Хождение власти в народ

Кирилл ГОРЕЛОВ // Гривна № 15 (952) 04.04.2013

Обычно различного рода официальные мероприятия принято освещать в стиле репортажа. Но разве это догма? Почему бы, помимо голых фактов, не рассказать и о том, какие впечатления, конечно же, субъективные, получил журналист во время их посещения? Именно так подумалось автору этих строк 3 апреля в актовом зале херсонской школы № 46 на встрече вр. и. о. мэра Херсона Зои Бережной с жителями ряда улиц Комсомольского района

Мысль эта возникла, когда автор без воодушевления посматривал на часы в ожидании прибытия инициатора встречи, опоздавшей почти на 20 минут. Впрочем, посматривали на часы и три десятка руководителей всяких разных горис-полкомовских и коммунальных служб, которых тоже обязали «выйти в люди». Смотрел на часы и присутствовавший в зале практически в полном составе педколлектив школы, прибывший туда, как пить дать, добровольно-принудительно. Для массовости? Учитывая, сколько там было педагогов и журналистов, можно предположить, что жителей улиц, пришедших туда по собственной инициативе, было не так уж и много. Подтверждает это и импровизированный опрос прохожих рядом со школой перед мероприятием. Ни один из них не имел о встрече вр. и. о. мэра с гражданами ни малейшего понятия. В общем, система оповещения о ней не сработала. А может, так было и задумано?

Встреча началась с долгого представления чиновников, к которым можно обращаться по тем или иным вопросам. Почему бы и нет? Страна должна знать своих героев в лицо. Вот только не всех героев удалось увидеть. Сплошь и рядом возникали «непонятки», потому что вместо одного чиновника в зале присутствовал другой, его заменяющий. А депутаты горсовета, для которых было приготовлено место в президиуме, не явились вовсе. Не знали или граждане, их избравшие, им оказались неинтересны? Так или иначе, но места с табличками, на которых были написаны фамилии Лушников, Белоглазов и Шкода, всю встречу оставались пустыми.

Далее последовал рассказ о жалобах, которые поступили от граждан. Всё это время возникало чувство какой-то незавершённости. Суть сетований озвучивали, а вот каковы результаты их рассмотрения, осталось тайной. По ходу этого г-жа Бережная вспоминала о том, что тот или иной чиновник получил какое-либо поручение, связанное с этим районом. Вот тут-то и возник вопрос, а почему бы не потребовать у него детальный отчёт об этом на совещании в стенах горисполкома, ведь ничего вразумительного, кроме «работаем» и «занимаемся», в ответ не прозвучало. И это несмотря на то, что прилюдно чиновников ставили в позу нашкодивших школьников. Впрочем, их вразумление мало отличалось от нотаций классного руководителя без какой-либо конкретики. Какой прок от этого? Тут уж или по-армейски не позорить командиров перед подчинёнными, а по-свойски разобраться, вызвав и «разложив на ковре», или, если уж позорить прилюдно, то с оргвыводами, мерами реагирования и прочим.

Далее наступил этап вопросов собравшихся и ответов г-жи Бережной. Вопросов было немало, но создалось стойкое ощущение, что большинство из них были заранее срежиссированы и известны, хотя были среди них и довольно неожиданные. И сразу же указания чиновникам рассмотреть, изучить возможность, принять меры и тому подобное. Будет ли всё это действительно исполнено? Или на следующей встрече с жителями этих улиц (а она была обещана) вновь от них прозвучит «работаем» и «зани-маемся»? Кстати, пришлось убедиться, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Что касается вопросов, требующих капиталовложений, к примеру, о протекающих крышах и «убитых» дорогах прозвучало указание «рассмотреть вопрос при условии софинансирования со стороны жителей». Оно и немудрено – бюджет города скуден. Наверное, поэтому Зоя Яковлевна опасалась давать прямые обещания «сразу сделать всем счастье». К слову, по её утверждению, в первую очередь город будет обращать внимание на просьбы жителей, занимающих активную гражданскую позицию и старающихся собственными силами сделать свои дома и улицы лучше. Вслед за этим была пространная речь на тему «чисто не там, где метут, а там где не сорят» и «нужно всё брать в свои руки». В происходящем возникло ощущение некоего симбиоза классного часа с родительским собранием. К чему растолковывать собравшимся в зале взрослым и далеко не глупым людям прописные истины? Прозвучала из её уст и идея одеть всех водителей маршруток в единую униформу. Вроде бы и неплохо, эстетично. Но есть ли в этом смысл? Маловероятно, что фирмы-автоперевозчики будут гореть желанием тратить деньги на «спецодежду» для них. На практике «водилам» придётся раскошеливаться самим. Вряд ли это с их стороны вызовет дополнительные симпатии к городской власти. В нынешнем её подходе как-то всё больше превалирует стремление к чисто внешним эффектам, но уж поверьте, тот, кто служил в армии, знает, что степень побеленности бордюров и зелёности травы никоим образом не связана с боеспособностью воинской части.

В целом же со встречей, по исключительно субъективному мнению автора, вышло «хотели как лучше, а получилось как всегда». Сама по себе идея «хождения в люди» хоть и не нова, но может при должной организации быть полезной и продуктивной. Разве плохо, если кто-то глянет в глаза какому-нибудь ответственному чиновнику, коих в зале было немало, и скажет: «Что ж ты, такой-сякой!..» Шанс у собравшихся был. Но организации-то как раз и не хватило. Если бы больше людей знали о встрече, то и аудитория была, пожалуй, шире, и вопросы острее. Ну и последние мысли «по поводу». Опасения тех, кто полагал, что с уходом с мэрского поста Владимира Сальдо в городе станет хуже, не оправдались. Хуже не стало. Правда, не стало и лучше.