В селе на Херсонщине зреет бунт

Села на Херсонщине – это особое измерение жизни в нашем регионе. В последние годы в сельской местности наблюдается прогрессирующий упадок.Предтечи гибели сел следует искать как в прошлом, так и в настоящем.

В начале нынешнего столетия Украину захлестнула волна приватизации. Колхозы и совхозы начали распадаться: земли, техника, помещения хозяйств – всё это делилось между людьми. Селяне хоть и получили больше свободы, но вместе с тем были брошены на рожон.

Ведь жители сельской местности были банально не готовы к таким переменам: у них появилось имущество, но они не знали, как им распоряжаться. Вместе с тем, одни руководители (яркий пример - ГПОХ «Асканийское») сделали из села и хозяйства пример всем остальным по инфраструктуре, зарплате и технологии, оснащению.

Другие же руководители этих колхозов и совхозов, а также приближенные к ним, получили полный карт-бланш: распаевание хозяйств особо никем не контролировалось, а значит директоры «коллективных» и «советских» хозяйств, и их свита имели возможность делить имущество по-своему.

Точнее, не делить, а просто «отжать» тракторы, комбайны, земли, фермы, а простым людям отсыпать крошек со своего барского стола. В итоге это привело к тому, что в некоторых селах появился новый класс земельных магнатов, которые сконцентрировали власть в своих руках.

Простой народ, не успев задержать дыхание, погрузился в глубокую нищету: работы нет, а единственный источник дохода – земли, которые люди сдают в аренду этим же богачам – эксплуатируется худшими воспитанниками советского союза и криминальных «девяностых» арендаторами из числа экс-руководства хозяйств.

Такие руководители колхозов и совхозов стали единоличными правителями сел, потому как у них были и земли людей, и деньги. Председатели многих сельских советов, по сути, потеряли свои полномочия.

Должность сельского главы стала сугубо церемониальной, как пост Королевы Великобританиии: без земельных «олигархов» они не могли даже шагу ступить. В свою очередь, экс-директоры колхозов, ставшие местными царьками, к которым ходят на поклон как работники сельских советов, так и простые люди, прочно «прилипли» своими пятыми точками к креслам руководителей сел.

И когда после Майдана их попытались сдвинуть с насестов, потому как стало понятно, что селу, как и всей стране, нужны перемены, царьки начали «брыкаться»...

Преображенка – село в Чаплынском районе с населением порядка 1,5 тысячи человек, центр одноименного сельского совета. В своё время в этом селе вел свою деятельность колхоз имени Кирова, который был известен на весь район. Большинство людей работали в этом колхозе. Не сказать, что селяне купались в роскоши, но жили неплохо.

Но всё изменилось после злополучной «распаёвки» колхоза (т.е. дележа имущества). Тогда на авансцену вышел Николай Никитович Мартыновец – нынешний депутат Чаплынского районного совета, поменявший уже все партии, которые только существовали в Украине (от Комунистической, Социалистической до Партии Регионов и т.д.), экс-руководитель здешнего колхоза и герой нашего материала.

Фамилия Мартыновца неоднократно мелькала в средствах массовой информации Херсонщины. Этот «местный царек» умудрился неплохо нажиться на приватизации имущества колхоза, создав на его базе свое сельскохозяйственное предприятие – сельскохозяйственное ЧАО имени Кирова.

Новое хозяйство стало правопреемником колхоза, а сам Николай Никитович, будучи депутатом местного райсовета и имея серьезных покровителей в Чаплынке - фактическим руководителем села. В своих руках он держал все: власть, рабочие места, земли, имущество громады.

Дошло до того, что он завладел даже зданием сельского совета! Сейчас орган власти вынужден ютиться в сельском доме культуры! Но больше всего доставалось простым людям.

Жители Преображенки сдавали свои земли, полученные от распавшегося колхоза, в аренду Мартыновцу. Он обещал платить, но не платил, 4 тысячи гривен за один земельный пай (т.е участок). Выдавал "мусором": то ли из жадности, то ли из-за неумелого ведения хозяйства, которое не позволяло получать высокие урожаи и платить справедливую цену преображенцам. Жалкие деньги, согласитесь?

А людям их нужно было растягивать на целый год! Но Николай Никитович понимал: преображенцам некуда деваться, потому как у них нет альтернативы. В итоге, народ практически обнищал: работы у людей не было, а земля, которая должна их кормить, особого дохода не приносила.

Перемены начались в 2015 году. Все сельские головы до того времени были «ручными» для Мартыновца, бегали у него на побегушках. И тогдашняя власть думала только о том, как заработать себе и Николая Никитовичу на безбедную старость.

В позапрошлом году для Мартыновца все перевернулось с ног на голову: на местных выборах должность председателя сельского совета завоевал Владимир Артюшенко, который с первого дня работы заявлял о нежелании мириться с режимом «царя Никитыча».

Уже в следующем году порядки Мартыновца начали окончательно рушиться, потому как желание работать с Преображенским сельским советом и громадой села изъявили новые инвесторы – «Украгросолид Интернешнл».

Новый инвестор предложил людям справедливые деньги за их земельные паи и рабочие места. Народ массово пошел к новым арендаторам, потому как кризис в стране заставляет людей думать о том, как им выжить.

Кроме того, новые инвесторы начали исправно пополнять копилку громады – сельский бюджет, из-за чего Преображенка пусть и не так быстро, как хотелось, но начала развиваться. Кстати, здесь возникает ещё один вопрос: непонятно, почему Николай Никитович столько лет не платил налоги и это никого не интересовало?

Мартыновец, понимая, что власть над селом и нажива за счет селян ускользают из его рук, начал из последних сил цепляться за свою кормушку. Имея в своих руках главный аргумент – арендованную у селян землю - он отказывался отпускать людей к новым арендаторам, запугивал их, начал политику по дискредитации «Украгросолид Интернешнл», придумывая навеянные его больным воображением сказки.

Вплоть до обвинений новых фермеров в запугивании его пайщиков и рейдерстве. На этом фоне хочется посоветовать Николаю Никитовичу почитать Википедию: Ре́йдерство (от англ. raid, набег, или raider, налётчик) — недружественное поглощение предприятия против воли его собственников, имеющих преимущественное положение в данном предприятии, и/или его руководителя. Захват бизнеса путём рейдерства называют «рейдерским захватом».

Видимо, Мартыновец считает, что Украина живет во времена феодальных отношений, и люди, как крепостные, не имеют право покидать своего хозяина. А преображенцы просто сделали выбор в пользу своего будущего. Мартыновец не был согласен с этим, и народ взбунтовался.

Ведь наконец-то у людей появилась возможность улучшить свою жизнь: ко власти в сельском совете пришли профессионалы, а новый инвестор всячески содействует развитию населенного пункта, в котором проживают трудолюбивые люди...

Подробнее – на сайте «Херсонские факты»

© 2022 Інформаційне агентство "Херсонці". Всі права захищені.
Використання матеріалів ІА "Херсонці" може здійснюватись лише при наявності "активного гіперпосилання" на "Херсонці", а також на сам матеріал.
Редакція може не поділяти думку авторів і не несе відповідальність за достовірність інформації.
email: kherson.inform@ukr.net, контакти, архів