Александр Мельник: «Любовь со зрителем должна быть взаимной»

Александр Мельник: «Любовь со зрителем должна быть взаимной»

В этом уверен известный херсонский актер Александр Мельник. Наверное, именно поэтому профессионального артиста и его творчество любят, ценят и уважают херсонцы.

 

Мы продолжаем серию интервью с создателями и участниками творческого проекта «Созвездие тигра». Одним из них является артист Херсонского академического музыкально-драматического театра имени Н.Кулиша, Заслуженный артист Украины Александр Мельник.

 - Александр, когда Вы приняли решение посвятить себя искусству?

- Это было еще в детском саду. Я всегда принимал участие в детсадовских утренниках, там и прошел такое себе «боевое крещение». Как сейчас помню - мне дали микрофон, сделанный из картона, и я пел песню «Птица счастья завтрашнего дня». Вот тогда моя воспитательница, Любовь Ивановна, сказала – быть тебе артистом. Вот с тех пор пошло-поехало...

- Вы учились в Днепропетровском театральном колледже, расскажите, как поступали туда, как учились там?

- Я поступал в 1994 году. Тогда там был конкурс - 36 человек на одно место! На то время, это был жестковатый отбор, хотя говорят, бывало и по 50-60 человек на одно место. Поступал я на факультет драмы, но из-за низкого роста мне предложили факультет кукол и сказали, что я совершенно ничего не потеряю - потому, что буду изучать мастерство и драматическое, и театр кукол. И я не жалею, что так вышло.

На своем факультете я получил много такого, даже того, чего другие не получают на факультете драмы. У меня были хорошие педагоги, хороший мастер – режиссер, которая меня выпускала. Она всегда мне говорила – Мельник, найди золотую середину. Потому, что я мог вообще не работать или же наоборот отдаваться полностью работе, до разрыва нерва...

- Александр, как сложились обстоятельства, что Вы переехали в Херсон и стали работать в Херсонском областном академическом музыкально-драматическом театре им.Н.Кулиша?

- Нас пригласил директор херсонского театра Александр Книга. Во время выпускных дипломных работ, приезжают режиссеры, директора театров со всей Украины и предлагают тем, кто понравился приехать в свой театр на прослушивание. А потом, если утвердят, можно было работать. Тогда, в Херсон с Днепропетровской «театралки» приехало 12 человек, а осталось 5-6.

- Тяжело было на первых этапах работы в Херсонском областном театре?

- Везде поначалу тяжело, но мне помогали - мне и ребятам, которые пришли вместе со мной очень повезло. На то время, наши мэтры - Народные артисты Украины Алёна Галл-Савальская, Анатолий Толок, Анатолий Манойло, Василий Чорношкур учили нас практически заново. То, что мы учили раньше - это одно, а когда выходишь на большую сцену и работаешь с мастерами сцены, Народными, Заслуженными артистами это было другое. Они помогали, рассказывали, что так, а что нет. И сразу стало понятно, как нужно, а как не нужно играть.

- После первого успеха, первых главных ролей, «звездная болезнь» появилась?

- Конечно! (улыбается) Я считаю, что каждый должен переболеть «звездной болезнью». Причем, самое главное – вовремя выпить пилюлю от звездной болезни. Вот мне ее и дали... Помню, был спектакль «Фигаро», мы играли и в школах, и просто на вечеринках. Так вот, после школьных спектаклей по 10-30 девчонок, с какими-то блокнотиками, тетрадками, ручками просили автограф.

И ты ходишь потом по театру: нос к верху, аж штукатурка сыпется, ты же «звездный парень» (смеется). Однажды, в какой-то момент одна Заслуженная артистка Украины говорит мне – ты пока никто и зовут тебя никак. И, вдруг, та звезда, которая так ярко разгорелась, так раз – и потухла. Как бы там ни было, я признателен этой актрисе, до сих пор говорю ей спасибо. Самое главное, чтобы потом просто не заносило на поворотах...

- Александр, мы знаем, что Вы снимались в кино. Расскажите об этом творческом опыте.

- Да, есть такой грех (смеется). В кино и в театре - разный ритм работы. Здесь, мы учим текст дома, а там (в кино) тебе дают текст, могут сбросить на электронную почту, и ты его учишь уже по пути.

Например, в Одессе были съемки... Мне бросали на электронную почту, я за ночь, грубо говоря, учу 2-3 листа текста и приезжая на площадку уже должен быть готов. Причем, получается так - ты выучил текст, входишь в кадр, идет репетиция и тут тебе говорят - этого текста нет, этого тоже нет. Ты говоришь, а зачем тогда учить было? Отвечают - а мы сейчас переделаем и напишем новый. Просто сценаристу, который сидит за спиной у режиссера, что-то не нравится, и он начинает переделывать текст по ходу. И нужно соображать в два раза быстрее.

В спектакле тебе понятна отправная точка, твой образ, от начала и до финала спектакля. В кино съемки идут по-другому: середина, финал, начало, чуть-чуть отклонились дальше, чуть-чуть отошли от середины – идет хаотичность. Как такого, целостного образа ты не понимаешь. И уже потом, складывая пазлы за съемочной площадкой, ты начинаешь его понимать - во время перерывов, во время обедов и только потом выстраиваешь свой образ. Сейчас просто специфика съемок такая. Я знаю единственный фильм, который снимали, как театральную репетицию – это фильм Никиты Михалкова «Двенадцать». Они сначала репетировали в спортзале, как спектакль, а потом снимался фильм.

- «Созвездие тигра» - это было что-то новое в Вашей жизни или все-таки были подобные проекты?

- Для меня – это была новая, интересная работа, которая зацепила. Я мнительный человек, могу расплакаться, если что-то понравится, буду плакать, не скрывая слез. Мы все проходим школу улицы, я тоже ее прошел. Главное вовремя найти «ручник» и остановиться в нужный момент. Я остановился.

И когда, я читал сценарий проекта, я уже видел эту историю, вот как кино. Я примерял под себя эту ситуацию, как бы я там поступил, как бы сделал. У меня были слезы в определенном моменте, при чтении.

- В проекте «Созвездие тигра» Вы озвучивали эту историю, как считаете, у Вас получилось?

- Получилось хорошо или нет, не мне судить. Судят всегда зрители, слушатели, радиослушатели. Я лично, работой доволен. Иногда я перечитываю дома эту историю...

Мне кажется, если будет еще один какой-то такой проект - я буду уже готов к этому. Буду осмысленно продумывать ходы заранее. То есть, когда я начитывал, представлял то, что я играю, что начитываю. Мы старались сделать так, чтобы у зрителя картинка получилась одинаковая, а восприятие разное.

- Лично Вас, чему-то научил этот проект?

- Да уж... (задумался). Я в принципе по жизни такой человек, который помогает людям. Проект учит не то, чтобы помогать материально, а духовно. Молодежь сегодняшняя немножко деградирует, если мы ее обогатим, то будем победителями. Молодые люди сегодня в интернете, телефонах, компьютерах, потом сигареты, спиртные напитки. Они не думают, о том, что будет дальше.

Мы должны поставить этих людей на философскую, спортивную, оздоровительную тропу. Тогда мне кажется, следующее поколение будет здоровее, умнее, выносливее.

- Уже скоро премьера проекта «Созвездие тигра» - волнуетесь?

- Если честно, я всегда волнуюсь. Волнуюсь перед спектаклями, и неважно сколько раз они сыграны, 4, 10, 40 раз. А данный проект тоже своеобразный моноспектакль в аудио формате.

Конечно, я волнуюсь, как воспримут зрители. Да и не просто зрители, ведь это та публика, которую очень сложно завоевывать. Взрослый зритель, с уважения к актеру, досидит до финала, может быть похлопает, крикнет браво, а выйдет с театра и подумает, зачем он вообще приходил...

Детский зритель – это абсолютно другая логика. Другое мышление. У меня был момент в практике, когда мы с актерами играли сказку. Мы пыжились, пыжились... Тут, мальчик, лет пяти, подходит, прям к сцене, смотрит мне в глаза и говорит – а я тебе не верю. Развернулся и ушел... И после этого момента я с горем пополам доиграл.

- Александр, у Вас большой театральный опыт, также опыт съемок в кино, Вы постоянно работали с профессионалами. А как работалось, скажем, с аматорами в проекте «Созвездие тигра»?

- Я не назову это аматорством. Ведь рассказ очень профессиональный, интересный. Я не могу назвать это аматорством, потому что аматоры не относятся так к своей работе. Этот проект для людей, как роль для актера, как ребенок для родителей. Этого ребенка зачали, и он сейчас растет, а когда будет премьера, мы посмотрим, какой он получился. Улыбчивый, кареглазый, кучерявый или нет. Для меня это была точно такая же работа над ролью, как и в театре!

Спрашивала Татьяна БОЙКО