Чем машиностроитель Хмельнитчины хуже шахтера Луганщины?

Чем машиностроитель Хмельнитчины хуже шахтера Луганщины?

«Быть или не быть углю из Донецка» - эта дилемма давно терзает мозг украинских политиков, ежеминутно пресса пестрит новыми беспочвенными заявлениями и их скоропостижными опровержениями.

А тем временем в самопровозглашенных республиках ДНР и ЛНР орудуют профессиональные расхитители черного золота, поднимая целину кустарной добычи угля. Так что же скрывается за угольной конспирацией и попадет ли все-таки золотишко в украинские карманы?

Уголь — всему голова

По статистике, мировой рынок энергетических углей более чем в 2,5 раза превосходит рынок коксующихся. Наиболее ценным представителем энергетической группы является антрацит — твердый черный уголь, обладающий высочайшей теплотворной способностью. Благодаря таким свойствам на долю антрацита приходится 25% всей мировой энергетики — как первичный энергоноситель уголь «склоняет голову» только перед нефтью.

В Украине индустрия энергетического угля составляет 70% рынка черного золота — более чем впечатляющая цифра. Донедавна горючие камешки спокойно добывали в шахтах Донецкой и Луганской областей. Сегодня это мятежные территории самопровозглашенных республик ЛНР-ДНР. Вследствие изнурительных боевых и оккупационных действий на территории угольного бассейна сожжены важнейшие объекты инфраструктуры, разорены владения мирных граждан и выведены из строя большинство шахт. Остальные находятся на подконтрольных боевикам территориях.

Приговор буквально торпедировал украинских чиновников: в Министерстве энергетики и угольной промышленности заявили, что впервые Украина готовится начать масштабный импорт черного золота для обеспечения тепловых потребностей страны.

Бесстрашные кроты Донбасса

Для кого-то угольный коллапс, а для кого-то — способ нажиться на чужом горе и приумножить свои сбережения на черный день, который, возможно, не за горами. Такие мысли приходят в голову при виде чудовищных пейзажей нелегальных шахт и карьеров, которые тянутся вплоть до российской границы. "Копанки" - так величают уродливые дыры, которые выросли на месте молодых лесов и даже населенных пунктов. Например, в небольшом шахтерском городке Моспино Донецкой области стерли с лица земли улицу — залегающие под домами пласты угля не давали покоя "дырочникам".

Пугает даже одна мысль о том, что на месте этой улочки могут оказаться целые поселки и города. Вместо детских голосов перед нами предстают безобразные кратеры карьеров и мертвая тишина. Не останавливает кротов даже кладбище, изуродованное самодельными норами.

В г. Ровеньки Луганской области легализация копанок идет полным ходом — здесь в одной упряжке усердно работают новые и старые власти. Сложно сказать, кто из них заказчик, а кто исполнитель, кто подстрекатель или пособник. Однако абсолютно очевидно то, что экономическое преступление инспирируется сверху. Помнится, когда-то за эту "добродетель" отправляли на каторгу, а сегодня одаривают лицензией — поэтому кроты видят свет в конце туннеля.

Что же это — угольная лихорадка XXI века или преступление против региона, совершенное с особой дерзостью? Очень жаль, что власть остается темной лошадкой в этой истории.

Баба надвое ворожила

Припоминается мне старое доброе выражение, однако в современном прочтении выходит так: "Бабушка надвое сказала: либо уголь, либо свет, либо будет, либо нет". Дискуссии по поводу приобретения угля достигли своего апогея — импортный или террористический? Сами боевики не спешат отправлять черное золото в украинскую топку.

Недавно вся страна была буквально обескуражена новостью — Украина хочет покупать уголь с донецких шахт. С одной стороны, там остались отрезаны от средств существования наши мирные граждане, но с другой... Гуманитарная помощь шахтерам непременно найдет своего конечного потребителя, и им в последнюю очередь окажется шахтер. Мы можем собственноручно направить осиновый кол в сердце своего брата. Как Вы уже поняли, на юридическом языке это называется финансированием терроризма.

Идем дальше. ЮАР согласилась обогреть нас своими черными камешками, но донецкие, оказывается, горят дешевле. Помучались, посчитали, или наоборот. Что это — эфемерная экономия или открытое приветствие военизированным луганско-донецким формациям? Позиция Министерства энергетики и угольной промышленности по поводу сотрудничества с террористами такова: никаких переговоров с самопровозглашенными республиками нет и не будет.

Хотя ранее прессу подкармливали голословными заявлениями об угольной сделке с боевиками. Между прочим, удивляет сама постановка такого вопроса: пока мы пытаемся доказать теорему экономического абсурда, у нас за спиной уничтожают заживо другой перспективный регион.

Травля регионов: закономерность или оказия?

Если рассматривать лоскутное одеяло Украины сквозь призму ассигнований из госбюджета, то невольно возникает вопрос так называемой "зоны поедания". Какие-то регионы усердно трудятся и обогащают украинскую копилку, а какие-то размеренно и с аппетитом из нее едят. С одной стороны, дотирование одних регионов за счет других — заурядная для мировой практики ситуация. Таким образом мы даем шанс экономике депрессивных регионов, которая, в свою очередь, подстрахует регионы экс-кормильцы в сложные времена.

На первый взгляд все выглядит замечательно, если бы не одно "но". Дотирование в Украине не имеет ничего общего с разумной практикой распределения, и детерминируется текущей политической конъюнктурой. Никаких Вам многообещающих структурных проектов, никакой далекоглядности и экономичности. Просто тратим — а куда и зачем, не думаем.

Поэтому сегодня в зоне поедания безо всякого умысла оказались регионы, имеющие огромный потенциал для обеспечения материальными благами всей Украины. Правительство собственными ручонками затягивает петлю на шее наших собратьев, да потуже, чтоб наверняка. Объяснения могу предложить только два — беспросветная глупость или откровенная преступность, процветающая в эшелонах украинской власти. Но об этом позже.

Чтобы понять, во сколько государству обходится травля регионов, далеко ходить не надо — производство чугунной трубопроводной арматуры в Украине яркий тому пример.

Обращаю Ваше внимание на то, что усилиями наших высокоинтеллектуальных чиновников ситуация давно переросла масштаб регионов и приобрела национальный. Чем вызван такой метаморфоз, попробуем разобраться.

В Украине наибольшими национальными производителями трубопроводной арматуры являются (точнее сказать, до 2014 г. являлись) два старейших предприятия — Никопольский завод трубопроводной арматуры (Днепропетровская область) и Дунаевецкий литейно-механический завод (Хмельницкая область). Разъясним читателю, что такой арматурой оснащаются все водо- и паропроводы, системы отопления, газопроводы и др. важнейшие объекты инфраструктуры.

То есть не сложно сделать умозаключение, что само государство является главным потребителем трубопроводной продукции. И вот при этом всем оно преспокойно поддерживает импорт контрафактной низкокачественной продукции из РФ (еще и в условиях фактической войны!) и КНР. Уже 4 года у нас с Вами на глазах происходит не что иное, как уничтожение двух флагманов отечественной продукции: заводы цепляются за соломинку, чтоб выжить, а им наносят и наносят сокрушительные удары. Еще недавно на пороге стояла эпидемия массовых убийств. А сейчас беспощадно добивают тех, кому удалось уцелеть за 23 года независимости. Тех, кто не только работал вчера, а хочет и может это делать впредь. С такими темпами завтра может просто не наступить.

Гуд бай, Хмельнитчина!

Когда Дунаевецкий литейно-механический завод находился в сознании, он мог обеспечить продукцией не то чтобы Хмельницкую область, а всю Украину — на долю этого предприятия приходилось 50% отечественного рынка. Когда же после жестокого нападения завод оказался в коме, без куска хлеба остались сотни ни в чем неповинных машиностроителей. "Рыба умирает без воды, а хмельницкий машиностроитель без еды" - может не очень складно, но честно. Хмельницкую область быстро переквалифицировали без ее собственного согласия в убыточный регион.

Но Хмельнитчина — это не только сердце Подолья и образцово толерантный край. На территории области находятся почти 4% всех сельскохозяйственных угодий страны, а также сосредоточены значительные производственные мощности. В структуре промышленности наибольший удельный вес имеют пищевая индустрия, электроэнергетика, машиностроение и металлообработка. Между прочим, в последних занято 44,2% промышленных работников региона. Хмельнитчина вырабатывает 2% промышленной продукции страны, 8,4% сахара, 5,5% молока, 4,8% мяса, 4,2% зерновых, 5,4% картофеля.

Но вместо того, чтобы дать хмельницкому машиностроителю сооружать для государства высококачественные задвижки (используя на 100% украинское сырье, включая мультипликатор промышленной кооперации, стимулируя смежные отрасли народного хозяйства — энергетику, металлургию, коксохимию), мы лишаем его права на труд. При этом затыкаем украинские трубопроводы иностранной ерундой, отчисляем сумасшедшие дотации безработным и насильственным образом удерживаем регион на черной доске поедателей государственной казны.

Мораль: государству не нужен исправный плательщик налога, обеспечивающий рабочие места и на 100% удовлетворяющий спрос. Вопрос, адресованный Премьер-министру, остался без ответа: кто будет выполнять бюджет коммунальных служб в 2015 г. и удовлетворять отложенный спрос 2014 г.?! Возможно, именно в этом парадоксальном факте - когда машиностроитель Хмельнитчины перестал потреблять продукцию индустриального Донецка и Луганска из-за преступной близорукости "правителей" - и кроется ответ на вопрос "Почему в мирной Украине начали стрелять?!"

А теперь внимание. Хмельницкие машиностроители, голодные и холодные, не опускают рук и демонстрируют завидную политическую ангажированность. На парламентских выборах 2014 г. регион занял 5-е место по явке (60.21%), а также отдал ярко выраженное предпочтение Народному Фронту (вошел в топ-десятку, 26.09%) и Блоку Петра Порошенко (4-е место, 24.98%). Печально, но инертные лидеры хмельнитчан - их же палачи. А эта история одного региона имеет все перспективы оказаться судьбоносной для всей страны.

Таким образом, вокруг судьбы шахтерского края хотя бы точатся схоластические бои под аккомпанемент "Градов". А на участь Хмельнитчины всем откровенно наплевать. Да, здесь нет зеленых человечков, псевдовыборов и пышных коронаций новоизбранных вождей. Но это же государственная и этническая территория Украины...

По-моему очевидно: экономический актив под названием Хмельнитчина отправили в свободное плавание на дырявом судне. Так почему же мы усиленно думаем над тем, как приобрести уголь из кровавых лап террористов (несчастные шахтеры о деньгах уже и думать забыли)? И не заморачиваемся над тем, как купить задвижку мирных хмельнитчан, приобретая ее у агрессора за государственный счет?

Ответ парадоксально прост — да взять и купить, разнести в пух и прах экспансию нашего кровожадного соседа, не позволить национальному товаропроизводителю сгинуть. Здесь не нужно изобретать велосипед, требуется только проявить здравый смысл и желание пошевелиться. Но видимо кому-то из чиновников тепло и уютно в своей копанке, сооруженной по принципу донецкой.

Что ж, тогда придется выкурить вредителя из норы, украинская экономика и без того ими зияет. Не положим Хмельнитчину на алтарь беззакония!

Такими словами могла быть окончена речь Дмитрия Яроша с констатацией факта "Мы к Вам уже идем". Об этом может подумать боец Национальной гвардии, греясь у буржуйки на линии огня в зоне АТО.

А я как украинский журналист хочу верить, что вопросы, изложенные в этой статье, не останутся риторическими. К сожалению, пока нам не удается выяснить позицию центральных органов исполнительной власти. По их словам, не барское это дело — разговаривать с простыми смертными.

Ольга ЛЯТИНА

Херсонцы в твиттере