Автоматная очередь из Интернета

Кирилл ГОРЕЛОВ // Гривна № 6 (943) 31.01.2013

Скучно как-то было без скандалов. И вот – нате! Херсонское интернет-сообщество заметно «заколбасило». Родившийся в недрах Всемирной паутины ляп, как принято называть всяческие ошибки, описки, недоразумения и прочую не отвечающую действительности информацию, не только выплеснулся из виртуального в мир реальный, но и обрёл юридическую форму, надо сказать, весьма скандальную и угрожающую, а также вызвал бурное обсуждение

Начальник Днепровского райотдела милиции Херсона Владимир Мартыненко обратился в суд с иском в отношении руководителя проекта «Первая бесплатная интернет-газета Херсона "Херсонская правда"» Тараса Бузака с требованием признать недостоверной изложенную на сайте информацию и опровергнуть её. В принципе, ничего особо необычного. Но дальше – настоящий тактический ядерный фугас: «Взыскать с ответчика
в пользу истца 100 тысяч гривен в счёт возмещения морального вреда». Ну и в качестве бонуса, ко всему прочему, – взыскать с ответчика традиционный судебный сбор.

Что же это за публикация, вызвавшая такую реакцию милиционера? Это появившийся на сайте «Херсонской правды» 19 ноября 2012 года заголовок – «Вчера на углу улиц Перекопская и Черноморская стреляли», а дальше – всего лишь пара строк: «Вчера, 18 ноября, около 7:45 на углу улиц Перекопская и Черноморская лежал труп. По словам жителей находящихся рядом домов и случайных прохожих, ранним утром происходило задержание правоохранителями преступника, который был убит автоматной очередью».

И первый вопрос, который сразу же возникает, – а при чём здесь начальник Днепровского райотдела Владимир Мартыненко. Ну, положим, описанные события происходили или не происходили, как он утверждает в своём иске, на территории обслуживания вверенного ему района, но откуда моральный вред лично ему? Ведь ни имя его, ни даже должность там не упомянуты! Чтобы не тренироваться в выдвижении версий, мы обратились за пояснением к первоисточнику, то есть к Владимиру Мартыненко.

- Всё это не шутка, – ответил он на телефонный звонок. – Я действительно обратился в суд с иском в отношении Тараса Бузака. И причина тому является достаточно веской. Вскоре после появления этих нескольких строк на сайте «Херсонской правды» в облУМВД позвонили из МВД Украины и в довольно резкой форме потребовали объяснений, что у нас тут творится. Любая информация о применении сотрудниками милиции огнестрельного оружия со смертельным исходом должна передаваться в дежурную часть министерства в течение часа. А тут прошло уже более суток, и о происшествии в Киеве узнали из интернет-издания. Ни дежурный по области, ни заместители начальника УМВД, ни сам он ничего об этом не знали. И тут снежный ком вопросов докатился и до меня. Мне позвонил генерал Литвин и потребовал объяснений. Нужно ли говорить, что ни о какой стрельбе я тоже не знал, а беседа эта была малоприятной, потому что было высказано предположение, надо отметить, вполне имеющее право на существование, что я по каким-то причинам укрыл от регистрации это происшествие. За подобное можно лишиться должности, погон и вообще стать гражданским человеком. Нужно сказать, что все милиционеры – потенциальные параноики. Не потому что люди со здоровой паранойей, как правило, живут дольше, а потому что привыкли при планировании работы и выдвижении версий предусматривать в числе прочих и самые худшие варианты развития событий и относиться к ним со всей серьёзностью. В общем, по принципу: лучше перебдеть, чем недобдеть. А самый худший вариант здесь – предположить, что действительно была стрельба на поражение, сотрудник или сотрудники милиции, применившие оружие, об этом, как положено, не доложили и с места происшествия скрылись. А не доложили потому, что оружие было применено неправомерно, то есть совершено умышленное или неумышленное убийство. Что можно ожидать от них в дальнейшем? Опять же в расчёт были взяты самые мрачные предположения, тем более что разыскать или связаться с владельцем сайта с информацией о стрельбе не удалось. Сразу же начали разбираться. Труп утром 18 ноября действительно был. Его обнаружили за кафе «Днепр», что у перекрёстка улиц Перекопской и Черноморской. Причина смерти человека действительно была криминальной. Но умер он не от огнестрельных ранений, а от обычных телесных повреждений. «Повод» – драка между посетителями кафе на почве перепития или недопития. Но это вовсе не значит, что там не могло быть ещё одного, куда-то девшегося трупа с огнестрельными ранениями. В общем, для прочёсывания местности и опроса граждан был мобилизован весь личный состав райотдела и весь транспорт, практически всё городское управление и добрая половина областного УМВД. А меня увезли в больницу с километрами сожжённых нервов. Давление зашкаливает, с сердцем – проблема. Отлежал под капельницей – и снова в райотдел. Это моя зона ответственности, и никого, если информация о стрельбе действительно подтвердится, не будет особо волновать, хорошо мне или плохо. В общем, «прошерстив» всё что можно, к окончательному выводу, что информация о стрельбе из «Херсонской правды» ничем не подтверждается, мы пришли только после полуночи, когда все уже падали с ног. Представляете, в какую сумму в результате вылились все эти человеко-часы и бензино-литры?

Что тут скажешь? С одной стороны, Интернет – это бесценный и безграничный источник всевозможной информации, средство оперативного размещения новостей, способ общаться и высказывать свою точку зрения. Это и настоящий виртуальный мир, и одновременно скан мира реального, причём многократно увеличенный и отражённый в кривом зеркале. В реальном мире обидчику можно не только высказать то, что о нём думаешь. Его можно привлечь к ответу, плюнуть или даже дать в сердцах в морду, обратиться за защитой в суд, в конце концов. Впрочем, и самому, если обидел кого-то в мире реальном, можно нарваться на то же самое. Плевать же в монитор или стучать кулаком по клавиатуре совершенно бессмысленно и глупо. Именно поэтому Интернет не только «Википедия», «великий ньюсмейкер» и «разоблачитель», а ещё и помойная яма с чёрным пиаром, провокациями, клеветой, газетными утками, измышлениями, «быдло-форумами» и «срачами». Безответственность порождает вседозволенность, как ни банально это прозвучит. А потому «фильтровать базар» в Интернете не принято. Взять хотя бы циничные и агрессивные комментарии на множестве сайтов по поводу недавнего убийства семьи судьи в Харькове. Впрочем, зачем далеко ходить? На странице той же
«Херсонской правды» под информацией об иске в отношении Тараса Бузака разделившиеся во мнении и скрытые никнеймами посетители сайта в выражениях не стеснялись. К примеру, «Кроликовод» написал: «Товарищи обиженные менты, у вас есть точно такой же шанс отреагировать на непроверенную, возможно, информацию издания – пострелять в воздух! И если в этом случае кто-то из блюстителей тишины в городе, представим себе, что есть такие, подадут на вас в суд и захотят 100 штук, ситуация будет приблизительно та же, что и вы смастерили. Но представьте, что бы вы и ваши товарищи по оружию сделали в случае такого иска... Так что я не удивлюсь, если журналисты из солидарности с коллегой порвут вас в лохмотья, и поделом вам, дебилам!» Или «Иванесса»: «Валить нужно журналюг. Хернёй всякой маются». Или «Журналист»: «Вы еще будете сотни раз жалеть, что подали этот иск. Потому что это запредельный цинизм утверждать, что у вас, мусоров поганых, есть честь и гиднисть». Невдомёк «Журналисту», что «мусор» этот происходит от сокращения названия Московского Управления сыскного отделения России, появившегося ещё в 1866 году. Не об этом речь, но всё же примерно полгода назад генерал Литвин, не скрывая своего возмущения, подал в суд иск в отношении руководителя херсонского информационного агентства «Таврия Ньюс», в одной из публикаций которого сотрудники милиции были названы фашистами. Состоялась и беседа между ним и журналистом. Что говорил генерал, знают только они двое. Но всё же можно предположить, что речь шла о том, что милиционеров можно и нужно критиковать, ругать, в конце концов, но не опускаться до оскорблений. Говорят, что судебное решение стоит ожидать в ближайшее время. Каким оно будет?

Впрочем, вернёмся к тому, с чего начали. В конце телефонного разговора Владимир Мартыненко сказал:

- Есть основания предъявить претензии к Тарасу Бузаку или нет, решайте сами. Я полагаю, что они есть. Неужели перед размещением на сайте непроверенной информации из категории «одна бабка сказала» было так трудно позвонить в райотдел, городское или областное управление милиции и спросить, было что-то подобное или нет? Кстати, и в дальнейшем сообщений о том, что информация не соответствует действительности, тоже не было. У меня нет ни малейших сомнений, что процесс мною будет выигран. А что касается денег по иску, то их мы перечислим в детский дом.