Голодают, видать, бедолаги... Так, может, накормим их?

Голодают, видать, бедолаги... Так, может, накормим их?

В принципе, на фото – нормальный маркетинговый ход сотрудников аптеки вблизи Центрального рынка в Херсоне. Они прекрасно знакомы с болевыми точками фармацевтического бизнеса и имеют полное право акцентировать внимание потенциальных покупателей на своих порядочности и дисциплинированности.

Другой вопрос, который может задать любой гражданин, – почему такая дикость, как ненадлежащие условия хранения лекарств, наличие на аптечных полках не сертифицированных медикаментов, да ещё и просроченных, вообще может быть темой для обсуждения? Почему то, что подтачивает, как червь, здоровье и жизнь вымирающей нации, не искоренят огнём и мечом?! Сколько ещё нужно державных мужей и сколько ещё нулей нужно дописать к их зарплатам, чтобы объявления, подобные тому, что на фото, вызывали у граждан не чувство благодарности, а чувство недоумения: мол, что за бред, о чём это вы, аптекари?!

Конечно же, громче всех, прямо в уши, эти вопросы следует прокричать и. о. министра здравоохранения Ульяне Надежде Супрун. Потому что в первую очередь именно на ней лежит ответственность за то, что в стране творится с аптечной сферой. Будем объективны, не станем утверждать, что она ничего в этом аспекте не делает, а точнее – не творит, ибо творит она такое – ну ни в тын, ни в ворота!

Вот, к примеру, на днях Минздрав проинформировал, что уже в сентябре в аптеках появятся препараты со специальной маркировкой, по которой можно будет с помощью смартфона убедиться, что лекарства не поддельные. А к концу года всё будет работать просто и надёжно, как бачок от унитаза. «Потребители смогут контролировать оригинальность лекарств – именно с конца года заработает специальное мобильное приложение, с помощью которого можно будет просканировать код на упаковке», – пояснили в министерстве.

Что ж, давайте-ка, читатели, представим себе на минуточку такую вот «картину маслом». Дай бог здоровьичка г-же Ульяне Надежде Супрун, но вот вдруг она занедужила (допустим, это мягкий шанкр) и направила свои стопы в аптечное учреждение. Что она видит? Она видит очередь из страждущих, жаждущих побыстрее отовариться. А тут на тебе: 80-летняя старушенция выковыривает из авоськи смартфон, целится камерой на код на упаковке заказанного ею слабительного и с помощью специального мобильного приложения лихо начинает самостоятельно контролировать оригинальность этого слабительного.

Уверен, вся очередь и без слабительного обгадится. Так, может, выскажем все вместе надежду, чтобы это немедленно случилось с Ульяной Надеждой? Может быть, с очищением кишечника у неё пройдёт интоксикация организма, прояснится сознание, и она поймёт, что в нашей стране далеко не у каждого посетителя аптеки есть смартфон и далеко не каждый посетитель аптеки сможет просканировать код на упаковке и понять, что ему опять продают мел вместо надежды на выздоровление. Неужели непонятно: входной контроль поступающих лекарств должны проводить аптеки, а не потребители в очереди!

Пока что, сообщают в Минздраве, маркировка появится только на упаковках отдельных препаратов: до 2021 года эта норма является добровольной. Обязательной маркировка у нас станет с 2021 по 2023 годы. С чувством глубокого удовлетворения Минздрав пояснил, что эти новшества происходят в рамках государственной политики по предотвращению фальсификации лекарственных средств.

Ну что, дождемся, может быть, при Зеленском переписи населения (последний раз нас пересчитывали в 2001 году) да и узнаем, какова же цена государственной политики.

А я бы фальсификацию лекарственных средств за 1 день предотвратил. Пару-тройку виновных в этом (в производстве, в распространении, в крышевании) людишек накормить бы деньгами досыта! Перорально и одновременно ректально, то есть через ротовое и заднепроходное отверстия скормить им столько денег, сколько влезет – в полном смысле этого слова.

Жрите! Вот это была бы поистине государственная политика, направленная на сохранение государства (читай – народа). А сканировать код в аптеке – это что-то типа мастурбации. То есть это просто-напросто контрпродуктивная имитация действий, в результате которых могло было родиться что-то толковое.

Валерий БОЯНЖУ
"Гривна"

фото Максима ЛУБЯНОГО