Азовское море почти угробили...

Азовское море почти угробили...

Директор национального природного ландшафтного парка «Меотида» в Донецкой области Геннадий Молодан недавно в интервью парламентской газете высказал мнение, что надо запретить промышленный лов рыбы в Азовском море не менее чем на 5 лет.

Вопрос этот весьма важен не только для Украины вообще, но и для Херсонщины в частности.

По данным Госэкоинспекции Минприроды, из 40 промысловых видов рыб для полноценного вылова осталось три, остальные добывают в мизерном количестве. Экологи разделились на два фронта: одни убеждены, что точка невозврата уже пройдена, другие настроены оптимистично, считая, что при правильном подходе некогда самое продуктивное море на планете можно реабилитировать.

Молодан уверен, что только с помощью продуманной до мелочей межгосудар­ственной программы можно решить вопрос отсутствия рыбы: «Жёсткие меры нужно вводить как украинской, так и российской стороне».

Не ограничиваться введением моратория на Азовском море, а рас­сматривать комплексно накопившиеся проблемы всех отечест­венных водоёмов предлагают в Ассоциации рыболовов Украины. «Некоторым по­пуляциям грозит полное исчезновение, – считает кандидат биологических наук Олег Снигур. – Основные при­чины – это интенсивное загрязнение водоёмов и непродуманная, порой хапужья хозяйственная политика».

Выход – воспроизводить рыбу искусственно, благо, что современные технологии позволяют выращивать фактически любой вид морепродуктов. А тем временем уже сегодня запрещать промысловый лов. «Восстановив рыбные запасы моря хотя бы до уровня 1991 года, можно прописывать цивилизованные правила возобновления промысла, – говорит глава Ассоциации рыболовов Украины Александр Чистяков.

– Предоставить бизнесу все условия для развития морекультуры, включающей в себя садковые хозяй­ства, мидийные и устричные фермы. Начать вдоль побережья создавать искусственные рифы, что даст всплеск развитию прибрежной ихтиофауны».

ЭМОЦИЙ МАЛО – НУЖЕН АНАЛИЗ

Эти высказывания нельзя назвать документально обоснованными – считает доктор сельскохозяй­ственных наук, профессор кафедры водных биоресурсов и аквакультуры Херсон­ского аграрного университета Исаак Шерман, который является общепризнанным авторитетом в сфере научного рыбоводства Украины. Чтобы сделать такое заключение, нужна работа не только экологов, но в первую очередь структур рыбного хозяйства, ведущих научных исследователей в этой области.

Загрязнение воды носит планетарный характер. И если говорить о нём как о причине исчезания видов рыб, нужны глубокий физико-химический анализ воды и оценка ее соответ­ствия жизненным условиям промысловых видов. «Я могу предположить, что на показатели продуктивности акватории может влиять и проблема минерали­зации воды, – говорит Исаак Михайлович.

– Речную воду, впадаю­щую в Азовское море, забирают на промышленно-бытовые и аграрные нужды. Море становится менее пресным, и многие виды рыб не находят подходящие для эффективного нереста места. На этом фоне наблюдается малоурожайное поколение, которое позже демонстрирует снижение промысловой популяции по ряду видов».

Выход из ситуации есть, и он не нов – уверен профессор Шерман. Это глубокое исследование по каждому виду рыб, включая все его особенно­сти, и анализ причин негативных тенденций. В результате надо решить, какую научно-промысловую политику применять к конкретным видам, чтобы в обозримом будущем получить хозяйственный эффект.

Такой подход, по мнению специалиста, включает запрет промысла по отдельным видам рыб, в определенные периоды, использование избирательных орудий лова. А главное – в непосредственной близости от акватории Азовского моря создать специализированные рыбоводные заводы, ориентированные на воспроизводство ценных видов и выращивание жизнестойкой молоди для вселения в море.

«Азовское море – внутреннее, и у него два владельца – Украина и Россия, – продолжает Исаак Михайлович. – Рыба мигрирует согласно биологическим, а не политическим законам. Нужны общие усилия для решения вопросов эксплуатации ихтиофауны и единые принципы работы заводов по компенсации потерь промысловых популяций».

На Дону и Кубани есть предприятия, осуществляющие разведение и выпуск ценных пород рыб, в основном осетровых. В Украине, к сожалению, сохранились только небольшие предприятия с очень ограниченным объёмом таких работ. Российская сторона может легко поднять вопрос квотирования добычи морепродуктов пропорционально вложениям в воспроизводство рыбных запасов.

У ХЕРСОНА – ПРИОРИТЕТ

Тем не менее у нашей страны есть потенциал. Взять хотя бы стабильно работающий Херсонский осетровый завод. На кафедре, которую возглавляет профессор Шерман, есть спе­циалисты, обладающие теоретиче­ским и практическим опытом в сфере рыбоведения, сотрудничающие с этим заводом. И при необходимости могут проконсультировать, просчитать, подсказать важные моменты рыбоводно-биологического обоснования при создании предприятий и даже при их запуске и производстве – но к ним не обращаются.

Видимо, считает Исаак Михайлович, для заинтересованных лиц более удобно Азовское отделение, ориентированное на рыбоводство. А ведь научный арсенал херсонских рыбоводов более значителен – диссертации, монографии, учебники, научно-методические пособия, созданные ими, используются практически всеми коллегами из других вузов.

Наш аграрный университет – первый украинский вуз, соз­давший кафедру, ориентированную на потребно­сти рыбного хозяйства. На ее базе тоже впервые в Украине был создан рыбохозяйственно-экологический факультет. Каждый год вуз набирает порядка 40 студентов-рыбоводов и до сих пор сохраняет свой приоритет в стране.

Между тем разведение осетровых – перспективное направление бизнеса, который ориентирован на долгосрочное развитие. Можно, выпуская «посадочный материал» в море, договариваться о квоте лова. Или наоборот, не занимаясь выловом рыбы, иметь льготы или преференции от государства.

Есть и другой момент. Украина практически не имеет рыбопромыслового флота. Небольшие колхозы, ранее занимавшиеся прибрежным ловом, сегодня распались на част­ные предприятия. Большая часть продаваемой сегодня рыбы – импорт.

Украина закрывает только малую часть рынка за счет внутренних водоёмов (пруды, водохранилища, озёра, реки – пресноводная рыба). Зачастую от устройства туристиче­ско-рыбацкого хозяйства, когда во­круг прудика ставят десяток домиков, а в лодочки садят любителей с удочками, получают куда больше прибыли, чем от производства рыбы.

Так что, как видим, «рыбный» во­прос настолько же скользкий, насколько и многогранный, и простым запретом на промысел его не решить.

Ольга Ляшок//Гривна