В ситуации со «сбежавшими в милицию» детьми нужно разобраться!

В этом уверены журналисты информационного портала «Херсонщина за день» и предлагают свои результаты журналистского расследования истории о детях, сбежавших из семейного детского дома Крюковских в Антоновке.

Дети: Тети с милиции сказали, что они все знают, и попросили подписаться...

Приехав в уютный дом, нас встречали взрослые и дети.

Выслушали родителей — Людмилу и Юрия Крюковских, которые открыто заявляют о происшедшем, как страшном ЧП для всей их семьи, ведь который день подряд в их доме не утихают телефоны – звонят со всей Украины.

На вопрос, что произошло, нам сначала рассказали родители.

В четверг, 21 февраля, около 13 час. 30 мин. с Антоновской средней школы № 21 работниками криминальной милиции Днепровского РОВД по делам несовершеннолетних были забраны четверо младших детей, с 9 до 15 лет.

- Где-то сразу после 14 часов мне позвонила начальник криминальной милиции Днепровского РОВД Анна Владимировна Понтак и сообщила, что у нас большие неприятности. Я спросила, что случилось с детьми, Анна Владимировна рассказала, что она со своими коллегами в нашей школе проводила профилактическое общение с детьми, в том числе и с нашими. И, как оказалось, наши дети сами ей рассказали о том, что мы их бьем и наказываем. Далее она спросила, сможем ли мы приехать в милицию с документами на детей, — рассказывает Людмила Федоровна.

Как оказалось, в поле зрения работников милиции попались те дети, которые в семье Крюковских живут не так давно. После звонка из милиции позвонили со школы, и поинтересовались, знают ли родители, что их детей забрала милиция.

- Мне было непонятно, на каком основании, без какого либо разрешения, без сопровождения педагогов были забраны несовершеннолетние дети, за которых мы отвечаем. Я сразу же обратилась в службу по делам детей. Начальник службы Вера Ивановна Каприна мне сообщила, что ей позвонили с приюта в Степановке, и сообщили, что наших детей привезли уже туда. Мы отправились за детьми вместе с Верой Ивановной, нам не разрешали с ними общаться, но при этом и не показали документы, на каком основании детей, за которых мы отвечаем, у нас забрали и отдали в приют. После несколько часовых переговоров, работники приюта разрешают поговорить с детьми их брату и сестре, — рассказывают родители.

Время шло, конфликт не решался, поздно вечером работники приюта решили отправить детей домой в Антоновку в сопровождении своего юриста. Возле ворот семейного детского дома юриста, детей, родителей и работника по делам детей уже ждала начальница Анна Понтак.

- Я всех пригласила в дом, сели за столом на кухне все вместе обсуждать происходящее, к нам присоединились все дети, пришла и директор школы. Дети рассказали всем, почему они согласились поехать в приют, — рассказала Людмила Федоровна.

Далее мы выслушали полную версию происходящего от детей.

Как рассказал один из воспитанников семьи в тот момент, когда прибыла милиция, все школьники были в спортзале, в этот день проводился спортивный праздник.

- Ко мне подошла директор школы и попросила, чтобы я в кабинет привел Олега, Виталика и Полину, что с ними хотят поговорить с милиции. Я их позвал, с ними разговаривали, я с ними беседовать не захотел, — рассказал Павел.

- Я зашел в кабинет, там сидели две женщины, они мне не говорили, кто они, я потом понял, что из милиции. Они сказали, что все знают, и начали спрашивать, кто меня в семье бьет. Потом показывали фотографии побитых детей с закрытыми лицами и говорили, что это дети из нашей семьи, просили называть, кого я узнал. Я сказал, что никого не узнаю, потом мне сказали, что нужно поехать снять побои с ними в милицию (у мальчика на шее была царапина, по его словам он даже не знал, что она там есть – прим.автора). Еще меня попросили расписаться, что там было написано, я не знаю. Я даже не знал, что меня отвезут в приют, — рассказал старший среди тех, кого отвезли в приют, 15-летний Олег.

Далее история с «чудесным» освобождением от ненавистных приемных родителей по рассказам детей становилась еще увлекательней для детей и страшней для здравого рассудка.

9-летняя Полина и 12-летний Виталик рассказали все ту же историю с фотографиями, подписями, и о том, как дети самостоятельно согласились ехать в приют.

- Мне тетя сказала, что если я поеду в приют, там меня заберет настоящая мама. Я очень хочу к своей родной маме, еще мне сказали, что обеспечат лучшие условия, — рассказала Полина.

Ту же историю рассказали Виталик, и Олег, 14-летний, который, несмотря на то, что три года прожил до семьи Крюковских в интернате, побывал также и в нескольких семьях, верит, что его заберет бабушка.

Уже после посещения приюта Олег позвонил бабушке, а там его родственники сообщили, что никто его забирать не собирается.

С какой целью проделывалась «нечеловеческая» работа, мы обязательно поинтересуемся в милиции. Волнуют и те вопросы, каким образом тети собрались улучшить жизнь детей в приюте, и почему не помогали вернуться к настоящим родителям раньше, не последний факт и в том, что самим родителям не очень то и интересно, где находятся их дети...

Но хотелось бы еще поделиться рассказами детей.

За день до происшедшего в семье произошел конфликт – один из мальчишек, который перестал бегать из семьи, нашел новое занятие – воровать деньги, и все, что «плохо» лежит не только у родителей, но и у детей. Если что-нибудь пропало, все знали, где искать, но это стало всем надоедать.

Родителям в службе по делам детей посоветовали обратиться для профилактики в криминальную милицию Днепровского РОВД.

Родители так и сделали, обратились за помощью в милицию, там уже нам знакомые «тети» Оксана Лавро и Анна Понтак посоветовали родителям написать на мальчика заявление. Родители отказались, и попросили устно посодействовать в профилактике.

По словам несовершеннолетнего, профилактика состояла в том, что тети-милиционеры объяснили, что это у него болезнь такая, связанна с генами, а еще посоветовали, когда будут родители ругать, записывать все на диктофон, потому что им известно, что в этой семье многим детям не очень хорошо жилось. А вот в пятницу, мальчика уже позвали в школе подписать документ...

Возникает вопрос, почему люди, основные результаты работы которых видны с профилактики, позволяют себе провоцировать детей? Почему позволяют себе быть судьями без суда? Почему семью с десятилетним стажем решили спровоцировать на подобное? Надеемся, что на эти вопросы ответит прокуратура, а также надеемся на комментарии от самих работников милиции.

Вот так выглядят дети, у которых искали телесные повреждения:

Татьяна Дергачева, "Херсонщина за день"

ОСТАННІ НОВИНИ

ЖИТТЯ