Ну что, херсонцы: при Порошенко было несладко, но и при Зеленском несмешно?

Херсонцы, Порошенко, Зеленский
Наверняка, это мнение справедливо применительно к любой грани нашего нынешнего бытия. Но давайте сегодня, уважаемые читатели, обсудим одну из них.

Наш школьный учитель по «физре» – Михаил Афанасьевич Сотниченко (кстати, первый тренер 9-кратной олимпийской чемпионки, нашей землячки Ларисы Латыниной) был мужик резкий. Когда кто-то из нас, пацанов, начинал бузить на уроке, физрук подходил и рубил сплеча: «Тебе что, делать нечего?! Ты знаешь, что делает собака, когда ей нечего делать? Она себе яйца лижет. Вот и ты этим займись!».

Очень жаль, что у нынешнего украинского языкового омбудсмена Тараса Креминя не было, вероятно, столь мудрого педагога. Иначе он бы ещё с юных лет понял, чем можно (и нужно!) заниматься, когда делать нечего – так, чтобы и себе польза, и людям никакого вреда. Но пока что г-н Креминь выступил с инициативой о переименовании множества населённых пунктов Украины.

При «царствовании» Порошенко названия городов, улиц, площадей меняли в процессе так называемой декоммунизации. Кое в чём была логика, во многом ею и не пахло. Да, улицы Ленина, Дмитрия Ульянова, Крупской и тому подобные должны были кануть в Лету – прошла эпоха.

Переименовали Кировоград в Кропивницкий – ну и что? Область-то Кировоградская осталась. Её название, как и названия других областей, в Конституцию Украины внесено. Чтобы поменять их, нужно МЕНЯТЬ КОНСТИТУЦИЮ! Короче – дуристики полно в этих всех переименованиях. Добавить её многократно сейчас требует Тарас Креминь. Теперь уже в рамках не декоммунизации, а дерусификации. Более того, депутат-«порошенковец», экс-директор Института нацпамяти Вятрович назвал это деколонизацией. Неужто всё это от нечего делать?!

Давайте вместе разберёмся. Итак, ссылаясь, разумеется, на «поступающие многочисленные обращения граждан», омбудсмен Креминь требует, чтобы, к примеру, Первомайск на государственном языке звучал не адаптировано, как сейчас, «Первомайськ», а «Першотравневськ». Северодонецк должен быть не «Сєвєродонецьк», а «Північнодонецьк». Село Переводчиково на Полтавщине должно быть переименовано в «Перекладчикове», посёлок Луч (между Херсоном и Николаевом) должен называться «Промінь» (эти и многие другие предложения Креминя – из его выступления 3 ноября в эфире «Украинского радио».

При этом Тарас Креминь указывает, что якобы его требования основаны на статье 4 так называемого языкового закона. Но судя по многочисленным публикациям в Интернете, грамотные законоведы утверждают, что предложение Креминя с точки зрения этого закона спорны и неоднозначны. Тем временем Креминь в эфире сообщает, что подписал и отправил обращения руководителям местных органов власти НЕСКОЛЬКИХ ДЕСЯТКОВ населённых пунктов с рекомендацией поменять названия.

Кстати, как мудро когда-то заметил царь Соломон, «ничто не ново под Луной». В начале 2019 года херсонский сегмент Интернета был буквально взорван появившейся на сайте президента Порошенко петицией с призывом переименовать... Херсон. «Просим изменить греческое название украинского города Херсон... на его настоящее старое летописное название – Корсунь. Это имеет огромное политическое и историческое значение для Украины», – было сказано в петиции.

Автор её – некий Владимир Д. Сейчас трудно сказать, то ли его идея – чистосердечная, то ли он откуда-то проведал, что в 356-м году до нашей эры в греческом городе Эфес некий Герострат сжёг одно из семи чудес света – храм Артемиды, чтобы так войти в Историю, – и решил пусть не пожаром, а петицией войти в историю Украины. Но полную фамилию Д. публиковать не стОит, дабы не вековала она на газетной странице. А пожар этот Д. тогда всё же устроил знатный – в виде «пламенных» отзывов в Интернете.

Вот с сайта «Типичный Херсон» – наиболее интеллигентные из них:

Паша Зайчик: «Хочется написать матов вагон, но воспитание не позволяет».

Сергей Сотников: «Когда эти дятлы уже угомонятся??? Кругом одни враги: то улицы переименовывать, то Херсон. Детей своих переименуйте!»

Алла Александрова: «Блин,дядя, “шооо” ты куришь?»

Мойша Бедный: «Психбольница, где вы? Клиент созрел».

Сергей Юсупов: «Всё было бы смешно, но именно из-за таких горе-инициаторов мы и сидим по уши (простите за прямоту) в дерьме!!! Помните, как у Булгакова Шариков предлагал всё поделить, так и Д. предлагают всё переименовать».

Думается, комментарии излишни. Что же касается инициативы Тараса Креминя, то она носит пока что только рекомендательный характер. Право принятия решения о переименовании – у местных депутатов и мэров. И почему-то кажется, что вряд ли кто-то из них хочет получить в свой адрес такие отзывы, по сравнению с которыми вышеприведенные – просто детский лепет.

В конце концов, среди них есть немало грамотных людей, слышавших фразу первого канцлера Германии Отто фон Бисмарка: «Дураки говорят, что они учатся на собственных ошибках, я предпочитаю учиться на опыте других». А опыт других – вот же он, свеженький, на тарелочке. Организовав массовые переименования, Пётр Порошенко щедро лил воду на мельницу СВОЕГО электората, показав ему никчемность и ничтожность тех, других, неуслышанных. Но уже следующие же выборы продемонстрировали Петру Алексеевичу то самое место, откуда ноги растут. Зеленский пообещал стать его приговором – и ему поверили. И что теперь, он и его «слуги» на местах захотят наступить на порошенковские грабли?! Неуважение не прощается, придёт время – и они получат под...рачник.

И ведь ситуацию элементарно можно увести от политизированности, от порождающей (нет, уже породившей!) раскол языковой проблемы. Нужно только задаться вопросом: а в какую сумму местным бюджетам выльется предложенное омбудсменом переименование? В местных больницах и школах уже хватает денег на достойное питание? Уже заделаны все ямы на тротуарах? Освещены по ночам все улицы? Таких вопросов – сотни. И – кто бы сомневался! – миллионов на переименование сотни понадобятся.

Вот что по этому поводу ещё весной 2015 года, когда всё только закрутилось, сообщил украинский сайт dsnews.ua. Переименование города – в зависимости от его величины –может обойтись в $ 5–200 миллионов. Расходов – множество: всем предприятиям и организациям нужно менять документы, делать новые печати и штампы, бланки, новые вывески на входе. Нужны будут новые указатели на дорогах, въездах в населённый пункт, на трассах по всей стране.

Многим учреждениям (опять же по всей стране) понадобятся новые карты и атласы. Сайт приводит стоимость переименования Жданова в Мариуполь (458 тысяч населения) в 1989 году – $24,5 миллиона. Говоря о переименовании Кировограда в Кропивницкий (232 тысячи), назвали возможную сумму в $ 50 млн, Днепропетровска в Днепр – $ 200 млн. Вот, кстати, пример из 2018 года – о стоимости декоммунизации Киевским метрополитеном названия станции «Петровка» на «Почаевская». На замену названий по всей подземке ушло 425 тысяч гривен.

Отметим, что группа народных депутатов, работавшая над проектом Закона «Об осуждении ...режимов и запрете пропаганды их символики» (это Олег Ляшко, Юрий Луценко, Виктория Сюмар, Юрий-Богдан Шухевич) утверждала, что принятие этого закона «не потребует дополнительных материальных и финансовых затрат из госбюджета Украины». Если не из госбюджета – значит из местного, из нашего кармана?!

Переименование – это именно то, чего сегодня «для полного счастья» не хватает жителям населённых пунктов, попавших под имитацию бурной деятельности омбудсмена? Или, может, посоветуем ему прислушаться к мудрому совету моего бывшего учителя физкультуры?

Валерий БОЯНЖУ,
"ГРИВНА"
© 2021 Інформаційне агентство "Херсонці". Всі права захищені.
Використання матеріалів ІА "Херсонці" може здійснюватись лише при наявності "активного гіперпосилання" на "Херсонці", а також на сам матеріал.
Редакція може не поділяти думку авторів і не несе відповідальність за достовірність інформації.
email: kherson.inform@ukr.net, контакти, архів