Назаруку, что несколько лет назад он сумел нас сплотить, собрав воедино и афганцев, и «дедов» - участников других войн за границами СССР. Он поднял организацию воинов–интернационалистов, которая прошла долгий и трудный путь становлення, на высокий уровень.

- Что считаешь вашим главным достижением?
- Памятник погибшим воинам-афганцам в Каховке, у «Вечного огня». Таких по Украине единицы. В его изготовление вложили не только деньги и материалы, но и душу. Это достойная дань памяти нашим товарищам. Один из них, Саша Гатыло из Тавричанки, – мой однополчанин. С ним меня познакомил его односельчанин Анатолий Зуенок. К сожалению, та наша первая встреча была и последней. Но своим святым долгом считаю каждый год на День Победы проведать матерей тех ребят, которые не вернулись домой. И я рад, что меня поддерживают в этом наши воины-афганцы, которые взяли над мамами шефство, оказывают им посильную поддержку и помощь. По нашей инициативе для них учреждена ежемесячная пенсия райгосадминистрации в размере 250 гривен. Окружили заботой Марию Пантелеймоновну Кусайко, похоронившую троих сыновей, в прошлом году, например, помогли ей сделать ремонт.

А главное - мы вместе и готовы поддержать друг друга в трудную минуту, а не замыкаемся в кругу своих проблем и переживаний. Как в свое время пел Б.Окуджава: «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть по одиночке». Что мы и делаем.

Беседовал Вячеслав ЖИЛЕНКО//Каховские Новости

На фото: Валерий Ухтеев с однополчанами Александром Охременко (служил в разведроте), Виктором Мельниковым (в автороте), Юрием Ватричем (мотострелок) и Ниной Васильевной, мамой погибшего воина-афганца Александра Гатыло

© 2020 Інформаційне агентство "Херсонці". Всі права захищені.
Використання матеріалів ІА "Херсонці" може здійснюватись лише при наявності "активного гіперпосилання" на "Херсонці", а також на сам матеріал.
Редакція може не поділяти думку авторів і не несе відповідальність за достовірність інформації.
email: kherson.inform@ukr.net, контакти, архів