Warning: getimagesize(http://khersonci.com.ua/images/NEWS/NEWS/09.2013/kiyanovsk.jpg) [function.getimagesize]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 404 Not Found in /var/www/khersonci/khersonci.com.ua/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 172
Терпение, такт, добрые дела

Терпение, такт, добрые дела

Терпение, такт, добрые дела

Эти слова всегда были, есть будут девизом для самой важной профессии – учитель. Их смысл и значение раскрыл, накануне Дня Учителя, Артем Кияновский – заслуженный работник образования, основатель и бессменный руководитель УВК «Школа гуманитарного труда» Херсонского областного совета.

- Артем Александрович, у вашей школы сегодня другое название, но в летопись народного образования Херсонщины она навсегда вошла как Школа гуманитарного труда, первое в регионе частное учебно-образовательное заведение. Что представляет собой ШГТ сегодня?

- Этап существования ШГТ в виде частной школы завершился 5 лет назад. Новые времена открыли новые возможности, и сегодня Учебно-воспитательный комплекс «Школа гуманитарного труда» Херсонского областного совета - это современное учебное заведение, финансируемое государством и обеспечивающее обучение и воспитание одарённых детей Херсонской области на уровне - не побоюсь такого определения - европейских стандартов.

- «Европейские стандарты» - неплохо звучит... А какое содержание вы вносите в это словосочетание?

- Такое же, как и во всём западном цивилизованном мире. Путевка в жизнь, которую дает своему выпускнику школа, не должна исчерпываться ламинированной блестящей карточкой, как это зачастую бывает, а дать обладателю реальный шанс обрести достойное место в обществе. Разумеется, при последующем продолжении обучения уже в высшей школе. Но здесь есть важный нюанс: такой цели не достичь, полагаясь лишь на уровень и объем полученных в процессе обучения знаний - так называемый государственный стандарт. Понятия «образованный человек» и «счастливый человек» - не тождественны и тем более не равноценны.

Вот почему в нашей школе множество кружков или, если хотите, разных учебно-развивающих курсов, призванных учить детей понимать музыку, архитектуру, изящную поэзию, изобразительное искусство, играть в шахматы, - всё то, что по мере духовного и физического роста предоставляет нам удовольствие, обеспечивает полноту и красоту жизни, причем абсолютно независимо от социального статуса или достигнутых должностных вершин.

- Как говорят, истина познается в сравнении. Такой ранний прием впечатляет, но всё же попробуем по-другому: скажите, что в вашей школе еще есть такое, чего нет в других херсонских средних учебных заведениях? ШГТ часто называют элитной школой, согласны ли вы с таким определением?

- Начну со второго вопроса. Конечно же, нет. Наша школа - авторская, а это означает несколько иной уровень организации учебно - воспитательного процесса. Скажем так, в сторону повышения личного уровня развития каждого учащегося. Хотя, не буду скрывать, в своем целеполагании мы надеемся на то, что придет время, и наши выпускники действительно пополнят ряды настоящей элиты общества - не самозванцев с туго набитыми карманами, а патриотов своего Отечества, стремящихся изменить жизнь в стране к лучшему.

Мы хотим, чтобы каждый способный ребенок сумел занять в жизни достойное место. В том числе дети с проблемами слуха и зрения, сироты.

А вот на вопрос, что у нас есть такого, чего нет у других, мне бы хотелось дать ответ от противного - расскажу, чего у нас не было раньше, нет сейчас и никогда не появится в будущем, надеюсь.

- Интересно вы повернули...

- Естественное желание прорекламировать свое любимое детище (смеется. - В. Л.) - Тем не менее всё, что я вам сейчас скажу, для меня очень серьезно. Разговор пойдет о простых вещах, но в них, поверьте, содержится для меня сердцевина, суть настоящей педагогики без каких-либо примесей и всего наносного, что сегодня так и лезет в глаза, расхолаживает общество по отношению к средней и высшей школе.

Попав в ШГТ, ни во дворе, ни тем более в помещениях вы не увидите курящих учеников и учителей, здесь дым не в моде. Дресс-код для членов педколлектива у нас, пожалуй, строже, чем во многих госучреждениях. Для женщин-учителей исключено ношение брюк и кроссовок, излишняя обнаженность, всякие голые пупки и пирсинги...

- Вы считаете такие запреты демократичными? Ведь есть же современная мода, в конце концов...

- Как говорят наши политики, я абсолютно уверен, что нет на свете учебного заведения демократичнее нашего. Потому что высшая степень демократии - это предоставление подчиненным таких же прав, как и их руководителю. Но заметьте - не больше!

Поэтому если я не курю, предпочитаю в одежде строгий стиль, избегаю пустой болтовни и повышения голоса в общении, противник унизительного панибратства, уважителен к другим и требую такого же отношения к себе, не бываю пьян ни явно, ни тайно - то и другие должны вести себя соответственно, не так ли?

Вот почему в нашей школе практически отсутствуют конфликты любого рода: между детьми, учителями и воспитанниками, а также педагогами.

Скажу больше. В царском флоте был интересный обычай: командир мог посещать кают-компанию лишь по приглашению офицеров, чтобы не смущать их своим присутствием. Если я захожу в учительскую, там не умолкают встревожено, потому что беседуют не о том, кто и что закатал из дачных даров на прошлой неделе или как жарить карасей в сметане. Большая часть наших педагогов - учителя во втором, третьем и даже четвертом поколении, у которых профессиональный интерес к делу заложен в генах. Их уровень общения высок: журнальные и книжные новинки, интересные спектакли, спорные телепередачи. Общение с ними поднимает. Только личность воспитывает личность. Вот почему нам неведомо понятие «прогул», дети охотнее идут в школу, чем возвращаются обратно (улыбается. - В. Л.).

- Вы говорите об учительских династиях, но ведь не каждая школа имеет возможность комплектоваться подобной элитой. Есть точка зрения, что хороший директор в состоянии из любого учителя воспитать хорошего специалиста.

- Это красивые слова. Что значит - из «любого»? Из дурака тоже?! Пора честно признать, что центральной проблемой сегодняшней педагогики являются не ученики, а их наставники. Не секрет - общее снижение интеллигентности. Недаром всё чаще звучит унизительное для современного человека понятие - вторичная деградация, суть которой заключается в том, что, добившись каких-то интеллектуальных успехов, человечество неукоснительно сползает на пару ступенек вниз.

Общество испытывает острый недостаток учителей, условно говоря - из фильма «Доживем до понедельника», преданных делу и отдающих себя воспитанникам. Впрочем, так же не хватает и врачей типа бескорыстных земских докторов, в любую погоду спешивших к страждущему. Не в пример некоторым нынешним, которые, прежде чем осмотреть, больного, спрашивают, есть ли у него деньги на лечение. И лишь потом, в зависимости от их количества, ставят диагноз.

Важнейшей задачей современной школы является не только отбор способных учеников, в чём некоторые видят панацею от всех бед, но и толковый, грамотный подбор учителей, способных давать прочные разносторонние знания и повседневно поднимать уровень развития учащихся, наполняя добрыми делами каждую свободную минуту подростка и прививая ему такие бесценные качества, как уважение к старшим, умение дружить, а в целом - азы доброго товарищества плюс стремление стать полезным членом общества. Такие учителя у нас есть. Их девиз: терпение, такт, совместные добрые дела, - тот ключ, который открывает все двери педагогического мастерства, позволяя уверенно добиваться поставленной цели.

- Нынешний день, с точки зрения даже недавнего прошлого, кажется наполненным парадоксами. С одной стороны, еще никогда педагогика так явно не входила в сферу услуг, а сегодня даже появилось узаконенное выражение «образовательные услуги». Ваше отношение к тотальной коммерциализации школы?

- Знаете, есть такая фраза: «Чем чище счет - тем дольше дружба». Под этим я имею в виду, что деньги не должны кочевать по школе из рук в руки. Конечно, государственный стандарт знаний в нашей стране предоставляют бесплатно. Но всё, что идет помимо этого, входит в сферу добровольных материальных взаимоотношений родителей со школой. Когда люди платят деньги за какую-то услугу, они вступают в область рыночных отношений. Область, где обмен «деньги-товар» может быть справедливым, а может быть и жульническим. Так что главный вопрос здесь в том, чтобы эти средства шли на дело, а не оседали в чьих-то карманах.

Для этого есть самые разные механизмы. На мой взгляд, лучший, когда учителя и директор исключены из процесса денежного обращения, другими словами, не прикасаются к деньгам. Вся родительская материальная помощь у нас немедленно попадает в Госказначейство и используется уже через него, то есть при полном госконтроле. Что хоть и создает известные трудности в оперативном расходовании средств, зато исключает любые слухи и домыслы.

- Каково ваше мнение по поводу платного репетиторства, вызывающего у многих категорическое неприятие.

- В моем понимании частное репетиторство - это индивидуальные платные занятия специалистов высокого класса с учащимися, имеющими трудности в усвоении знаний или стремящимися добиться наиболее высоких результатов по предмету. Никто не может запретить родителям нанимать частных репетиторов. В некоторых случаях, особенно для детей из школ, где учебный процесс плохо поставлен или среди членов педколлектива процветает безудержная алчность, такое репетиторство - единственное спасение. Я имею в виду попытки найти знания на стороне, а не в школе обучения. Что касается ШГТ, то репетиторство у нас исключено по определению.

- Почему?

- Потому что учебная работа здесь построена таким образом, что каждый ученик имеет возможность получить по максимуму в прямом сотрудничестве со своим педагогом. Что значит - требовать деньги за дополнительное занятие? Вымогать плату после урока за то, что ты не додал на уроке, иначе как наглостью не назовешь!

Важнейший показатель работы учителя - успехи его подопечных на областных и Всеукраинских олимпиадах, где по математике, физике, химии, биологии, праву, истории, украинскому, русскому, английскому и немецкому языкам ученики ШГТ регулярно занимают призовые места. Безусловно, способных ребят наши учителя готовят к высшим достижениям не только на уроке. Это входит в круг их обязанностей и дополнительно оплачивается согласно Уставу школы, но без каких бы то ни было «репетиторских».

Другое дело, если к ним обращаются за помощью родители учеников из других школ. Сюда я не вмешиваюсь.

- В вашем учебном заведении есть интернат для детей из сельской местности. Считается, что они ближе к реальной жизни, знают ее не понаслышке, а во многих земных проявлениях. Недавно я слышал, как один сельчанин жаловался приятелю, что с его фермы пропали трое подсвинков. Причем именно те, которых он выкармливал для своей семьи, а не на продажу. То есть не давал им биодобавки, ускорители роста и прочие вредности...Товарищ всё время сокрушался, с чем они останутся на зиму. Наверное, сельские дети в практическом смысле заметно отличаются от городских?

- Если вы имеете в виду чрезмерную склонность к выгоде без учета того, что в итоге кому-то станет хуже, то такое качество зависит не от места жительства ребенка, а от домашнего воспитания. Между городскими и сельскими детьми действительно есть некоторые отличия. И в большинстве случаев - в пользу последних.

Наблюдая за ними уже не один год, мы пришли к выводу, что ребята из сельской глубинки имеют неоспоримые достоинства: они более трудолюбивы и мотивированы на успешные показатели в учебе, что, как правило, приводит к высоким результатам.

Что же до юных горожан, то многие быстро соображают, так сказать, ловят на лету, имея острое, пытливое мышление. Отсюда способность решать задачи повышенной сложности, но, столкнувшись с первой неудачей, они склонны терять интерес к проблеме. И нужно внимательно следить за ними, чтобы этого не произошло.

Зато их сельские сверстники более собраны, обладают волей к победе, не жалеют физических усилий и времени для достижения поставленной цели. А в целом в классных коллективах они друг друга хорошо дополняют.

- Известно ли вам, что в Интернете анонимы вовсю ругают ШПГ, мол, там с детьми панькаются да знаний не дают, и лишь деньги сдавай ежемесячно... Что только глупый родитель отдаст туда своего ребенка. Не бытовая ли зависть тому причиной?

- Нехороший вопрос, но отвечу я на него так. Нашу школу с самого дня ее рождения многие воспринимали в штыки. Но я знаю немало людей, которые, ознакомившись поближе с тем, что и как мы делаем, стали нашими друзьями и сторонниками. И вообще, наивно думать, что люди у нас настолько глупы, что из месяца в месяц, из года в год, несут к нам деньги, не понимая, за что платят. А теперь уже и бывшие выпускники ведут к нам свою детвору...

Могу привести другой довод: в ШГТ учатся и дети людей, обладающих в силу своих профессиональных обязанностей всей полнотой информации о нашем учебном заведении. Как вы считаете, отдали бы они к нам самое дорогое, если б имели хоть какие-то сомнения?

- Что ж, убедительно. И вполне совпадает с тем, что я лично увидел в ходе самостоятельной двухчасовой «экскурсии» по вашему детищу. Спасибо за интересное интервью.

Беседовал Валерий Лопатин