Херсонский врач – психиатр: Душевнобольные люди очень любят политику

Об этом и многом другом рассказал журналистам херсонской газеты «Вгору» главный врач Херсонской психоневрологической поликлиники Александр Логачев.

В политику идут совершенно разные люди. Всем известны и Жириновский, и наш Сергей Кириченко. Политические клоуны, как мы говорим. И такие тоже имеют место быть. Тут основное – не характер, не темперамент, а то, с чего человек начинал жить, какой жизненный багаж накопил. Его мировоззренческие установки: был ли он в детском садике, что ему там говорили, что ему говорили в школе. И дальше, насколько это мировоззрение совпадает с основными социальными нормами.

Но, чтобы пришел прогрессивный реформатор, как например, Вашингтон, или Ататюрк, должно еще "созреть" общество. Такие люди приходят в определённое время, когда государство жить по-прежнему уже не может.

– А кто сейчас у нас в политике?

- Чтобы было понятнее, давайте начнём с самого государства. Оно у нас, по сегодняшний день, как бы раздвоено. С одной стороны – присутствует старое время, как мы говорим, советско-олигархо-феодальное, клановое. Это политики с мировоззренческими установками 30, 40 и 50 летней давности. В школе им, как и всему нашему поколению "старой формации", закладывали советские механизмы и правила жизни. И тот багаж устоялся крепко. Политики, созревшие в то время, могут быть замечательными людьми и искренне думают, что жить так, как они агитируют – хорошо.

С другой стороны, даже в собственных семьях у них – "система двойных стандартов". Посмотрите, где учатся их дети? Где отдыхают их жены? Где они сами лечатся? В Украине? У того же Царёва сын учится в Лондоне. У Лаврова дочь живёт, по моему, в Америке. И так – у очень многих депутатов Верховной Рады. И, даже дети Путина уехали из России – одна дочка живет в Голландии, другая – в Штатах. Там тоже, политик говорит одно, а в реальности... Мы, психиатры, говорим, что раздвоение личности – это шизофрения. Ну, а у них – "раздвоение" в семьях. Виноваты они в этом? Нет. Просто молодые люди выбирают другой путь. Даже если они и "захватили" советские годы, то жили в них не долго, и мировоззренческие установки у них – совершенно другие. Поэтому, как я говорю, молодежь "голосует ногами". Они просто уезжают из "старой" страны.

– А что Вы, как доктор, можете сказать о Путине? Сейчас очень многие (особенно после его встречи с Порошенко в Минске) говорят, что у него "с головой не в порядке".

- Ну, конечно, вся Украина, затаив дыхание, смотрела ту встречу. И я – не исключение. Да, с мимикой у российского лидера не все в порядке. Безусловно, последние события – большое испытание для его психики и переживательные рефлексы не скрыть, и мы видели это на экране. Это – человек с огромным жизненным опытом из прошлого. Работал в КГБ, ещё с тем партийным руководством, пережил холодную войну. А мы, психиатры, знаем, после 40-45 лет мужская психика, практически, не поддаётся психотерапии или какой-то коррекции. Путин – зрелый человек. Как и все люди в возрасте 62-63 лет, уже должен задумываться о бренности бытия. А он – посылает ребят на фронт, они возвращаются из Украины безрукие, безногие, а многие никогда не вернутся. Это не может не напрягать, что и сказывается на мимике. А пресловутый "Русский мир"? Но разве Ханты-Мансийск, якуты, мордва тоже "Русский мир"? И это еще подтверждает, что он утратил социально-мировоззренческую гибкость.

– Александр Михайлович, как Вы думаете, пойдет когда-нибудь наша молодежь в Верховную Раду?

- Мы прекрасно понимаем, для того, что бы попасть в высшие эшелоны власти, нужны уже устоявшиеся политические связи, деньги и какой-то электорат, люди которые поддержат тебя. Может ли это иметь молодой человек, который закончил Могилянку или университет в Лондоне? Пусть он очень умный и перспективный, но есть ли у него деньги, устоявшиеся социальные связи, или хотя бы поддержка "сильных мира сего"? Безусловно, прорваться "наверх" у него нет никакой возможности. Тем не менее, даже наши зрелые современники, которым уже 35 и даже 50 лет, это – совершенно другой материал. Они ездят отдыхать в Европу, они уже не помнят Кострому или Вологду (туристический маршрут), у них другие мировоззренческие установки и другие цивилизационные ориентиры.

А через несколько лет и у нас появятся современные государственные менеджеры. Я беседую с ребятами, которые возвращаются из АТО, с жителями города, и, знаете, молодежь сейчас совсем другой стала – активной, энергичной и чрезвычайно патриотичной. И настолько быстро уже в нашем обществе происходит эволюция! Ещё 3-4 месяца назад, беседуя с людьми за 60, наблюдал, что они совершенно не допускали украинской идентичности. А сейчас говорят: я – украинец! И уже смысловые акценты сместились. Прежде ругательные слова: "правосеки", "бандеровцы" сейчас произносятся по другому. Хотя, причем тут Бандера? Прошло уже 70 лет с тех пор, когда люди воевали за свою свободу, за свою украинскую идентичность. И вдруг, такой пропагандистский трюк – все украинцы стали бендеровцами. Это в психиатрии называется бредом, расстройством психики.

– Скажите, а кто обращается к Вам по поводу своего душевного здоровья?

- Чиновники – приходят все, без исключения??? Да пошутил я так. Они, согласно Закона, обязаны проходить у нас обследование, могут ли работать на госслужбе, могут ли быть допущены к государственной тайне. И в этом деле есть положительные подвижки. Раньше "по звонку" старались вопрос решить. А сейчас, и это мне нравится, приходят и обследуются самостоятельно.

– А депутаты проходят психологическое обследование?

- В принципе, любой гражданин может обратиться, заплатить деньги и пройти обследование. Но когда к нам приходят и говорят: "Дайте мне справку, что я здоров", у нас сразу возникают серьёзные сомнения. Обычно, люди проверяются, что бы узнать, например, годен ли к работе журналиста, айтишника или пожарника.

А когда человек хочет справку, чтобы всем показывать... Это значит, что его поведение у окружающих вызывает вопросы. Возможно, человек несколько гипертрофированно воспринимает действительность, гиперболизированно и не всегда адекватно на нее реагирует. И такие одиозные личности у нас есть, да вы их и сами знаете. Често скажу, мы иногда такую справку даём. Конечно, далеко не всем. Но людям просто экзальтированным, например, (Александр Логачев улыбается) делаем "скидку" на нестандартность. Такие люди должны быть в обществе. Они полезны, активны и заостряют внимание социума на том или ином отрицательном факте.

– Говорят, у душевнобольных людей бывают "сезонные обострения". А выборы у нас – осенью...

- Заболеть может любой человек: и депутат и бизнесмен, и кондуктор троллейбуса. Мы все имеем право страдать, плакать, любить, наконец. Эмоции свойственны всем людям, без исключения. И это надо воспринимать как должное. Но, когда человек не в состоянии перенести их обвал – психика не выдерживает. И все – они становится нашими клиентами.

А по поводу обострений... Да. Есть такое. Душевнобольные люди очень любят политику, они очень переживают, следят за ходом и интригами предвыборного процесса. Эмоции в этот период и у нормальных людей зашкаливают, что уж говорить о людях с сорванной психикой. Наши пациенты в этот период приносят нам очень много разного интересного материала.

– А что вызывает душевную нестабильность у политиков?

- У каждого человека есть "ахиллесова пята". И когда начинается "разработка" того или иного политика, ищут его слабые стороны: кто больше любит деньги, кто – детей, кто – любовницу. И всегда бьют по больному. Мы часто видим на экране оскорбительное поведение, ну, допустим, к некоторым нашим чиновникам. К Олегу Царёву в Николаеве, Нестору Шуфричу в Одессе. Но люди ведут себя по разному. Вот бывший наш президент даже сознание потерял, когда в него яйцом бросили. А у губернатора Харькова, когда его оскорбляли, обливали зелёнкой – на лице не дрогнул ни один мускул. Большой политик должен уметь держать удар.

– Это как-то тренируют?

- Это приходит с опытом, с годами. Выборы для любого политика – тоже необычайно трудный период. Я видел Петра Порошенко, когда он приезжал в Херсон перед выборами Президента. Он же был совершенно "выпотрошенный". Я даже испугался за него, потому что выглядел Петр Алексеевич, как человек, которому срочно надо отоспаться. Но ничего, выдержал же.

Знаете, людей с целостным личностным ядром – чрезвычайно мало. Личностное ядро – это не темперамент, не гиперреактивность или образовательный уровень. Это, прежде всего, морально-нравственная и духовная сторона личности. Такой человек устойчив к ударам, испытаниям, соблазнам и искушениям власти. Станет ли таким Петр Порошенко? Не знаю. Но ему может помешать конформизм и отсутствие собственной твердой позиции. Впрочем, время покажет. Но очень хочется, чтобы и у нас, наконец-то, к власти пришли люди с государственным мышлением и нравственными ориентирами.

Ирина УХВАРИНА
«Вгору»

© 2021 Інформаційне агентство "Херсонці". Всі права захищені.
Використання матеріалів ІА "Херсонці" може здійснюватись лише при наявності "активного гіперпосилання" на "Херсонці", а також на сам матеріал.
Редакція може не поділяти думку авторів і не несе відповідальність за достовірність інформації.
email: kherson.inform@ukr.net, контакти, архів