Крымский тупик

Недавно первый президент Украины Леонид Кравчук несколько обескуражил общественность страны своим заявлением о том, что на оккупированных территориях Крыма и Донбасса уже не осталось...

«ничего украинского, там не действуют законы и государственные символы Украины, а детей с рождения воспитывают «не в украинском» ключе... Поэтому украинской власти пора перестать бояться ухода этих регионов, а задуматься о своих дальнейших действиях...», - заявил Л.Кравчук.

Как ни парадоксально, но мнение этого опытного политика нельзя игнорировать. Страна уже понесла огромные человеческие и материальные потери, которые подводят к пониманию, что силой, без большой крови, новых огромных жертв и разрушений, сохранить унитарную Украину нереально.

Население неконтролируемых территорий после возвращения, вряд ли согласится жить без особых прав. Поэтому сильная и единая Украина возможна только в том случае, если вернуться к предложению Вячеслава Черновола к идее об автономизации этих регионов.

Ещё радикальнее высказался известный украинский писатель Василий Шкляр в эфире телеканала «Эспрессо ТВ», по мнению которого, Крым никогда не был украинским и крайне сложно представить его возвращение: «Вот мы говорим: "Нет, там наши люди!". Ну и в Чикаго их больше, наших людей, и в Нью-Йорке больше. Я имею в виду сознательных украинцев... В условиях демократии нельзя будет всё «поставить на место» тоталитарными методами — выселением и заселением «своих»... Вот представьте, сколько будет ненависти».

В его представлении, большинство живущих в Крыму украинцев всегда считало его чужбиной. А «своей землей можно считать лишь ту, которую нация в состоянии освоить на уровне своей культуры, духовности».

Василия Шкляра, как и Юрия Андруховича, трудно заподозрить в отсутствии патриотизма.
Но по их логике, Крым, как и Донбасс - чужеродные регионы с довольно сильными «пророссийскими настроениями». И, пребывание их в составе Украины, всегда будет представлять для нас серьезную опасность

Важно осознать ещё одну реальность, которая заключается в постепенном привыкании западного мира к тому, что Крым перестаёт восприниматься, как часть Украины. Уже сейчас можно наблюдать удивительные вещи, когда: лидер какой-либо страны одновременно и осуждает российскую оккупацию Крыма и призывает снять с России санкции, наложенные за неё. Предлагается даже вернуть Россию в «клуб великих держав»...

Что же касается западных политиков низшего уровня, как праворадикалов, так и «левых», то многие из них чувствует себя в Крыму как дома, игнорируя санкции и протесты нашего МИДа. А сколько уже случаев, когда на Западе печатаются карты России, на которых Крым включается в её состав. И никто за это не несёт никакого наказания.

Понятно, что Западная Европа ещё существенно зависит от поставок российского газа. Да и терять «бездонный» российский рынок ей совсем не хочется. К тому же там осознают, что в случае военного конфликта Россия, вероятно, будет повержена, но что останется от самой Западной Европы, напичканной американскими базами, не ведомо никому. У американцев за океаном шансов уцелеть побольше, а вот у пограничных с Россией стран, их, практически, нет

Конечно, можно со всем этим не соглашаться и спорить, Но для нас важно досконально разобраться, наконец, в реальной ситуации, объективно оценив эффективность принимаемых мер по возвращению Крыма

При этом нельзя сбрасывать со счетов ряд неблагоприятных для Украины факторов. И, в первую очередь, усиливающуюся русификацию полуострова, население которого неумолимо растёт и, в основном, за счёт «не бедных» русскоязычных переселенцев из северных и центральных регионов Российской Федерации.

Неслучайно, в Киеве даже дали недельный срок на то, чтобы россияне, которые приехали в уже аннексированный Крым незамедлительно его покинули после его возвращения в состав Украины. При этом речь идёт о двухстах тысячах человек. Теоретически, вроде бы, всё законно, но сложно представить, как, практически, депортировать такую массу народа в такие немыслимо короткие сроки?

Нельзя недооценивать и то, что под влиянием российских средств массовой пропаганды меняется и мировоззрение крымчан. Их запугивают мрачной перспективой (в случае возвращения в состав Украины) массовыми репрессиями, высокими ценами за коммунальные услуги, переводом на украинский язык всех учебных заведений, СМИ и рекламы, появлением американских и натовских военных баз и прочими страшилками.

А наши СМИ, к сожалению, даже подыгрывают украинофобам, акцентируя внимание общественности на том, что десятки тысяч бывших военнослужащих, чиновников, прокуроров, судей, работников СБУ, депутатов разного уровня, преподавателей, изменивших присяге, непременно будут наказаны, как уголовники, за своё предательство.

В прокуратуре АРК проинформировали и о том, что гражданам России, которые принимали участие в организации выборов на полуострове, грозит преследование по статьям Уголовного кодекса Украины о захвате государственной власти и посягательство на территориальную целостность Украины (до 15 лет тюрьмы). Таким образом, к ответственности будет привлечено немалое количество членов избирательных комиссий, организовавших в Крыму российские президентские выборы 2018 года.

К тому же из интернета можно узнать, что на полуострове всё-таки имеют место некоторые позитивные моменты. Началось автомобильное движение по Крымскому мосту. Решается проблемы с электроэнергией и газом (заканчивается строительство электростанций под Симферополем и Севастополем, построен газопровод). Заработали крупные предприятия в Керчи, Феодосии, Севастополе). Отдельные категории населения получают, сравнительно, высокие зарплаты и пенсии.

Многие наши политики предпочитают не замечать всего этого, возлагая особые надежды на международное непризнание Крыма частью России, что, безусловно, серьёзно осложняет жизнь людей на полуострове. Однако, крымчане, почему-то уже более четырёх лет продолжают безропотно переносить все многочисленные невзгоды, связанные с изоляцией, жёсткими санкциями, острой нехваткой воды, электроэнергии, ростом цен на товары первой необходимости, потерей «курортных поступлений». И это не может не удивлять.

В основном, многие херсонцы искренне сочувствуют своим соседям и продолжают верить в их возвращение. Не всем было приятно, когда наших сограждан за Перекопом оставили без воды, электроэнергии, дешёвой сельскохозяйственной продукции. Появились даже такие, кто считает, что сегодня надо несколько скорректировать нашу политику и начать избавляться от всего, что препятствует возвращению Крыма.

Они считают, что надо закончить военные действия на востоке страны так, чтобы весь мир увидел население Донбасса умиротворённым и зажиточным, а не руины и разруху. Нужна и масштабная амнистия всех оступившихся. Но для начала надо вернуть населению Крыма днепровскую воду. Конечно, не бесплатно. Не стоит уподобляться чиновникам РФ, которые перекрывают нам газ.

Не секрет, что ситуация с водой на в Крыму ухудшается с каждым днем. Там, по большому счету, уже исчерпаны все водные ресурсы. Сегодня процесс деградации почв северного Крыма идет такими темпами, что это будет еще одной задачей, которую нам придётся решать после возвращения Крыма.

Восстановление мелиоративных земель и той инфраструктуры, которая сегодня стремительно разрушается, выльется в астрономические затраты. По сути, Северо-Крымский канал, соединяющий главное русло Днепра с полуостровом, уже стад стал непригодным для эксплуатации, а ведь именно он до 2014 года обеспечивал до 85% потребностей Крыма в пресной воде.

Безусловно, всё это следует учитывать при организации и осуществлении целенаправленной программы по возвращению Крыма в состав Украины. Её основная цель должна заключаться в коренном улучшении отношения населения полуострова к украинским ценностям.

Для этого крайне важно сконцентрировать наши усилия на формирование у крымчан чувства глубокого понимания жизненной необходимости нашего единства. Но для этого надо, в первую очередь, поднимать уровень жизни населения всей страны, сделав его на порядок выше, чем в Крыму. Других вариантов, пожалуй, просто не существует

Юрий АНИСИМОВ
Заслуженный журналист Украины.

Фото Freecrimea.com.ua

Херсонцы в твиттере