Скандал вокруг центра СПИДа в Херсоне: как зарабатывают на больных

Скандал вокруг центра СПИДа в Херсоне: как зарабатывают на больных
В последнее время Херсонский областной центр профилактики и борьбы со СПИДом стал героем нескольких публикаций в СМИ. То его закрывают, то присоединяют, то пытаются защитить и даже спасти…

Те, кто отслеживает ситуацию в херсонской медицине, знают, дыма без огня не бывает и, если вокруг учреждения много шума, то ищи, кому выгодно.

Началось все с того, что в ходе оптимизации учреждений системы здравоохранения центр СПИДа планируется объединить с областной инфекционной больницей, как это происходит во многих областях Украины. И вот, когда процесс слияния двух учреждений был уже запущен, нашлись противники.

Мол, объединяя, мы нанесем удар по больным СПИДом и ВИЧ-инфицированным, которые стоят в центре на учете, получают медикаменты и другую помощь. В чем будет этот удар и почему лекарства, которые больные люди получают от государства, не дойдут до пациентов при новой структуре, особо никто не пояснял. Звучало только, что центр СПИДа объединять ни с кем нельзя и точка.

В этой ситуации сразу возникают подозрения: а все ли прозрачно и чисто в работе центра СПИДа, не является ли протест против объединения банальной попыткой сохранить доступ к кормушке? Чтобы найти ответы на эти вопросы открываем декларацию директора центра Натальи Рыженко за 2018 год. Она находится в открытом доступе.

Итак, госпожа Рыженко задекларировала за 2018 год корпоративные права и доходы на общую сумму 794,9 тыс. грн., из которых заработная плата по основному месту работы составляет лишь 201,6 тыс. грн. Остальная сумма - 593,8 тыс. грн. - гонорары и другие выплаты в соответствии гражданско-правовых сделок от общественных организаций, благотворительных фондов, государственных учреждений и других юридических лиц. То есть в рабочее время директор центра по договорам ГПХ просто зарабатывала деньги. Не ее учреждение, а именно она.

Более того, пользуясь тем, что она занимает должность директора и имеет доступ ко всей информации о больных и стоящих на учете людях, Рыженко сотрудничает с фармкомпанией, от которой получает почти 170 тыс. грн в 2018 году. Надо ли говорить о том, что фармацевтическая компания специализируется на изготовлении и реализации препаратов антиретровирусной терапии, которые назначаются больным ВИЧ-инфекцией?

Идем дальше. На чем еще зарабатывает центр СПИДа? Оказывается, все, кто хочет выехать на ПМЖ или на работу за границу, должны получить сертификат об отсутствии инфекционных болезней. Сертификат этот платный, хотя в перечне платных услуг, которые оказывает центр, выдача сертификата не значится.

Стоит такая справка от 120 до 180 грн. Куда идут деньги, никто не знает. Как и то, куда идут деньги за анализы, на которые регулярно направляют ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом пациентов. За что берут деньги, ведь реактивами центр СПИДа обеспечивает государство.

Что мы имеем в сухом остатке? Есть все основания полагать, что вся эта возня со «спасением» центра СПИДа ни что иное, как борьба за кормушку. Центр СПИДа очень не хочет наведения порядка в денежных поступлениях.

Татьяна САФОНОВА
© 2020 Інформаційне агентство "Херсонці". Всі права захищені.
Використання матеріалів ІА "Херсонці" може здійснюватись лише при наявності "активного гіперпосилання" на "Херсонці", а також на сам матеріал.
Редакція може не поділяти думку авторів і не несе відповідальність за достовірність інформації.
email: kherson.inform@ukr.net, контакти, архів