В период правления Мельпомены

ХХІ Международный театральный фестиваль «Мельпомена Таврии»

В двадцать первый раз в театральной жизни Украины состоялся Международный фестиваль «Мельпомена Таврии» – культурное и туристическое событие, не менее важное для приморского Херсона, чем «Славянский базар» для белорусского Витебска.

Фестиваль, проводимый Херсонским академическим музыкально-драматическим театром им. Миколы Кулеша при поддержке Украинского фонда культуры, объединил на основных сценах 38 спектаклей театральных коллективов из 12 стран мира – Беларуси, Польши, Израиля, Венгрии, Румынии, Азербайджана, Армении и др. Нашу страну на форуме представил Республиканский театр белорусской драматургии со спектаклем «Паляванне на сябе» по мотивам Александра Вампилова (режиссер – Стас Жирков, художник – Алена Игруша).

В рамках фестиваля состоялась сценическая читка пьесы белорусского драматурга Андрея Курейчика «Обиженные. Украина» из трилогии, куда помимо пьесы «Обиженные. Россия» (трагифарс по ней поставлен в Херсонском театре им. М. Кулеша Сергеем Павлюком год назад) войдет и пьеса «Обиженные. Беларусь».

Обратим внимание на разнообразные по жанру, стилю и форме сценические работы, представленные в репертуарной афише фестиваля.

Месхетинский (Ахалцихский) профессиональный драматический театр (Грузия) открыл фестиваль трагедией «Украденное счастье» Ивана Франко в постановке литовского режиссера Линаса-Мариуса Зайкаускаса.

Излишняя украинская этнографичность оказывается в грузинской транскрипции неестественной, а актерскую игру отличает наивная иллюстративность. Центральное место в сценографии занимают ворота из дерева, теплая текстура которого определяет цветовую гамму спектакля. Вся жизнь Анны, ее нелюбимого мужа Миколы и внезапно возвратившейся «первой любви» Михайло, которого считали убитым на войне, проходит за закрытыми широкими дверьми настоящего счастья, в прихожей жизни. Мистический мотив снегопада, ледяное сердце Миколы, разбитое Анной и Михайло отсылают зрителя к рождественским дням как времени действия спектакля. Сцена с танцами напрямую связана с моментами интимности – страстный танец у всех на виду замужней Анны с жандармом Михайло контрастирует с неумелыми и насильственными попытками Миколы станцевать с женой без музыки, как без любви и влечения (за три года совместной жизни у пары не появилось детей).

В том же ключе решена экспрессивная сцена, в которой Михайло топором (очевидный фаллический символ) изрубает изголовье брачного ложа в доме Миколы.

Анна, вопреки украинской театральной традиции воплощения этого образа, отнюдь не жертва обстоятельств – она достойна своего любовника, поочередно провоцируя обоих мужчин своей жизни на сильные, неуправляемые эмоции. Классическая украинская драма в режиссерской интерпретации становится историей насилия, где каждый из героев в разных обстоятельствах оказывается агрессором.

Спектакль Украинского малого драматического театра из г. Киева «Холодная мята» по рассказам Григория Тютюнника (режиссер – Анна Огий) показывает разные возрасты и стороны любви: первые влюбленность и предательство, неравный брак, зрелое чувство с пылкой ревностью и измену, прощенную во имя рождения ребенка.

Режиссер осознанно отказывается от современной актуализации литературного материала, близкого миру героев Василия Шукшина, которого Тютюнник в свое время переводил на украинский язык, но работает в обширном поле памяти и народного менталитета, выбирая творческий путь философского обобщения и раскрытия вечных жизненных тем. Постановка обладает выразительными чертами физического, визуально-метафорического театра, этномузыкальной драмы.

Интерес представляет работа с прозаическим текстом прошлого века как режиссера-инсценировщика, так и артистов, драматически обживающих его то от первого лица, то отстраненно, на разные голоса. В ряде историй возникают аллегорические персонажи – девушка в красном как образ судьбы, толкущей зерно в начищенной ступе, и мальчик, воплощающий «внутреннего ребенка» и ту романтичность, которую так сложно принять мужчинам в самих себе.

Луганский академический украинский музыкально-драматический театр сегодня работает в эвакуации, на сцене ДК города Северодонецка. На фестивале театр представил спектакль «Жаворонок» Жана Ануя о судьбе Жанны Д'Арк (режиссер – Владимир Московченко, художник – Ирина Лубская).

О событиях новейшей истории, развернувшихся в Украине после Революции Достоинства, режиссер принципиально не говорит языком документального театра, выбирая предельно иносказательную и весьма консервативную форму сценического существования – со сценографией в советских традициях 1970-х годов и введением безмолвного «человека от театра» как персонажа, движущего действие.

Контрапунктом звучит фраза: «Кому как не нам, людям Востока, знать, что такое война?» Жанна (артистка Татьяна Мерзлякова) воспринимается как не желающий взрослеть ребенок, и развития ее образа режиссер не предусматривает. Персонажи в целом лишены индивидуальности, как те куклы, которые в начале спектакля лежат у ног главной героини, а в финале будут сожжены на «игрушечных» кострах. Ретроспективные исторические костюмы героев приобретают в данном случае иллюзорно-буффонное звучание.

Скорее, спектакль следует рассматривать как целостную социально-культурную акцию – перед его началом неизменно представляется экспозиция, где в пробитый пулями лист железа вставлены фотографии украинок, воевавших в АТО – современных воплощений Жанны. На каждом зрительском кресле перед до начала спектакля оставляется маленькая вязанка хвороста, оформленная красной лентой, как сама возможность выбора участия в сожжении Орлеанской девы или отказа от него.

Муниципальный театр Малтепе (Турция) представил драму «Сумасшедший» по повести Николая Гоголя «Записки сумасшедшего» (режиссер – Кубилай Эрделикара) – восхитительный синтез азиатского традиционного и европейского модернистского театра. Наполненный русской классической музыкой, спектакль, играемый на турецком языке, приобретает звучание концерта для солиста с оркестром. Дневник Поприщина исполняется как драматический монолог с актерским ансамблем (в судьбе своего героя Гоголь предсказал финал собственной жизни). Это ансамбль персонифицированных голосов в голове Поприщина.

Маски, шинели и мундиры на решетке-заднике представляют собой галерею произвольных образов – случайных и однообразных в больном сознании героя. Ложе Поприщина становится царственными носилками и гробом. Мантия испанского короля – это красные ленты, нашитые титулярным советником на рукава своего повседневного пальто как отказ от серой действительности, мистериальное одеяние персонажей пекинской оперы и образ красного петуха, фигурирующий в гоголевском тексте.

Попав в желтый дом, Поприщин оказывается за сеткой – такой, которая устанавливается во время гражданских волнений. Когда он умирает, перегородки раздвигаются – смерть дает герою короткую свободу. Изобретателен неожиданный финал – люди-голоса рисуют на лице Поприщина такой же белый грим, как и у них. Его место оказывается среди призраков разума, за редкой сеткой-маревом цвета морской волны, а опустелое ложе занимает неизвестный, которого теперь будут также мучить голоса больного сознания.

Моноспектакль «Спереди и сзади» (режиссер – Станислав Надзиевский, художник – Магдалена Франчак) исполняет экспрессивный и смелый Матеуш Новак, актер польского театрального проекта «Т1А». В спектакле, вдохновленном докторской диссертацией Кароля Збышевского «Немцевич спереди и сзади», ІІІ раздел Речи Посполитой превращается в шутовской придворный театр Романовых. С тонким проникновением в женскую природу, артист играет Екатерину II, сошедшую с прижизненных европейских карикатур. Поднимая подол и перекидывая его через плечо, словно плащ кесаря, дама становится кавалером.

Под кринолином оказываются кеды, коротенькие розовые шорты и зеленые колготки – последний король Польши Станислав Август Понятовский предстает мальчишкой или, как называет его российская императрица, «королишкой».

Свободно существуя в эстетике барочной оперы и современных постановок хореографа Иржи Килиана, Матеуш Новак напоминает открыточных ангелов с «Сикстинской Мадонны» Рафаэля. Играя одновременно Екатерину и Понятовского на фоне политического балагана, социальной и сексуальной проституции, артист утверждает, что главным пособником оккупанта всегда выступает действующая власть.

Уверенно и справедливо звучит слоган XXI фестиваля «Мельпомена Таврии»: «Театр – искусство будущего».

Главный театральный фестиваль Украины из года в год становится свободным пространством для нового постижения классики, осмысления истории и современности, дешифровки метальных кодов, невероятного и гармоничного синтеза национальных культур.

Дмитрий Ермолович-Дащинский
магистр искусствоведения, театральный критик
(г. Минск, Республика Беларусь)

фото Денис Максимов