«Награда» за любовь

Владимир ДОРОФЕЕВ (Новий день № 15 (5062) 11.04.13)

От добра добра не ищут? Хоть и говорят, что от добра добра не ищут, а все-таки случаи бывают разные. В Херсоне, к примеру, из первого в области семейного детского дома Людмилы и Юрия Крюковских сперва сбежал, а затем еще и пожаловался в милиции на побои 14-летний Олег С., отец которого умер, а мать была лишена родительских прав за пьянство. Милиция отреагировала на ситуацию предельно жестко: явившись в общеобразовательную школу № 21 пригородного поселка Антоновки, в которой учились ребята из семейного детдома, две сотрудницы Днепровского РО УМВД забрали и поместили в приют еще трех воспитанников Людмилы Федоровны и Юрия Павловича как якобы пострадавших от насилия в приемной семье. Причем ни в школе, ни в семейном детдоме до сих пор не могут взять в толк, из какого «пальца» это насилие «высосали»? И неужели всех детей, жалующихся на проблемы в семьях, у нас непременно отправляют в приюты?

Ребят предварительно осматривала школьная медсестра и никаких следов побоев не обнаружила (редакция «НД» располагает справкой об этом). Если, конечно, не считать «побоями» царапину на шее одного из мальчиков, которую можно получить, слегка зацепив кожу зубьями обычной расчески. Но если у ребенка на коже осталась царапина, то приемным родителям действия милиции нанесли настоящую моральную травму.

— В тот день я ждала детей из школы. Время уроков подходило к концу, как вдруг мне звонит директор школы Антонина Борисенко и говорит: «Людмила Федоровна, я не могу ничего понять. Ваших ребят забрала милиция и вывезла прямо из школы». Я могу понять, что милиции требовалось проверить, не обижают ли их приемные родители, но непонятно, почему при этой беседе не присутствовал психолог, почему не пригласили меня. Ведь прежде всего я за них отвечаю! — возмущается Людмила Крюковская. — Написала о случившемся в Генеральную прокуратуру Украины. Однако получила ответ, который ничего мне не объяснил. В милиции никаких пояснений тоже дать не соизволили.

«Сестру забрали, хоть я просила нас не разлучать»

До сих пор не могут «отойти» от общения с милицией и две сестрички — 9-летняя Поля и 12-летняя Настя. «Меня две тети .из милиции уговорили идти в приют, обещали, что вызовут родную маму и меня ей отдадут, и обманули. А тетя Люда с дядей Юрой меня никогда не обижали — наоборот, помогают уроки готовить: тетя Люда — по украинскому языку, а дядя Юра — по математике», — говорит младшая. «Две тети из милиции все требовали признаться, бьют нас в приемной семье или нет, и никак не хотели верить, что у нас все хорошо. Потом спросили, хочу ли я ехать в приют. Я отказалась, но м не говорят: «А твоя младшая сестра хочет». Полину эти тетеньки все равно забрали, хотя я напомнила им, что мы родные сестры и по закону нас разлучать нельзя», — чуть не плачет старшая девочка.

В семейном детдоме Людмилы и Юрия Крюковских сейчас — 9 воспитанников, причем младшей только 9 лет, а двое старших уже студенты. Здесь ребят всегда приучают к самостоятельности: все проблемы они привыкли обсуждать вместе и на чьи-то выходки реагировать тоже сообща. Причины бегства 14-летнего Олега для этой большой семьи тоже не секрет: подросток привык жить так, как его воспитала улица. С первых дней в семейном детдоме он воровал всякие мелочи у других мальчишек и девчонок. Но окончательно всех возмутила кража у приемной матери. Людмила Федоровна сняла со счета деньги, чтобы купить на всех продуктов, а он кошелек с ними украл и спрятал под ванную. Когда другие ребята его нашли и воришку разоблачили (у Людмилы Федоровны до сих пор хранится его объяснительная записка об этом), он и устроил «спектакль», опасаясь, что после кражи его отправят в какую-нибудь колонию для несовершеннолетних.

Цена благополучия — нелегкий труд

В семейном детдоме Крюковских мне показали все уголки, охотно позволили «посекретничать» и с малышами, и с ребятами постарше. Скажу сразу: далеко не каждая элитная школа или детский сад в Украине выглядит настолько уютным и ухоженным, как этот небольшой особнячок из белого силикатного кирпича. Комнаты сияют чистотой, на подоконниках и лестничных площадках — много зелени, в кладовке — несколько стеллажей «закаток». Хочешь читать — к твоим услугам большая библиотека, хочешь играть — на диванах мягких игрушек целые горы. Есть компьютер и телевизор, в аквариуме плещутся рыбки, а на дворе — один вольер со страусами, а второй — с яркими заморскими попугаями! И сразу заметно, что ребята чувствуют себя здесь полноправными хозяевами. Придя из школы, подростки сразу берутся накрывать на стол, разливая приготовленный мамой сытный борщ с курицей. Младшие им помогают. Без подсказок моют руки, не расшвыривают одежду и обувь: сразу видно, что относятся к вещам по-хозяйски. Хотя этот порядок и уют дался создателям детдома нелегким трудом.

— 11 лет назад, когда все начиналось, жена работала воспитателем в детдоме «Теремок». Немцы из благотворительной организации «Элизабет Ферайн» предложили взять пятерых сирот и организовать первый тогда в нашей области семейный детдом. Их обязательным условием было, чтобы родителей-воспитателей было двое, но я «упирался руками и ногами». Если бы не ликвидация транспортного предприятия, где я тогда работал водителем, ни за что бы не согласился. Но жена уговорила. Немцы купили для нашего детдома недостроенный коттедж в Антоновке. Пришлось изрядно потрудиться, чтобы подтянуть к нему газ, утеплить стены, благоустроить комнаты, — вспоминает Юрий Крюковский. — Мы и сейчас не шикуем: дом нам до сих пор не принадлежит, хотя власти уже давно обещали построить новый особняк. Обещали и новый микроавтобус, а продукты по сей день возим на моих «Жигулях», еще при СССР купленных. Постоянных шефов у нас тоже нет, зато вместо них — огород на соседнем участке, которым сосед разрешил пользоваться.

«Выхаживать сирот — это дар»

О семейном детдоме Крюковских в Херсоне говорят разное. Кто-то сочувствует немолодой уже паре, взвалившей на себя такой крест, кто- то даже завидует: дескать, хорошо устроились: десятками тысяч гривен пособие получают. Но если бы завистники знали, какой это тяжелый труд, выправлять исковерканные прежней жизнью ребячьи судьбы, то едва ли согласились бы поменяться местами с Людмилой Федоровной и Юрием Павловичем.

— В Херсоне за все последние годы создали только два семейных детдома. Нет желающих идти в родители-воспитатели, зато есть случаи, когда приемные матери отказываются от взятых из детдомов ребят, попросту не справляясь с ними. У Людмилы Крюковской все получается, и это надо ценить, а не искать у нее какие-то недочеты и обвинять в вымышленных грехах. Я была в этом семейном детдоме, поговорила с каждым из мальчишек и девчонок, и ни от кого не услышала желания покинуть приемных родителей. А это уже о многом говорит, — подчеркивает начальник службы по делам детей Херсонского горисполкома Вера Каплина.

— Я знаю детдом Крюковских 6 лет, и никогда не видела здешнюю ребятню голодной и неухоженной. У Людмилы Федоровны и Юрия Павловича — настоящая большая семья, которой надо всемерно помогать, а не пытаться ее зачем-то разрушить, — убеждена президент благотворительного фонда «Гаврош» Галина Кулешова.

Людмила и Юрий Крюковские отдали сиротам всю свою жизнь и не требуют от общества ни каких-то особых наград, ни почестей. Они привыкли, что особой помощи им никто не предлагает, зато проверяющих — пруд пруди. И этим проверяющим они тоже не рассказывают, как принимают ребят, не знающих, что такое обыкновенный борщ или плов, но собирающих и прячущих под подушкой куски хлеба, а ночью прокрадывающихся в кладовку и украдкой вскрывающих ножницами банки с вареньем. Тех, которые в подростковом возрасте и букв-то порой не знают, зато все уличные притоны знающих наперечет и умеющих сварганить наркотик из тюбика клея.

Каких усилий им стоит вернуть этих изгоев общества к нормальной жизни, известно только им одним. Так, может, и милиции стоит их об этом порасспросить, прежде чем громоздить одно странное обвинение на другое?