«Ахтунг, минен!», или Шутка пахнет решеткой

Кирилл ГОРЕЛОВ // Гривна № 9 (946) 21.02.2013

В прошлом номере «Гривна» рассказала о том, как «террористы» угрожали взрывами на железнодорожном вокзале и в ТРЦ «Фабрика». И если пока какими-либо сведениями о том, как продвигаются поиски человека, 9 февраля сообщившего о впоследствии необнаруженном взрывном устройстве в поезде Херсон–Николаев–Москва, мы ещё не располагаем, то история с херсонкой, дважды сообщившей по телефону спасателям о заминировании «Фабрики», получила неожиданное продолжение

В ?тот вечер, 12 февраля, после эвакуации нескольких тысяч работников и посетителей ТРЦ и трёхчасовых поисков взрывотехники пришли к выводу, что тревога оказалась ложной. А стало быть, можно говорить, как это принято в таких случаях, что жертв и разрушений нет. Уже на следующий день, через 19 часов после этих событий, личность гражданки, сообщившей о взрывном устройстве, была установлена, а сама она начала давать показания следствию. Вполне логично, что 44-летнюю мать троих детей никто не стал препровождать в следственный изолятор. Случись иначе, не исключено, что дальнейшие события пошли бы совсем по-другому.

18 февраля около 15 часов, сидя на лавочке поблизости от катка «Фаворит-Арена» на улице 49-й Гвардейской дивизии, она облилась чем-то горючим и подожгла себя. Как гласит официальное сообщение облУМВД, «очевидец рассказал, что обратил внимание на женщину, которая сидела на скамейке возле детской площадки. Вдруг у нее задымилась верхняя одежда. Так как поблизости не было людей, человек самостоя­тельно оказал ей первую помощь и вызвал медиков». Неофициальная и неподтверждённая версия сообщает, что перед тем как поджечь себя, женщина собрала возле себя небольшое количество людей и заявила о произволе, который происходит в государстве. Так или иначе, но в 15 часов 20 минут она была доставлена в реанимационное отделение Херсонской областной больницы с ожогами I и II степени шеи и лица. Чтобы было понятно, I степень – по­краснение кожи, а II – образование пузырей, наполненных серозной жидкостью. В общей сложности у неё поражено около 7% поверхности тела.

Что же могло побудить вполне зрелую женщину к такому, чуть не приведшему к трагедии поступку?

Принято говорить, что чужая душа – потёмки, а потому однозначно утверждать о верности выводов не стоит. После поступления звонка о заминировании «Фабрики» правоохранители предположили, что это дело рук молодой, взбалмошной, экзальтированной и истеричной «блондинки», ездящей на крутой иномарке. В реальности всё оказалось не совсем так. 44 года, трое детей, работа кондуктором в марш­рутке, невыплаченные кре-
диты и далеко не блестящее финансовое положение семьи. А тут ещё и сообщение врачей об онкологии. И каждый день поездки мимо ТРЦ со множеством припаркованных возле него недешёвых автомобилей и людьми, у которых есть деньги на всё это. В общем, «Фабрика» вполне могла стать в её глазах особым олицетворением социальной несправедливости, а сами звонки о её замининировании – попытка своеобразного социального протеста. Если же добавить к этому ещё и перспективу судимости по статье, предполагающей лишение свободы от 2 до 6 лет, пусть даже суд решит сделать наказание условным или применить отсрочку его исполнения... Плюс гражданский иск от спецслужб о возмещении потраченных ими средств на реагирование на звонок. А ещё плюс – иски от множества расположенных в помещениях «Фабрики» арендаторов. Они ещё подсчитывают общую сумму ущерба, но, как удалось выяснить, вряд ли она будет в итоге меньше 100 тысяч гривен, и это при отнюдь не блестящем финансовом положении семьи. В общем, обилие такого негатива позитивному настрою явно не способствует, но это больше по части психологов, а то и психиатров.

Впрочем, это было далеко не первое сообщение о ложном заминировании в этом году. Совсем недавно, 30 января, мужской голос сообщил по телефону «102», что заминировано здание Управления образования и науки облгосадминистрации, а если кто-то на два из номеров телефонов Управления позвонит, то произойдёт взрыв. Взрывчатки в здании не оказалось, но чтобы выяснить это, многим людям пришлось потратить немало времени и сжечь километры нервов. «Террористом» оказался 63-летний преподаватель информатики, от которого из-за его пристрастия
к горячительным напиткам сначала ушла жена, а потом он лишился и работы в одном из серьёзных учебных заведений Херсона. На фоне алкогольной деградации личности – обида на всех и вся и желание сделать всем какую-нибудь гадость.

Неадекватность поведения по тем или иным причинам типична для «телефонных террористов». Чтобы не ходить далеко за примерами, вспомним прошлый год, по крайней мере те случаи, когда «подрывников» оперативникам удалось установить.

25 января 2012 года – сообщение о взрывчатке в херсонской школе № 34 на улице Краснофлот­ской. Мотив – хулиганский, 13-летний злоумышленник страдает задержкой психического развития. Решение суда – админпротокол в отношении матери, не выполняющей свои обязанности по воспитанию сына.

24 апреля гражданин 1978 года рождения «заминировал» Суворовский райотдел милиции в Херсоне, а заодно и «заложил» 15 тротиловых шашек в здание средней школы № 27 на улице Будённого. По канонам Уголовного кодекса мотив его был хулиганским, а причина – расстройство поведения. Результат – назначенное судом принудительное лечение.

2 мая – «минирование» кафе «Зефир» на улице Перекопской в Херсо­не. Звонивший парень 1988 года рождения был пьян. Суд признал его мотив хулиганским, а в качестве «лечения» назначил ему год лишения свободы.

14 июня – ещё одно херсон­ское кафе. На этот раз – «Сонет» на улице Илюши Кулика. Пьяный 32-летний клиент счёл, что его плохо обслужили, и решил таким образом ото­мстить официантам. Вновь хулиганский мотив, а решение суда следует ожидать в скором времени.

29 сентября 15-летний подросток объектом для шутки избрал железнодорожный вокзал в Херсоне. Смешно не было многим, в том числе и матери, в отношении которой составили админпротокол.

Как видно, во всех случаях причинами звонков «телефонных террористов» стали их «проблемы с го­ловой», варьирующиеся от серьёзных проблем с психикой до обычной «безбашенности». И если первым нужна помощь специали­стов, то вторым в качестве коррекции поведения сообщим, что
с 7 июня 2012 года ответственность за такие «художества», именуемые на языке Уголовного кодекса «заведомо ложным сообщением об угрозе безопас­ности граждан, уничтожения или по­вреждения объектов собственности», значительно усилена. Просто сообщение об этом даёт право суду назначить от 2 до 6 лет, а в том случае, если оно было повторным или повлекло тяжкие последствия, то от 4 до 8 лет самого реального лишения свободы. Стоит ли стремиться к этому, набирая телефонный номер?

ОСТАННІ НОВИНИ