О чем Сергей Хлань рассказал «Постфактум»

На прошлой неделе в херсонских СМИ началась травля известного в области общественного деятеля Сергея Хланя.

Корреспонденту «Газеты Постфактум» удалось пообщаться с «пострадавшим» от такой активности херсонских журналистов и из первых уст узнать все подробности. О заказчиках «черного» пиара, предстоящих выборах, своих оппонентах и Майдане далее в нашем интервью:

- Сергей, сейчас в СМИ против Вас развернули информационную войну. Как думаете с чем это связано и кто заказчик такого «черного» пиара?

- По той информации, которая есть у меня, то заказчик всего этого как раз есть иностранный гражданин Карл Стурен, почетный консул, учредитель компании «Чумак».

- А зачем ему это нужно?

- Знаете, рассматриваются разные версии. Первая версия это то, что он боится потерять свое влияние над Каховским районом, над Херсонской областью, потому что те люди, которые дружат с «креслом», а не с людьми, которые сидят в этом кресле, им ведь все равно кто сидит в кресле – Костяк, или Одарченко, или еще кто-то третий будет сидеть, они привыкли всегда договариваться. Им все равно кто эта власть и как эта власть настроена, им просто нужно решать свои интересы.

Это люди с огромными деньгами, потому что они всегда имеют доступ к бюджету, так как все их программы направлены как раз на то, чтобы вытянуть деньги из бюджета. На сегодняшний день на кону стоят огромные деньги. Это тот вопрос, который поднимался еще при губернаторе Костяке и премьер-министре Азарове. Это приватизация мелиоративной системы. Но тогда, так называемая, «Деловая Каховщина» (прим. общественная организация), которой негласно руководит Карл Стурен, затихла по этому поводу, потому что сам Азаров заинтересовался этим проектом.

И только смена власти не дала возможности Азарову реализовать приватизацию магистрального канала и всей оросительной системы Каховщины. Но, эти ребята после смены власти очень быстро нашли выходы на губернатора Одарченко. Они его даже пригласили в Каховский район, пригласили туда также, так называемую, Ассоциацию фермеров, в которую входят только те люди, которые подконтрольны им.

Сделали такую картинку, что если они сейчас не помогут магистральному каналу и оросительной системе, то оросительная система завтра остановится, потому что только они могут спасти ее на условиях частно-государственного партнерства. Но мы то все знаем, как это происходит. Сегодня меняются насосы и делается косметический ремонт, а завтра говорится, что мы вложили туда огромные деньги и на сегодняшний день нужно уже увеличивать пакет акций, который должен быть у нас.

И таким образом получают фактически контроль над оросительной системой. А что такое контроль над оросительной системой? Фактически это тотальный контроль над Каховщиной и практически над половиной Херсонской области. Это влияние на фермеров - «тебе воду не дам, а тебе дам», это влияние на пайщиков. От них уже будет зависеть арендная плата. Не от здоровой конкуренции фермеров, а сугубо от их желания. Вот люди боятся это упустить.

Я же открыто, с первых дней заявляю о невозможности приватизации, потому что все те проблемы, которые озвучиваются, они надуманные. Цена на воду это не цена на хлеб, которая регулируется государством. Она всегда рентабельная, она всегда делается из экономических расчетов и убыточной никогда не была. Куда деваются эти деньги?

Этот вопрос как раз нужно задать руководителям, тому же Ващенко (прим. директор Каховского магистрального канала), который тоже участвует в этом процессе. Он тоже на сегодняшний день заявляет, что да, действительно, надо частный капитал. Не нужен там частный капитал. Если не получается справляться, то нужен другой эффективный государственный менеджер и только при государственном менеджменте можно говорить о каких-то равноправных условиях для фермеров.

- Была ли попытка со стороны Карла Стурена как-то договориться с Вами, чтоб Вы так сказать, не мешали?

- Со мной невозможно договориться. Поэтому, зная мою позицию, со мной никто и не пытался договориться. Если бы они пришли со мной договариваться, то я бы это выложил на следующий же день в прессе. Поэтому они называют меня неадекватным, диким даже на их лексиконе, потому что знают – договариваться со мной невозможно. Вот, собственно говоря, поэтому они и устроили эту пиар-кампанию против меня.

- А каковы истинные причины Вашего выхода из членов Каховского исполкома?

- Я не вижу в нем смысла. Какой смысл? Что решает Каховский исполком? Он фактически проводит такой, знаете, общественный «одобрямс» тем решениям, которые выносятся на исполком. Когда, например, выносится решение об экономических показателях города Каховки, что у нас уровень безработицы 1,5 %, то это смешно. Я им говорю, если это так, то давайте выгляним в окно. Там на улице не должно быть ни одного человека, потому что все должны на работе быть. Я не могу голосовать за абсурдные решения, мне не нужна важность, знаете, такой элитарный клуб, где собираются люди и демонстрируют свою важность друг перед другом. Мне такой клуб не нужен.

Вы спросите почему я там 2 года был и вышел только сейчас? А я скажу, что Карасевич (прим. мэр Каховки) пытался меня упрекнуть, что я не ходил туда. Я и не скрываю, что не ходил. После первого года, когда я туда отходил регулярно и увидел, что мы ничего не решаем, никаких ключевых решений не принимаем, то понял, что просто нужна реформа местного самоуправления. Депутаты должны решать ключевые вопросы, все остальные технические вопросы решаются в кабинетах замов, профильных комитетах. А от нас ноль, это бессмысленный орган. Я не скрываю, что перестал туда ходить, а сейчас мой выход – это просто логическое завершение.

- Что произошло на парламентских выборах в 2012 году? Как вы проиграли Опанащенко и считаете ли Вы его победу чистой?

- Конечно, я не считаю его победу чистой. В 2012 году вся административная вертикаль работала на Опанащено. В некоторых районах почтальоны разнося пенсию говорили, что если завтра вы проголосуете против Опанащенко, то следующей пенсии не ждите. Это заявлялось открыто. Сейчас на президентских выборах мы работали с членами комиссий, которые рассказывали, как просто перекладывали мои бюллетени. Знаете, за всю историю выборов ни один член комиссии за все фальсификации, которые были не понес ответственность. У нас ответственность есть, но она чисто декларативная, а реальной ответственности нет, и все понимают свою безнаказанность.

Моя ошибка была еще в том, что я поверил Королевской. Хотя, когда я с ней встречался, то она меня убеждала, что никаких предательств не будет. А когда она после выборов пошла работать в Кабмин Азарова, так я на следующий день вышел из партии. Хотя мне предлагали должности в Пенсионном фонде, причем, ключевые должности. Но, все же, я не согласился. Хотя мой бизнес и был растерзан Партией регионов, но я не пошел ни на должности, ни на зарплату.

- Чем Вы занимались после выборов в 2012?

- После того, как у меня все отобрали, у меня осталось небольшое фермерское хозяйство, там порядка 1100 га земли, чем я и занимаюсь на сегодняшний день. Также я занимаюсь оптовой торговлей зерном. Это то, что я умею, то, что делал и то, что осталось в моих возможностях, не имея элеватора, и той финансовой мощи и потенциала, который был раньше.

- А какие у Вас отношения с сотрудниками «Судносервиса», директором которого вы были ранее? Сейчас Ваши бывшие работники активно дают в СМИ интервью, рассказывая о том, как Вы им не платили зарплату и заставляли вступать в Партию регионов.

- Эта история с невыплатой заработной платы впервые появилась еще в 2012 году. Ее использовала та же Партия регионов против меня. Вы знаете, у меня язык не поворачивается назвать их сотрудниками. Это просто две «куклы», которых дергает за веревочки как раз тот самый гражданин иностранного государства и они поют под его дудку. Эти люди пытались меня немножечко обворовать, но у них ничего не получилось. На сегодняшний день против них возбуждено уголовное дело и даже доказана их вина, но Карл Стурен как раз придерживает уголовное дело по их производству.

Поэтому эти люди сейчас активно сотрудничают со Стуреном, чтобы не было движения по этому делу. Что касается моих сотрудников, то весь коллектив зарплату получил. Уходя с должности директора «Судносервиса» я от каждого сотрудника получил расписку о том, что ко мне претензий нет и зарплата выплачена в полном объеме. Кроме вот этих двух «кукол» больше никто не выступает. Все это муссировалось еще в январе прошлого года. Тогда как раз Карл начинал работу против меня и тогда эти люди меня обвинили в том, что я не выплатил им заработную плату и что у меня есть конвертцентр, который финансирует Майдан. Тогда они обвиняли меня в том, что я финансирую Майдан.

А как я мог заставлять вступать кого-то в Партию регионов, если я никогда в Партию регионов не входил, если эта партия меня разорила? Нет никакой последовательности и логики. Вот и эта «черная» пиар-компания, которая началась против меня на прошлой неделе, сыграла не против меня, а с точностью наоборот. Как бы не подумали, что это я сам себе такой пиар заказал (смеется). Просто эти люди никогда не работали со СМИ, они всегда дружили с «креслами», это для них новшество.

- Планируете ли Вы принимать участие в предстоящих выборах и если да, то от каких политических сил?

- Я был доверенным лицом Петра Алексеевича Порошенко, как раз на нашем округе, я член политсовета партии «Солидарность» в Херсонской области и, по всей вероятности, я думаю, что партия меня выдвинет мажоритарным кандидатом.

- Как думаете, кто составит Вам конкуренцию и будет Вашим главным оппонентом?

- Я думаю Опанащенко.

- Сергей, Вы поддерживали Майдан?

- Я входил в ВО «Майдан». Мы в Каховке организовывали свой Майдан, мы вместе со всеми активистами собирали продукты, деньги, по очереди отправляли людей, каждый вносил свою лепту. Также мы распространяли газету, за которую нас вызывали в СБУ. Я приезжал в Херсон, меня знает Миколаенко, мы встречались с ним на Майдане. Я, кстати, очень хорошо отношусь к Миколаенко, несмотря на то что у нас несоюзные сейчас партии, но тем не менее это борцы Майдана и я с ними солидарен.

- А как вы относитесь к созданию добровольных батальонов территориальной обороны и готовы ли Вы выступать спонсором данных организаций?

- Знаете, мы ведем эту работу и сейчас, мы ведем эту работу с общественной организацией, мы занимаемся этим постоянно, помогаем, чем можем, покупали бронежилеты. Я не хочу вдаваться в это, мы помогаем, мы делаем это каждый день, но пиариться на этой теме я не хочу и не буду, я не Ляшко...

© 2020 Інформаційне агентство "Херсонці". Всі права захищені.
Використання матеріалів ІА "Херсонці" може здійснюватись лише при наявності "активного гіперпосилання" на "Херсонці", а також на сам матеріал.
Редакція може не поділяти думку авторів і не несе відповідальність за достовірність інформації.
email: kherson.inform@ukr.net, контакти, архів