Откровение херсонского Деда Мороза

Каждый год по Херсону развешивают объявления, в которых предлагаются услуги Деда Мороза, создаются даже специальные сайты. Особо предприимчивые «морозы» готовы и в окно залезть, чтобы удивить вашего ребёнка.

Все Деды Морозы делятся на работников Нового года и стихийных филантропов.

Первые работают каждый год и за деньги, а вторые случайно, зачастую из альтруистических побуждений надевают ватную бороду и красный халат.

В канун Нового года мы пообщались с представителем каждого из них.

Леня, программист (Дед Мороз-работник)

- Как-то мы с товарищем обсуждали, как можно заработать. Через полтора месяца должны были начаться новогодние праздники и как-то стихийно мы решили, что надо бы подработать Дедом Морозом. Изначально у нас ничего не было, ни костюмов, ни опыта, но мы решили, что надо эту авантюру провернуть. Интересен был именно драйв, что ты этим никогда не занимался и к этому не расположен. И вообще, это никогда не входило в твои приоритеты, а тут резко нужно переключиться на новый тип работы.

Занимался я этим с 2009 по 2011 годы. Мы не обращались ни в какие фирмы-посредники. Сами провели рекламную кампанию: обклеивали подъезды, размещали объявления в газетах, сделали специальный сайт, ну, и такое всякое.

Но если есть Дед Мороз, то и Снегурочка должна быть. Эта была постоянная переменная в нашей компании, в нашем, так сказать, производстве: каждый год новая. Снегурочку искали среди знакомых — я массово расспрашивал своих друзей ВКонтакте, проводил кастинги и так далее, но Снегурочка у нас всё-таки каждый год менялась. Собственно, потому, что не очень коммерчески успешным был проект, ну и я был Дед Мороз не с исключительными дарованиями.

Первый раз мы проводили программу для трёхлетних детей. И, в какой-то момент я понял, что я офигенно боюсь этого ребёнка. И мало того, не могу ничего сформулировать на простом языке. Как-будто, как специально, мне хотелось сложноподчинёнными выражениями разговаривать и литературно выражаться... в общем, я забыл как общаться с детьми. Получилось так: в какой-то момент я, бац — и заткнулся. А Снегурочку через несколько минут хозяева спрашивают: «А Дед Мороз вообще заговорит?». Могу сказать, что повторялось подобное неоднократно.

В основном мы занимались тем, что ходили по квартирам, потому что так проще удерживать внимание небольшого количества людей в фокусе. На утреннике я был только один раз. Это был сплошной провал. У меня отклеивалась борода. Я, в общем-то, сам по себе телосложения достаточно хрупкого, не мужицкого, каким должен быть Дед Мороз, несмотря на то, что мне в плечи запихивали вату, это выглядело очень убого. Борода была старая, одолжили у знакомой.

Кроме того, что она сильно воняла (но это только я чувствовал), она пожелтела со временем, потому что её покупали где-то в 72-м. Но суть в том, что держалось всё на булавках. И вот, в какой-то момент, то ли я не правильно что зацепил, то ли булавка была китайская, но одна из них, которая держала бороду, поломалась.

И я выступаю перед детишками и рукой придерживаю бороду. Выступаю, следует сказать, плохо, потому что я забыл свой сценарий. Потому что я его скачал из Интернета за день до этого, и когда в реальной ситуации оказался — всё вылетело из головы. Плюс я был в этой ситуации без Снегурочки, которая могла бы меня из сложной ситуации вывести, была только воспитательница. Я должен был три раза выступать, но она, увидев мой первый раз, сказала, что сама переоденется и лучше будет Дедом Морозом, чем когда-нибудь я ещё появлюсь в этом месте. Это было на второй год.

На третий год мы ввели более рискованную форму — корпоративы. Было страшно. Но там мне повезло со Снегурочкой, она была боевая. Начинали мы работать 29-го декабря и заканчивали 1-го января. 29-го и 30-го бывало по одной-две квартиры, а 31-го мы начинали с девяти утра и заканчивали в три ночи. Наливали конечно, но мы всегда отказывались, ведь, если Дед Мороз ещё и будет пить, то он просто рот не откроет.

В одном кафе нас вообще хотели избить. Потому что наша пиарщица сказала, когда общалась с владелицей кафе, что у нас очень элегантные костюмы... Да и сама хозяйка рассказывала, что у неё элитарное кафе, а на самом деле гендель, где пьют много водки и пристают и к дедушке, и к снегурочке. В общем, ждали они профессионалов, а мы деньги взяли вперёд. И уже в какой-то момент Снегурочка сбежала в соседний зал и начала пить там водку, а я остался сам на сам с этой аудиторией отдуваться.

С тех пор я научился общаться в любой ситуации, прекратились мои ступоры перед детьми или начальством. Потому что в той ситуации, когда зал заполнен около сотней пьяных мужиков, а мне еще полтора часа вести программу и нужно делать из себя дурачка — я научился делать из себя дурачка. А закончилось тем, что я посмотрел по часам, что на двадцать минут больше выступаем, вижу, что хозяйка вышла, оттащил снегурочку от мужиков и водки и мы улепетнули оттуда. Хотя нам ещё полночи звонили, говорили, что встретиться надо, поговорить. А я там посох забыл, так хотел убежать поскорее.

Делили деньги на четверых. Я, Снегурочка и руководитель проекта с пиарщицей. Выходило очень немного, за все дни получалось гривен 500-600, но это было сумасшедшим стрессом, особенно корпоративы. Понятное дело, что для людей, у которых хорошо подвешен язык, которые умеют вести программы и которые зарабатывают на праздниках это смешно. А для меня, который почти всю жизнь провёл за компьютером, и людей не видел — пытаться их развлечь, пытаться вовлечь в какие-то игры, которые сам не понимаешь, и сам не играл никогда...

Закончил я работать Дедом Морозом потому, что получил весь адреналин от этой профессии. Денег никогда не приносило особо. Тут нужно либо если хорошо получается, либо из-за любви к людям — а я люблю явно не тех, кто заказывает деда мороза на Новый год.

Юрий, бизнесмен (альтруист)

- Это было где-то в середине в 90-х. На курсах по бухгалтерии у нас преподавала женщина, у которой был маленький ребёнок, 3-5 лет. За разговором она сказала, что не может себе позволить Деда Мороза. Тут выясняется, что у знакомого где-то завалялся костюм Деда Мороза: шапка, борода, халат, посох, мешок и ещё что-то осталось от костюма снегурочки. Договорились с той женщиной, что придём 30-го декабря вечером, поздравить. Она дала подарок: паровозик или машинку (а жила она метрах в пятистах от нашего дома, возле ЗАГСа на ХБК).

Дед Мороз есть, надо Снегурочку найти. Ну, думаю, молодую девчонку найду, чтоб она как-то что-то сама подготовила. Оказалось это гораздо серьезней проблема: та не хочет, та стесняется, та комплексует, та не знает, что нужно делать, та не знает, что говорить. В конце-концов напротив по площадке жила девушка Таня, думаю в крайнем случае её позову. Пришёл к ней домой, а она отказывается. Говорит, нужен человек театральный, который привык работать на сцене, перед людьми. Короче все отказались. Что делать не знаю, потому что Дед Мороз без Снегурочки — вроде как пол Деда Мороза, вроде не правильно. Тут соседка, тетя Валя говорит: «А ну вас нафиг, трусы, я пойду!». Такая большая, дородная довольно женщина. Я говорю: «Тётя Валя, Вы?», а она мне «Да никогда я не была Снегурочкой, хочу побыть».

Померяли костюмы, всё подошло, пошли. Время 6-7 вечера. Тут она говорит: «Слушай, у меня тут много знакомых в доме, мы куда идём?». Я ей: «Та здесь метров пятьсот пройти, поздравить, ну а потом можем всех подряд по дороге поздравлять, вечер 30-го, почему бы и нет», а она мне «у меня на первом этаже знакомые живут, и на втором живут, пошли быстренько поздравим всех моих соседей».

Звоним в первые двери — открывается глазок, тишина, тишина, тишина... «Это кто?». Ну как, уже ж интересно: «Дед Мороз!». Тишина, тишина, тишина... открывается дверь. Ну а Деда Мороза, меня, не видно, а Снегурочку видно: «О, Валя, заходи! А это кто с тобой?», и ведут нас на кухню, а сами тащат самое лучшее, что выпить. Коньяк, самогон, вино... В общем, были мы в разных квартирах, а везде ситуация одна и та же. Все приглашают на кухню, все предлагают выпить — и не выпить нельзя, обида на всю жизнь. И так везде по рюмочке, по рюмочке, на улицу и в квартиру, на холод и в тепло, попили вина, коньяка «Наполеон», домашнего самогона... В общем, уже довольно хорошие вышли оттуда на улицу и пошли, главное ж ребёнка поздравить надо.

Идём мы, всех поздравляем, нас все поздравляют, все довольные, всё классно, идти недалеко, разогретые. Дошли до гастронома на Черноморской — останавливается микроавтобус «Тойота» с тонированными стёклами, открываются двери, и: «Привет, Дед Мороз! Садись, с нами, на Остров, и быстренько через час обратно, поздравить надо». А я говорю «Спасибо, нам идти-то тут двести метров осталось». А дверь открыта чёрная, стёкла тонированные ничего не видно, да и когда ж мы обратно вернёмся, если поедем? Уже нас хорошенько так напоили, я и говорю «Нет, не поедем». В общем, еле отбились, хотя раньше бы поехали (одним часом бы дело не кончилось), но мы ж ребёнка идём поздравлять.

Пришли. Ребёнок ещё верит во все эти чудеса, у него голова квадратная от радости, довольный бегает. Насыпали ему конфет, апельсинов, послушали его, поизображали что-то типа «расскажи стишок; как ты себя вёл в этом году; классно-классно». Нас снова посадили на кухню, поговорили о том, о сём, нас ещё и там напоили, и накормили.

В общем, идём обратно, нас уже конкретно развезло, опять подходим к гастроному — идёт навстречу женщина. Ну, мы давай ей: «С Новым годом, чтоб у вас всё было хорошо!..» и тут она падает на плечо тёти Вали и начинает плакать. Естественно: «что случилось, что такое?», «Вот, я только что поругалась со своей сестрой». «Как это? А где живёт сестра?» «Та вот, в этом доме, пятый этаж». Ну, у нас же "грудь в орденах", полезли на пятый этаж. Женщина начинает «Зачем, куда, вы шо?», а тётя Валя ей «Пошли!», я ей «Пошли!», короче забрались на пятый этаж, звоним в двери. Я нажимаю на звонок, опять открывается глазок — «Кто там?». «Дед Мороз! Открывайте! Вы должны открыть дверь!». Тишина, дверь открывается, типа «Да-а?..». Ну и тут "Остапа понесло": «Как можно в Новый год ругаться, вы что! Весь год, что ли, хотите ссориться? Надо помириться!». Хозяйка смотрит, а из-за моей спины выглядывает сестра её, вся в слезах. А из квартиры выходит сын хозяйки, лет 15-16, ничего не понимая «Мама, это кто?» «Дед Мороз! Кто ж ругается в Новый год?». Хозяйка слушает-слушает, смотрит, потом у неё глаза тоже начинают наполняться слезами, и начинают они обе с сестрой реветь, падают друг другу на грудь и начинается сплошной рёв. Тетя Валя начинает их утешать, нас опять тащат на кухню, достают всё, что у них было. Снова нас поят, но я уже не помню чем, это была уже последняя стадия.

Короче, я только помню, что эта женщина работала кассиром в речпорту. В общем, нас провожали и предупредили, что «Любые билеты, на любой катер, на любое направление, вы только придите, напомните, скажите». Оставили мы их, сами уже часов в одиннадцать вечера пошли домой.

Пришли домой, я кое-как разделся и лёг спать. 31-го проснулся часов в двенадцать, голова трещит, мне плохо, противно, только спать хочу. А перед этим были мысли, что надо сделать себе костюм Деда Мороза, посох, мешок, найти Снегурочку, ходить и поздравлять каждый Новый год друзей... После этого я себе сказал: «В гробу я это видал, не буду больше никогда Дедом Морозом, потому что невозможно».

С Дедами Морозами общался
Дмитрий Багненко

ОСТАННІ НОВИНИ

ЖИТТЯ