«Судебные качели» для фермера

Кирилл ГОРЕЛОВ (Гривна № 3 (940) 10.01.2013)
Фемиду обычно принято изображать статной дамой с допотопными рычажными весами и повязкой на глазах. С весами понятно. Они необходимы, чтобы решения были взвешенными, хотя шутники и утверждают, что весы богине правосудия нужны
для измерения величины подношений. Ещё у Фемиды на глазах повязка, которую принято считать символом объективности. Дескать, решения богиня принимает невзирая на лица и прочее

Но на самом же деле повязка ей нужна вовсе не для этого, а чтобы скрыть свой дефект. Богиня, скорее всего, косо­глазенькая и потому порой просто не видит, что умудряется принимать противоречащие друг другу решения по одним и тем же вопросам. Как, к примеру, в истории с руководителем,
а точнее, руководительницей одного из сельскохозяйственных предприя­тий Великоалександровского района Татьяной Бакун. Расскажем, что удалось узнать от неё самой, а также из множества совершенно официальных юридических документов.

Итак, ещё в 2007 году некий предприимчивый гражданин решил заняться выращиванием зерна и подсолнечника на херсонских землях. Правда, частное предприятие он зарегистрировал в соседнем Кривом Рогу, но ничего незаконного в этом обстоятельстве нет. Чтобы что-то выращивать, нужна земля, и потому предприниматель заключил почти две сотни договоров с местными жителями. А также взял у них в аренду земельные участки, доставшиеся им в качестве паёв при развале местного колхоза. Кое-кого из сельчан даже принял на работу. Что-то посеяли, что-то даже убирать собрались, но вот тут-то и возникла проблема. Поля оказались блокированы посторонними людьми в полувоенной одежде, а на ниве активно трудились какие-то комбайны. Кто, откуда, почему? Оказалось, что предприниматель взял кредит в криворожском банке, но отдавать его не спешил. Если кто помнит, то в те времена случилась засуха, и фермер решил в первую очередь расплатиться с пайщиками, а уж потом с кредиторами. Об этом даже в местной газете писали, что, дескать, первым из всех фермеров он это сделал. На долю банка денег не хватило, вот он и решил поступить почти по заветам Юлия Цезаря - пришел, увидел и сам взял то, что нужно. Вроде бы всё логично, если бы не целый ряд обстоятельств. И самое главное состоит в том, что «банковская» уборка урожая происходила в стиле разборок 1990-х годов. В общем, хоть и должен был денег предприниматель, но метод их взыскания с законом и рядом не стоял. Помимо этого, рисковали остаться ни с чем люди, на чьей земле вырос урожай. Именно эта мысль и была донесена до местной прокуратуры. Причём «дошла» она до надзирающего за соблюдением законности органа почему-то далеко не сразу. Именно это «почему-то», по мнению Татьяны Бакун, и стало первопричиной многих дальнейших событий.

Так или иначе, но с фермер­ством у криворожанина ничего не вышло. Поэтому в августе 2009 года новым владельцем и одновременно директором хозяйства стала киевлянка Татьяна Бакун. Для работников же и тех, кто сдал свои земельные участки в аренду, ничего не изменилось.- Весной 2010 года ко мне обратилась жена одного из пайщиков, - рассказала Татьяна. - Женщина просила отдать ей трудовую книжку мужа, потому что нужно предоставить её в больницу, где тот лечится от туберкулеза. Сам он был ветеринаром и периодически оказывал за разовую плату услуги хозяйству, но трудоустроен в нём не был. Еще при предыдущем владельце хозяйства 1 октября 2007 года в трудовой книжке ветеринара была сделана запись, что он принят на работу охранником. Но в тот же день он явился на работу пьяным, а потому директор издал приказ, запрещавший ему приступать к выполнению обязанностей, на основании этого отказать в приёме на работу, а запись в трудовой книжке считать ошибочной и сделать
в ней соответствующую отметку. В своё время такая запись в трудовую книжку не была внесена, а потому её сделали перед тем, как отдать женщине документы. Всё это было оформлено строго в рамках трудового законодательства.

В сентябре 2010 года несостоявшийся охранник обратился в прокуратуру с заявлением, что запись в его трудовой книжке сделана незаконно, он действительно работал ночным охранником в фермерском хозяйстве, а потому просит прокуратуру подтвердить ему трудовой стаж почти за три года для назначения пенсии за этот период.

Прокуратура занималась проверкой до января 2011 года, а потом от его лица обратилась в суд, который в марте этого же года требования надзирающего за исполнением законности органа полностью удовлетворил.

- 24 марта 2011 года я подала в Апелляционный суд жалобу на такое решение, - сообщила Татьяна Бакун. - А всего через четыре дня прокуратура возбудила уголовное дело «по факту грубого нарушения законодательства о труде должност­ными лицами частного предприятия». Интересно, если бы жалоба отсут­ствовала, уголовное дело было бы возбуждено?

19 апреля 2011 года Апелляционный суд пришёл к выводу, что их коллеги из районного суда, вынося решение, мягко говоря, погорячились,
и их решение отменил. Одновременно он оставил без рассмотрения и заявление прокурора, просившего признать недействительной запись в трудовой книжке и установить факт трудовых взаимоотношений. Примечательно, что ни прокуратура, ни гражданин, чьи права она защищала, такое решение обжаловать не стали. Видимо, из-за полной бесперспек­тивности. Не усмотрел ничего уголовного суд и в действиях «должностных лиц частного предприятия», иначе сам возбудил бы уголовное дело или отправил соответствующую информацию правоохранителям. Кстати, ни Апелляционному суду, ни самому главному должностному лицу фермерского хозяйства Татьяне Бакун сообщать о возбужденном уголовном деле прокуратура тогда не сочла нужным.

Казалось бы, на этом должна была быть поставлена точка, а возбужденное прокуратурой уголовное дело прекращено. Но не тут-то было. То, что факт сущест­вования трудовых взаимоотношений юридически не установлен, как выяснилось, вовсе не помеха уголовному расследованию «по факту грубого нарушения законодательства о труде». По мнению Татьяны Бакун, странно не только это, но и то, каким образом проходило следствие:

- Офис нашего хозяйства находится всего в сотне метров от районной прокуратуры, а я сама практически каждый день в нём бывала. Но это не помешало следствию 16 сентября 2011 года объявить меня в розыск и установить меру пресечения - подписку о невыезде. И это при том, что впервые о необходимости моей явки в прокуратуру я узнала третьего октября. В этот же день мне впервые сообщили об уголовном деле, а заодно предъявили обвинение «по факту грубого нарушения законодатель­ства о труде». Примечательно, что я умудрилась «скрыться от след­ствия» и быть объявленной в розыск ещё раз. Схема этого была довольно проста. 28 декабря 2011 года я явилась в прокуратуру на очередной допрос, а потом поинтересовалась, когда меня вызовут снова. Помощник прокурора ответил, что этого не знает, правда, при этом он «позабыл», что за 2 дня до этого направил по моему домашнему адресу повестку на 4 января. 4 января я её и получила в Киеве, где должна была пребывать по условиям подписки о невыезде. Понятно, что в Великую Александ­ровку успеть я никак не могла. В результате - ещё одно объявление в розыск. Впрочем, в рапорте было ещё указано, что я якобы 28 декабря отказалась получать повестку на 29 декабря. В общем, так или иначе, но 25 января 2012 года я стала уже подсудимой. Проигнорировали мои жалобы на то, как проводили следствие, на то, что суд принял во внимание показания свидетелей, говоривших, что этот гражданин постоянно работал в хозяйстве, и не учёл показания других, которые утверждали, что постоянно трудоустроен он не был и получал деньги исключительно за разовую работу ветеринара. Причем «неучтенными» оказались криворожцы, которые не только работали, но и жили прямо на территории хозяйства. Но был и ещё один казус. Множество местных свидетелей обратились в област­ную прокуратуру с жалобой, что во время следствия на них было оказа­но давление. Во внимание суд это тоже не принял.

18 мая 2012 года Татьяна Бакун была осуждена по части 1-й статьи 172 Уголовного кодекса, в которой речь идёт о «незаконном увольнении работника с работы по личным мотивам, а также другом грубом нарушении законодательства о труде». Наказанием стал штраф в 510 гривен. Сумма эта по нынешним временам, можно сказать, копеечная. Но для Татьяны Бакун это - дело принципа. Сама она считает себя ни в чём не повинной, а потому обратилась с жалобой на решение районного суда. 22 августа судьи Апелляционного суда вновь были озадачены, приговор отменили, а уголовное дело отправили на доследование. Оно проходит уже почти полгода, а потому вопрос, чем закончится вся эта история, до сих пор остаётся открытым. Сама история длится с сентября 2010 года. Все при делах!

ОСТАННІ НОВИНИ