Спасти Ингулецкую систему – помочь орошению Херсонщины

О том, что нарастает проблема глобальных и региональных изменений климата, говорят уже давно – и так много, что для некоторых украинцев это стало привычной и неактуальной темой.

А херсонцам следует знать, что эти изменения непосредственно касаются и нашей области.

Как отметил в разговоре с газетой «Гривна» кандидат сельскохозяйственных наук, профессор, руководитель научной школы эколого-мелиоративных технологий Владимир Морозов, с 2000 года по стране наблюдается постоянное повышение температур, в том числе в вегетационный период роста растений. Вместо средних температур в 19 градусов имеем 21, среднегодовые вместо 9,8 – 11,5. Это, казалось бы, немного – но на деле значительно нарушает стабильный сложившийся ритм жизни человека, а потому опасно для здоровья.

Похожие данные озвучил недавно во время экологического форума в Киеве министр экологии и природных ресурсов Остап Семерак: средняя температура в Украине в 2018 году повысилась на 1,5 градуса, тогда как средняя глобальная температура на планете поднялась почти на 1 градус выше показателя доиндустриального периода.

По данным Всемирной метеорологической организации, в целом на планете последние четыре года были самыми теплыми за всю историю наблюдений на фоне сохранения долгосрочной тенденции потепления. Зоной наиболее интенсивного потепления стала Арктика, но на всех континентах усиливаются негативные и явные признаки изменения климата.

Эта проблема касается каждого ещё и потому, что в сельском хозяйстве нарушаются технологии выращивания растений. Наверняка не один херсонец замечал, что в нашем регионе становятся длинными зима и лето, зато очень короткими – весна и осень. Осадки выпадают неравномерно – часто ливневые и в неподходящий период, а в целом повышается засушливость.

Поэтому актуальность орошения возрастает, особенно на Херсонщине – наиболее жаркой и засушливой области Украины, говорит Владимир Морозов. И усилия должны быть направлены на сбережение и развитие водных артерий области – природных и искусственных.

Например, Ингулецкая оросительная система, начавшая работать в 1957 году, стала первой крупной такой системой на юге Украины, с ее помощью ученые отрабатывали все технологии выращивания для всех сельскохозяйственных культур юга Украины, разрабатывали технологии орошаемого и богарного земледелия.

Сейчас в области, говорит ученый, орошаются 325–350 тысяч гектаров земель. А потенциал одной только Ингулецкой системы – 475 тысяч гектаров.

По сравнению с Каховской, Краснознаменской, Северо-Крымской оросительными системами Ингулецкая является не только самой давней, но и наиболее сложной по формированию качества оросительной воды. Согласно проекту её создания, для полива земель не хватало воды только из Ингульца – требовалось еще 3/4 днепровской. От Херсона до Снигиревки, где расположена главная насосная станция оросительной системы, в вегетационный период действовал режим «антирека». То есть вода двигалась не к Днепру, а в обратном направлении – вверх по реке.

В результате смешения ингулецкой воды с высокой минерализацией и днепровской воды, в которой солей меньше, образовывалась оросительная вода с оптимальной для полива минерализацией: до 1 грамма солей на 1 дм3. Однако экономический кризис 1990-х годов поднял цены на электричество, в итоге насосные станции уже не могли обеспечивать режим «антиреки», на который требовалось 5–7, а иногда и 9 насосных агрегатов. Днепровская вода практически не поступала в систему, и на поля пошла вода с высокой минерализацией, что способствовало вторичному засолению почв.

Тогда, вспоминает Владимир Морозов, учёные в содружестве с производственными организациями взялись за решение проблемы. Рассчитали, что для должного функционирования Ингулецкой системы нужна работа хотя бы трех насосов. И постепенно к 2003 году показатели воды стали сравнительно благополучными: минерализацию поливной воды довели до 1,5 грамма на литр, содержание хлоридов составляло примерно 240–270 мг. А в 2008–2009-е – снова кризис, и система вообще перешла на работу с одним насосом, и то только с периодическим включением. В итоге вместо допустимого 1,2 грамма солей на 1 дм3 появилось и 2, и 2,8. Естественно, водопотребители, и без того оказавшиеся в тяжелых экономических условиях, стали отказываться от «плохой» воды для орошения.

Стал вопрос нового способа формирования качества воды в системе. Выходом признали вариант промывки реки Ингулец сверху – из Карачуновского водохранилища. Оно расположено у Кривого Рога и снабжает питьевой водой этот город. Водохранилище заполняется очищенной водой из Днепра и периодически должно промываться. Примерно половина объема воды при этом сбрасывалась в Ингулец – но в зимний период.

И тогда же в Ингулец шли сбросы шахтных вод с Криворожского железорудного бассейна. По результатам измерений фиксировали превышение предельно допустимой концентрации хлоридов – от 3,6 до 8,1 раза, сульфатов – от 8 до 11,2 раза, сухого остатка – от 3,4 до 6,4 раза, железа – в 2,1 раза. Конечно, с последствиями такого химического стресса река не могла справляться самостоятельно, поэтому по завершении сброса излишков сточных вод каждый раз происходила санитарная промывка русла пресной водой.

Ученые предложили перенести сброс воды из водохранилища с зимы на вегетационный период. С 2011 года так и начали делать, что значительно повысило качество воды в реке – на 40–50%! Это заметили и сельхозпроизводители, которым без орошения приходилось туго, и постепенно стали возобновлять полив полей из системы. Так, если в 2010 году было всего 8–10 тысяч гектаров орошаемых земель вместо возможных 60 тысяч, то в 2016-м – уже 24 тысячи га, в 2018-м – 26,8 тысячи. А главное, говорит Владимир Морозов, уже не наблюдаются процессы вторичного засоления почвы, плодородие почв стало больше, урожайность выше.

Но в 2018 году криворожские предприятия нарушили регламент, сбрасывая летом воды в 1,5–2 раза меньше. В итоге резко повысилась минерализация оросительной воды до 1,8 грамма на 1 дм3, увеличилось количество хлоридов и сульфатов. Вопрос этот касается и орошения, и экологии в целом, поэтому был рассмотрен на заседании Бассейнового совета 16 мая.

А для аграриев между тем необходимы дополнительные меры против вторичного засоления почв, отметил Владимир Морозов. В частности внесение кальцийсодержащих мелиорантов: гипса, фосфогипса или перспективного, природного, экологически чистого дефеката – отхода от переработки при производстве сахара из свеклы.

Ольга ЛЯШОК
"Гривна"

На снимке: центральный канал Ингулецкой оросительной системы. Фото из Интернета.