Как в Херсоне инвалида лишали гражданских прав

Как в Херсоне инвалида лишали гражданских прав
Да ещё и отдали на попечение тех, кто... захватил его жильё. Эту драматическую историю рассказала 82-летняя Зинаида Кошко. Женщина поведала, что её девяностолетнюю подругу насильно поместили в психушку, чтобы отобрать дом в самом центре Херсона.

Сама убедилась: сегодня охотятся за каждой квартирой, за каждым одиноким стариком, — написала в своем письме Зинаида Леонтьевна. — Против пожилой женщины объединились известные в Херсоне адвокаты, судьи, чиновники — все ради того, чтобы завладеть имуществом заслуженной горожанки.

Поздно вечером ее, в психическом плане абсолютно здоровую, в ночной рубашке и комнатных тапочках выволокли из постели, затолкали в карету неотложной помощи и увезли на госпитализацию».

Зинаида Кошко и Валентина Паншина знакомы много лет: По специальности я детский врач, — рассказывает Зинаида Леонтьевна. — На участке, который обслуживала еще в молодости, жила семья Паншиных: мама, папа и трехлетний Вадик. Глава семейства работал директором школы, потом ушел на партийную работу, а супруга преподавала детям английский язык. Большой дом, где жила эта интеллигентная семья, когда-то принадлежал родителям Валентины Гордеевны, — объясняет Зинаида Кошко.

Ими он и был разделен на две половины, одна из которых принадлежала Вале, а вторая — Валиному брату, инвалиду Великой Отечественной войны. При жизни брат написал завещание на Вадика, так как своей семьи не имел, а когда умер, то его половина перешла племяннику.
В 1995 году умер отец Вадима, и в огромной усадьбе остались 75-летняя хозяйка и ее 44-летний сын. Окруженное запущенным садом ветхое строение в самом центре города не могли не заприметить «черные» риэлторы. Именно из-за недвижимости Паншины и попали в «группу риска».

Однажды моя знакомая, работавшая на бирже недвижимости, попросила: «Зина, вы дружите с Паншиными. Предупредите Валентину Гордеевну, что она уже не собственница дома, особняк принадлежит другим людям. Я своими глазами видела документы». В последние годы у Валентины Паншиной начали отказывать ноги, даже по дому пенсионерка ходила с палочкой.

— На свете ее держало одно: тревога за сына, — утверждает Зинаида Леонтьевна. — Как он будет жить один? Эта мысль не давала покоя подруге ни днем ни ночью. Зная, что я, пока жива, не оставлю Вадима, все имущественные права завещала мне, оформив свою волю у нотариуса. Живем мы рядом, из окна своей квартиры я могла видеть, как они ходят в своем дворе.

Дружба для Зинаиды Кошко не пустой звук. Женщина стала бить тревогу, когда Паншину вместе с сыном принудительно поместили в областной психдиспансер Зинаида Кошко немедленно обратилась в прокуратуру с требованием установить, на каких основаниях мать с сыном принудительно госпитализировали.

Сотрудники правоохранительных органов тогда же, в конце 2009 года, проверили законность госпитализации Паншиных, попутно установив: с 2004 года половина их дома принадлежит другим людям.

Началось разбирательство, Херсонская областная прокуратура возбудила уголовное дело по факту незаконного завладения имуществом Паншиной. По поддельным документам известный в Херсоне адвокат бесплатно, тайно изъял у заслуженной учительницы ее часть строения. Причем в криминальной сделке использовались «документы», сфабрикованные должностными лицами органа опеки райсовета Суворовского района.

Украденную половину дома, как это принято в подобных случаях, тут же перепродали, при этом сделку закрепили решением суда. Новый собственник некто Олег Романюк, один из руководителей регионального отделения ассоциации специалистов недвижимости Украины, начал добиваться, чтобы его назначили опекуном не только Вадима, но и Валентины Гордеевны.

В нашем распоряжении оказался уникальный по своей парадоксальности документ: «Орган опеки и попечительства райсовета Суворовского района обращается в суд с просьбой об ограничении дееспособности Валентины Паншиной, 1920 года рождения, в связи с тем, что она проживает вместе с сыном-инвалидом, страдающим психическим заболеванием, он ей не помощник, а в силу преклонного возраста женщина нуждается в заботе. Есть необходимость установить над ней попечительство, назначив опекуном Олега Романюка».

В рамках рассмотрения этого заявления Суворовский районный суд решил направить мать и сына Паншиных на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. А так как те никого в свой дом не пускали, то в исполнение решения суда милиционеры выбили дверь, и с применением силы санитары госпитализировали хозяев.

— Мне с большим трудом удалось через две недели «выцарапать» их обоих оттуда, — вспоминает Зинаида Кошко. — Экспертиза, кстати, признала Валентину дееспособной. Думаю, не в последнюю очередь из-за того, что я подняла на ноги прокуратуру, которая тут же начала проверку законности госпитализации.

Но возвращаемся домой, а дверь их дома заперта. Мы в милицию: где ключ? Он почему-то нашелся не в органах опеки и попечительства, как того требует закон, а у Олега Романюка(!), который Паншиным совсем чужой человек. Тот сам пришел открыть хозяевам дверь. Валентина Гордеевна с изумлением обнаружила, что за время ее отсутствия пропало все семейное золото, ценные вещи. Обратилась с заявлением в милицию, но там не стали этим заниматься.

А в это время люди, укравшие часть ее домовладения, начали наступление: «Баба, если не продашь нам вторую часть, сами заберем!» Чтобы выкурить Паншиных из родного гнезда, им отрезали телефон, свет, хотя семья исправно платила за услуги. Валентина ругала власть, судей, БТИ. «За последнее время нас пять раз продали вместе с домом. Ну как такое может быть?» — писала она жалобы. Орган опеки, напуганный оглаской, забрал из суда свое заявление о назначении женщине опекуна.

Через полгода после насильственной госпитализации Валентина Гордеевна ночью в неосвещенной комнате своего дома упала, разбила чашку тонкого стекла, порезалась и умерла от кровопотери. Ее смерть - это закономерное следствие всех событий, — сокрушается Зинаида Кошко. — Если бы не обесточили дом, подруга не зацепилась бы в темноте, не упала и могла бы еще жить.

Месяц спустя Суворовский районный суд в связи со смертью истца прекратил рассмотрение дела против группы махинаторов о признании их права собственности на половину домовладения Паншиных недействительным, а также истребовании имущества из чужого незаконного владения. И Романюк вновь обратился в опекунский совет, а тот — в суд с просьбой о назначении этого человека опекуном Вадима Паншина. Вместе они добиваются своего.

Начинается новый виток войны, теперь уже Кошко с Романюком. «Я являюсь законным опекуном Паншина, однако З. Кошко, соседка моего подопечного, всячески препятствует мне выполнять обязанности, устраивает скандалы, пишет кляузы с неправдивыми сведениями в различные инстанции. Прошу устранить препятствия для выполнения моих обязанностей», — обратился Романюк к председателю райисполкома.

Зинаиду Леонтьевну то и дело вызывают на ковер, требуя объяснений. Наконец ей удалось добиться важного шага — Херсонская областная прокуратура в интересах Паншина обратилась в местный апелляционный суд с требованием отменить решение Суворовского суда о назначении Романюка опекуном. На основании того, что о подопечном Олег Романюк по-настоящему не заботится, не проживает вместе с ним.

Сам Олег Романюк считает иначе: — Что бы там ни говорили, я являюсь добросовестным приобретателем четверти дома Паншиных. Купил, понимаете? Купил у бабушки. Она обо всем знала, сама продала, а потом начала шуметь. Вы говорите, расследуется уголовное дело? Да и пусть себе расследуется! Разве проводились в его рамках какие-то экспертизы, чтобы заявлять, что имущество увели мошенники? Никакое решение не принято. Нигде!

А что касается опекунства, то скажу одно: я желал Вадиму добра. Больной человек живет один. Ничего у него нет. Что может дать ему Зинаида Кошко? Она сама нищая. Хотелось провести туда свет, газ. Она ему все это проведет? Мы с Вадимом спокойно общались, хотя он, без сомнения, человек социально опасный. Вот вы будете идти мимо их дома, он выскочит, даст по голове и отвечать не станет. Конечно, таких лучше изолировать.

Зинаида Леонтьевна категорически против такого выхода. — С кем мириться? С людьми, по вине которых умерла Валентина Гордеевна? — возмущается пенсионерка. — И к тому же, сейчас каждый день я из окошка могу хоть видеть Вадика, десять раз к нему прибегу. А купят жилье где-нибудь на окраине, разве наездишься?

Мне уже 82, и с каждым днем годков прибавляется. Не оставлю, конечно, больного человека, но как долго смогу о нем заботиться? Даже если бы Вадюше предложили не однокомнатную, а пятикомнатную квартиру, зачем она ему?

Дайте дожить в родных стенах! Он никого не трогает, не трогайте и его. Но как раз этого гарантировать, видите сами, в нашем государстве не могут. Я на своем веку видела разное: пережила годы, когда не было куска хлеба, надеть нечего, но таких трудных времен, как сейчас, не припомню. В государстве нет главного — справедливости, закона, а без этого жить невозможно...

Людмила ТРИБУШНАЯ
По материалам газеты «ФАКТЫ»

На фото: Зинаида Кошко

© 2020 Інформаційне агентство "Херсонці". Всі права захищені.
Використання матеріалів ІА "Херсонці" може здійснюватись лише при наявності "активного гіперпосилання" на "Херсонці", а також на сам матеріал.
Редакція може не поділяти думку авторів і не несе відповідальність за достовірність інформації.
email: kherson.inform@ukr.net, контакти, архів