Образ Херсонщины на фоне Майдана

Образ Херсонщины на фоне Майдана

Глубокий системный кризис охватил все украинское общество и отразился, в том числе, и на Херсонской области. Символом этого кризиса стал майдан – новая, невиданная форма политической жизни в 21 веке...

Фактор Майдана

Майдан – это форма, соединяющая архаические виды прямой демократии, пиар и перфомансы века 20-го и виртуальный мир суперсовременной политической жизни социальных сетей.

Активист майдана сочетает все эти временные наслоения, носит с собой и на себе предметы, принадлежащие разным временам: палку неандертальца, щит крестоносца, «коктейль Молотова» красноармейца, «маску зорро» и современные гаджеты глобализированного мира 21 века.

Постмодернистская мешанина на вещном уровне вполне отражает «кашу в голове», когда в одном интервью активист майдана может озвучить совершенно несовместимые казалось бы вещи: коммунистическую идею о равенстве и справедливости, фашистскую идею о национальном превосходстве и чистоте расы, либеральную приверженность частной собственности и свободе рынка, требование жесткого порядка и суровых наказаний в сочетании с требованием демократии «без берегов».

Диву даешься, как эти «многовекторные бисексуалы» одновременно хотят быть и на Западе и на Востоке, и с мужчиной и с женщиной, клянутся верности государству, приверженности его «розбудові», обворачиваются государственным знаменем, восторженно поют государственный гимн и тут же своими действиями разрушают это несчастное государство.

Но массовка есть массовка, мало кого интересует, что думает конкретная титушка, что она воображает или говорит. Это – политический шум толпы. Диалоги и реплики отданы ведущим актерам политического театра, они озвучивают и объясняют суть вещей и ход событий: Восток борется с Западом, украинцы с неукраинцами, демократы с диктаторами, Запад с Россией, прошлое – с будущим.

Как видятся образ и судьба Херсонщины на фоне майдана?

Как может сложиться судьба нашего региона в постмайданный период? Ответов на эти вопросы немного, растерянность доминирует и в кабинетах региональных лидеров, и в университетских лабораториях, и на страницах местных газет. История непознаваема, судьба неясна, будущее непредсказуемо. Будь что будет. Никогда еще не было, чтобы как-нибудь не было. Но так уж устроен человек, что он неизбежно строит модели будущего в своем сознании, пытается постичь непостижимое и приготовиться к неведомому.

Какие главные особенности нашего края, которые фатальным образом влияют и будут влиять на его развитие в обозримом будущем?

Проблемы с идентичностью

Сравнивая Херсонщину с другими регионами страны мы видим главную проблему нашего края в дефиците его идентичности, отсутствии имени, слабости самосознания. Это связано с особенностями истории – провалом «греческого проекта» имперской России, революционным расформированием Херсонской губернии, волюнтаристским воссозданием Херсонской области 70 лет назад.

Херсон не стал центром того края, той земли, которая исторически здесь складывалась, не стал он и частью большего целого, это какой-то фрагмент, обрубок, не имеющий своего названия. Львов – это Галичина, Донецк – это Донбасс, Харьков – Слобожанщина, даже Луцк – это Волынь, а что такое Херсон? Если верить рекламным щитам, Херсон – это Таврия, Таврида, но местные краеведы напоминают, что история совсем другая, Херсон – это Новороссия.

Вернуть прошлое и будущее Херсонщине – это вернуть ей имя, и тогда исторические путы будут развязаны и развитие края ускорится. Ученые знают, что идентичность и экономические успехи связаны между собой. (Замечание для «экспертов»: возвращение имени «Новороссия» нашему краю не имеет отношения к призывам к перекраиванию границ нашего государства, точно так же как наличие британских по происхождению топонимических названий в США или в Австралии не означает призывов к воссозданию Британской Империи).
Принадлежность к Юго-Востоку

Хотя Херсонскую область часто называют «самой проукраинской» или «самой украинской» областью на всем украинском Причерноморье, все же исторически, социо-культурно, ментально и политически наша область относится к Юго-Востоку. Об этом свидетельствуют электоральные карты, карты «восстания» и «захватов облгосадминистраций».

У нас большинство проголосовало на последних выборах за президента Януковича, и оппозиции здесь не удалось захватить здание облгосадминистрации во время последних «революционных акций». Влиятельна в Херсоне Коммунистическая партия. Инерция имперской и советской истории у нас очень сильна и игнорировать это никому не удается.

Периферийность Херсона

География нашего края такова, что он находится на краю Ойкумены, вне реальных транзитных путей, у нас не работает аэропорт, нет мощных железнодорожных путей, плохие автомобильные дороги, отсутствует речной флот на великой реке Днепр, мы – затерянный мир.

Развал СССР мы смотрели по телевизору, по телевизору же смотрим майдан, «революция» на центральной площади Херсона носит все же какой-то опереточный характер, «херсонская сотня» активистов в целом ведет себя вполне умеренно и прилично (нетипичное для Херсона и ужасное убийство милиционера на ул. Мира – отдельное трагическое событие, до конца не расследованное и не доведенное еще до суда).

Слабая экономика области, невысокая доля нашего электората во всеукраинском списке избирателей, отсутствие сильной региональной элиты и невысокий протестный потенциал приводят к тому, что центральная власть и внешние игроки никакого внимания на Херсон не обращают. Здесь власть если и поменяется, то в виде перевешивания табличек, не более того.

Депрессивность и ограниченность ресурсов

Слабость региональных элит, невнимание со стороны Киева и олигархов, политическая пассивность населения, все это – результат депрессивности региона, ограниченности его ресурсов. Советские крупные предприятия уничтожены и разграблены. Сельское хозяйство утратило преимущества мощного советского орошения и вновь стало страдать от «зоны рискованного земледелия».

Курортная и рекреационная прибрежная зона «работает» только два месяца в год. Население депрофессионализировалось, потеряло трудовые навыки и традиции. Все мало-мальски работающие предприятия выведены из-под власти региона и платят налоги в Киеве, Днепропетровске, Харькове, где угодно, только не в Херсоне. Херсонский регион выставлен практически на продажу по демпинговым ценам.

Экономически наша область влачит жалкое существование, несравнимое с ее потенциалом. Достаточно указать лишь на то, что затеянное строительство мостоперехода Таврический-ХБК годами никак не получается завершить, а в центре города на центральном проспекте Ушакова десятилетиями сохраняются ужасающие недострои.

Слабость региональных элит нашей области

В чем она выражается? Во-первых в том, что у нас постоянно руководят не местные люди. Киев присылает постоянно руководителей из других регионов. Началось это еще в советские времена, с Федорова, Мозгового, Гиренко и других. Это не значит, что эти приезжие руководители плохие.

Например, Кравченко как «столичная штучка» восхищал всех своим стилем поведения – самостоятельным, ярким, все видели, какая это была масштабная личность, не по херсонским лекалам скроенная. Да и другие – Карасик или Гриценко были по-своему интересны. У нашего нынешнего губернатора Н.М.Костяка есть ряд несомненных достоинств и достижений как у руководителя. Нельзя говорить, что местные хорошие, а приезжие плохие, не о том речь.

Просто по законам региональной политики в сильных регионах руководителей рекрутируют из местных по происхождению и формированию политиков, чиновников, а в слабых наместников присылают «со стороны». Мы живем в век информационный. Политики разного масштаба – и всеукраинского, и местного, формируют и распространяют свои образы в информационном пространстве в качестве инструмента влияния и управления.

Любопытно, что при всем уважении к иерархии и субординации, в информационном пространстве области доминирует самый известный и популярный политик местного происхождения – Владимир Сальдо, недавний мэр Херсона, а ныне – народный депутат Украины от правящей Партии регионов.

Коллизия конкуренции здесь заложена не только недостатками политической системы Украины (губернаторы не избираются, а назначаются, мэры областных центров избираются, а не назначаются), но и общественными настроениями: у населения есть дефицит любви к местному руководителю, наши сограждане-херсонцы хотят любить и уважать местного вождя, а им не дают такой возможности, не создают условия для этого.

Умеренный авторитаризм – как образ политической жизни

Здесь я употребляю термин «авторитаризм» не как ругательное слово, сейчас очевидно всем, что демократия – не лучший способ правления, мы все «накушались» демократии и ее недостатков. В политической жизни области доминируют мягкие авторитарные практики. Они основаны на вертикали власти облгосадминистрации и райгосадминистраций. На снижении политической конкуренции на выборах.

На практике «выдвижения» кандидатур на выборах. «Электоральный авторитаризм» сильнее выражен в сельской местности и слабее – в городах. Он также основан на традиционном контроле за местным телевидением. На определенном манипулировании местными отделениями политических партий.

Серьезное ослабление авторитарных позиций в области связано со снижением уровня «губернаторского моноцентризма» в последнее время. Кроме того, что нардеп Сальдо информационно «затмевает» губернатора, он получил всеукраинскую трибуну и инструменты политической коммуникации такого высокого уровня, которыми в регионе никто не обладает. Став одной из «говорящих голов» Партии регионов В.Сальдо практически олицетворяет в стране и мире Херсонщину.

В какой-то момент областное руководство перестало контролировать аппарат облгосадминистрации, затем – фракцию Партии регионов в Херсонском горсовете, потом - информационное пространство области, потеряло общий язык с некоторыми «силовиками». Когда читаешь очередные новости о розыске и задержании бывшего главы поселкового совета Антоновки Семенчева, ловишь себя на мысли, что главные ньюсмейкеры нашей области сидят за стенами «Белого дома».

Важнейшую роль в ограничении «губернаторского моноцентризма» играет спикер областного совета В.Пелых, влиятельный местный политик, несомненно поддерживающий курс губернатора, но самим своим существованием придающий местной власти определенную конфигурацию. Ведь «моноцентризм» и «тандем» вещи противоположные.

Все эти обстоятельства усложняют проблему консолидации власти в регионе, обостряют конкуренцию местной власти и таких политических групп влияния, как организованная оппозиция или местная организация Коммунистической партии.

Понятно, что пульсация местной политической жизни, закулисные перипетии жизни местных чиновников постоянно меняют акценты и выдвигают новые сюжеты, но при этом сохраняются действующие тенденции...

Владимир Коробов

Продолжение следует...

Херсонцы в твиттере