Юлия Любченко: У нас в стране свобода слова? В таком случае я хочу ей воспользоваться!

Три недели тому назад меня пару раз сильнейшим образом задели высказывания Авакова о том, что необходимо определить степень доступности для украинского общества компромисса и предоставить русскому языку «временный или постоянный» статус на территории ОРДЛО.

Заявление это наделало достаточно много шума как в СМИ и соцсетях Украины, так и в Донбассе и Луганске, где слова министра МВД были оценены с большой долей скепсиса.

Понятное дело, что, чем ближе к президентским выборам, в которых и сам Арсен Аваков по слухам готов поучаствовать, тем чаще тема статуса русского языка в Украине будет выступать в качестве предмета политических спекуляций.

Впрочем, аналогичной темой, хотя и не столь явной, в последнее время стала и тема защиты, как это ни парадоксально звучит, "державной мовы".

Одесский расклад: «тудой» и «сюдой»

Высказаться по данному вопросу меня заставили личные наблюдения, полученные в ходе анализа и сбора статистических и иных материалов, в процессе мониторинга языковых предпочтений жителей Херсонской и, частично, Николаевской области, накопленные до состояния критической массы.

В качестве заказчика исследования выступила одна из киевских консалтинговых фирм, изучающая региональные сегменты интернета для реализации крупных имиджевых и политических проектов, а также для сугубо прозаических и утилитарных целей. В числе таковых - продвижение интернет-магазинов, размещение рекламы в СМИ и т.д.

По вполне понятным причинам, само исследование, являющееся коммерческим продуктом со всеми вытекающими отсюда ограничениями, не может быть представлено читателю полностью.

Тем не менее, как уже было сказано выше, заявить о своих взглядах по поводу окололингвистических баталий, бушующих в Таврии, ничто и никто помешать мне не может.

Скажу лишь просто и ясно, в двух словах. Картина по Херсонской области, которая сейчас у всех на слуху из-за нападения на чиновницу Херсонского горсовета Катерину Гандзюк, для "державной мовы" выглядит весьма удручающе. Если не сказать печально.

За исключением некоторых деталей на Херсонщине, в целом, повторяются цифры и результаты соцопроса, проведённого в Одессе учёными и обнародованные месяц назад.

Напомню вкратце эти неутешительные для поборников тотальной украинизации цифры: «Доля одесситов, предпочитающих украинский, за годы независимости сократилась с 15 до 3 процентов. Если в 1991 году 15% жителей Одессы заявляли, что предпочитают общаться по-украински, то затем этот показатель от года к году уменьшался и к 2015 году составил 3%. При этом доля горожан, назвавших предпочтительным языком общения русский, выросла с 74 до 87%. Доля людей, готовых общаться как на русском, так и на украинском, в 2015 году составила 10%».

Об этом в своей статье «Межнациональные отношения и культурная ситуация в Одессе за годы независимости», пишет доцент кафедры социологии Института социальных наук Одесского национального университета им. И. Мечникова, ведущий научный сотрудник социологического центра «Пульс» Елена Князева.

В своём материале Князева обобщила результаты социологических опросов, проведённых в Одессе с 1991 по 2015 годы: «Попытка осуществить украинизацию русскоязычных одесситов административными методами, внедрением «сверху» языковых и иных норм поведения и деятельности не удалась», — констатирует автор статьи.

К сожалению, провести нормальное конструктивное обсуждение проблемы в условиях зашкаливающей национал-патриотической истерии в нашем обществе, во время полного коллапса экономики и затянувшегося политического кризиса в "ОРДЛО", увы, никак не получается.

С недавних пор даже робкие попытки обсуждения языковых проблем Украины, а также ряда положений нового-старого закона «Об образовании», фактически устанавливающего прямой запрет для образования для той части граждан Украины, которая считает русский язык своим родным языком, приравнивается едва ли не к госизмене и сепаратизму.

Это никоим образом не отвечает запросам народа, а также правам и законным интересам подавляющего большинства русскоязычного населения юго-восточных и юго-западных регионов на построение мультикультурного цивилизованного европейского правового государства. Государства, ставящего во главу угла, права человека. И в том числе права граждан Украины на образование на родном языке.

Язык до (Киева) Страсбурга доведёт

Думаю, что нет особой нужды приводить список международных соглашений, законов (и в том числе Конституции), в разные годы принятые нашими властями, в которых всем гражданам Украины гарантируется право образования и культурного развития на родных языках.

Несоблюдения этих самых законов каждый раз вызывает озабоченность ряда международных и европейских институтов, призванных следить за соблюдением прав человека.

Так, в марте этого года Совет Европы сделал ряд рекомендаций Украине по усовершенствованию законодательства в сфере защиты прав национальных меньшинств. Рекомендации — это даже слишком мягко сказано. Это были самые настоящие требования — причём весьма настоятельные.

Об этом говорится в отчете Консультативного комитета по Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (наблюдательный орган Совета Европы) о ситуации в Украине, охватывающий период до конца ноября 2016 года.

Ранее Венецианская комиссия также рекомендовала Украине разрешить частным школам обучение на языке нацменьшинств.

Годом ранее, в сентябре 2017-го, президенту Петро Порошенко было адресовано Отрытое письмо международный ассоциации «Федералистский союз европейских национальных меньшинств». 

В нём были «по косточкам» разобраны положения нового закона «Об образовании» и его несоответствия... нет, даже не Рамочным Положениям Совета Европы и международным правовым актам, а непосредственно Конституции самой Украины.

И что? Какая реакция последовала на Банковой на призыв влиятельной международной организации остановить процесс языковой сегрегации и тотальной украинизации? Да не было никакой реакции!

Отмахнулись в очередной раз как от надоедливой мухи. Нам ли, дескать, выучившим «державну мову» всего лишь год назад, да и то с грехом пополам, постоянно «забывающим» половину слов, по причине их полного незнания, каким-то там рекомендациям европейских экспертов внимать?

Мы сами с усами. Чай, не дураки - разберёмся как-нибудь. Так же эффективно, как и с экономикой. Был бы мошна полна. И тогда неважно, как зовётся аксессуар для хранения наличности — кошелёк або «гаманец».

Важно лишь то, что манипулирование языковой проблемой политиками в Киеве стало своеобразной «морковкой». Приманкой для русскоговорящего электората Украины с одновременным повышением личного рейтинга в части национал-патриотических «громадян». Ну, в зависимости перед какой аудиторией, перед какой частью электората и в каком городе Украины выступает киевский чиновник или нардеп.

Мимикрия под стать хамелеону, сообразно обстановке, температуре окружающей среды, курсу гривен и новых методичек из Брюсселя стала своеобразной визитной карточкой наших политиков.

На протяжении последних двадцати лет мы имеем несчастье наблюдать одну и ту же осточертевшую картину. Чем ближе череда избирательных кампаний, тем больше становится обещаний решить застарелую языковую проблему – яблоко раздора в стране.

Так, в течение минувшего июля тема использования русского языка в Украине трижды была в топе обсуждений в СМИ и социальных сетях.

На колу висит мочало...

Началась серия языкового хайпа в июле с обсужденияпоста некоей львовской блогерши, решившей поучить жизни одесситов и мгновенно ставшей «звездой» интернета. Ну, по крайней мере, «звездой» до конца месяца.

Блогер Роза Туманова написала возмущённый пост о своих впечатлениях от посещения Одессы. В городе ей не понравилась архитектура «жемчужины у моря». Город показался Розе грязным и неухоженным. Общественный транспорт — неудобным и дорогим. Остракизму с её стороны, ко всему прочему, подверглось и обилие на улицах Одессы русской речи, а также то, что одесситы не спешили переходить на украинский, даже когда блогерша обращалась к ним на «держаной мове».

«Да, я знаю, что это русскоязычный город, но это всё же слишком, как по мне. Я же всё-таки не на английском говорила. Или нет, если бы я говорила на английском, то, почти уверена, услышала бы, скорее всего, английский, чем украинский в ответ», — разочарованно написала в своём посте львовянка, который через некоторое время был ею удалён.

В посте, что самое любопытное, Туманова, по одной понятной ей логике, увидела связь между количеством русскоговорящих одесситов с ростом пророссийских настроений в городе.

Логика, что и говорить, замечательная. Показывающая, как часть украинцев с архаичным хуторским мышлением, подобно Розе Тумановой, во Львове, в Киеве и Виннице в языковом вопросе зачастую путают причину и следствие.

Лояльность государству, переживающему далеко не самые лучшие времена, и любовь к родной стране связаны неведомым образом, в понимании Тумановой, исключительно с русским языком, на котором одесситы общаются между собой.

Кошмар! Зрада!

Интересно, что бы ответила Роза на простой вопрос. Много ли было пророссийски настроенных граждан в Одессе в начале 90-х годов и в начале «нулевых», когда проблема тотальной украинизации всех гуманитарных сфер жизни не стояла так остро, как в настоящее время? Да нисколько.

И я даже не собираюсь объяснять почему. По одной лишь простой причине, что экономическое положение нашей страны и благосостояния граждан в это время по некоторым показателям было выше, чем в России. Это, во-первых.

Во-вторых, государство старалось, насколько это возможно, права граждан Украины на образование на родном (русском) языке не ущемлять. Что, собственно, и обеспечивало гражданское согласие в стране. Попробуйте меня переубедить...

Здесь следует отметить одну немаловажную деталь: пост Тумановой уж как-то чересчур быстро начал распространяться по сети, разлетаясь веером даже по тем «полуспящим» регионам Центральной Украины, в которых аудитория довольно индифферентно относится к вопросу полной украинизации образования.

Особенно поспособствовали распространению «розового» поста сотни анонимных аккаунтов, именуемых в простонародье «порохоботами», оставлявших под постом блогерши провокационные комментарии, оскорбляющие как одесситов, так и всех русскоязычных граждан Украины.

Затем, как уже было сказано, господин Аваков, глава МВД, в середине июля бросил «сладкую косточку» для населения мятежного Донбасса и Луганска. Он заявил, что необходимо определить степень доступности для украинского общества компромисса и предоставить русскому языку «временный или постоянный» статус в мятежном Донбассе и Луганске.

По факту и смыслу своего заявления Аваков откровенно признал, что языковая проблема, тлевшая долгим фитилём, явилась одной из косвенных причин военного мятежа во время известных событий 2014-го года и которая привела в итоге к затяжной гражданской войне.

Инициатива интересная, спору нет. Только вот проглотит ли в очередной раз наживку доверчивый люд в ОРДЛО?

Разумеется, нет. Тысячу раз - нет. Просто потому, что не такой уж он и доверчивый, как это хотелось бы Авакову.

И не потому, что население этих двух регионов не желает мира и политического компромисса в разрешении военного конфликта, а по причине крайней одиозности (чуть не написала по привычке — мерзопакостности) персоны министра внутренних дел, отставки коего требуют едва ли не все политические силы в Украине.

За родной язык — штраф

В довершении и этих двух событий, вызвавших общественный резонанс, в конце июля последовало не менее провокационное интервью «Обозревателю» Ларисы Ницой. В интервью «писательница» поведала о своём предложении киевским властям решительно поменять методы поощрения и наказания для внедрения государственного языка. (И ещё одно джерело).

Ницой поведала, как во время своего визита в Карпаты и работы в детском лагере, она ввела тотальный украиноязычный режим, и воспитатели были обязаны разговаривать на «державной мове», согласно её прихотям. Для тех, кто сопротивлялся ницоевским нововведениям, вводились материальные взыскания в размере 50 гривен. Для детей же, которые говорили на «державной мове», были введены поощрения.

Нет нужды говорить о том, что инициатива Ницой «удалась» и была использована пропагандистами в ОРДЛО, что называется, «на полную катушку», чтобы ещё один раз показать о дискриминации русскоязычных в Украине.

Были и множество других информационных вбросов (скриншоты прилагаются). Помельче и пожиже. В СМИ и социальных сетях. В Киеве и регионах. Все они позволяют констатировать печальный факт: в очередной раз активизация языковой проблемы началась именно накануне президентских выборов и выборов в Верховную Раду.

Одни политики, как это уже было не раз, будут страстно обещать электорату «защитить» права русскоязычных граждан и также страстно затыкаться после того, как станут обладателями депутатских мандатов. Другие не менее горячо будут обещать «окончательное решение» языкового вопроса в стране в ближайшие два-три года.

Это как-то поможет установлению гражданского согласия в стране? Это усилит позиции украинского языка? Это защитит права русскоязычных и национальных меньшинств в Украине на образование и культурное развитие на родном языке? Нет. И ещё раз нет.

Но зато отвлечёт как нельзя лучше и в неведомо какой уже раз внимание стремительно нищающего населения от безрадостной картины социально-экономического кризиса в Украине. Огромный внешний долг, бесконечные повышения тарифов на газ, электроэнергию и услуги ЖКХ... Разваливающаяся инфраструктура, демографическая яма и выезд экономически активной части населения за рубеж, повальная коррупция и прочие «ништяки», которыми запомнилось украинцам правление Порошенко-Гройсмана.

Ну как в таких условиях да и не поговорить о «державной мове»? Ведь в Украине вроде бы как и нет других актуальных проблем. Всё остальное вышеперечисленное — не что иное, как вбросы «киселёвых» и ударное оружие кремлёвских пропагандистов в «гибридной войне».

Так, что же спросите вы, стоит ли в таком случае отложить обсуждение и решение языковых проблем в долгий ящик? До тех самых «лучших времён», когда наша страна окончательно испортит отношения с западными соседями — Венгрией и Румынией, настойчиво и последовательно защищающих права национальных меньшинств и блокирующих принятие множества решений по Украине в ЕС.

До тех самых «лучших времён», когда произойдёт окончательное отчуждение о-о-очень большого количества граждан в русскоговорящих регионах Украины? Или, может быть, я противоречу сама себе?

Нет, не противоречу. Обсуждение вариантов решения проблемы тотальной украинизации, конечно же, необходимо и возможно. Путём конструктивного диалога с привлечением профессиональных лингвистов и социологов, правоведов и международных экспертов. Без националистической истерики, наматывания «свидомых» соплей на кулак и без хуторянской "впертiсти". Без ангажированности и наклеивания ярлыков оппонентам.

В этом случае, думаю, у нашего юного гражданского общества в ходе конструктивного диалога, с привлечением всех заинтересованных сторон, удастся закрыть гештальт (незавершённое дело) и тем самым способствовать... сохранению украинского языка...

Да, да, именно так, как бы парадоксально это ни звучало. Взятый киевскими чиновниками курс на ускоренную украинизацию не только не способствует развитию и расширению использования «державной мовы», но, напротив, является основным фактором сужения ареала использования украинского языка и количества граждан, использующих его для повседневного общения.

(Смотрите статистику по Одессе — выше. Отмечу ещё раз: показатели и динамика по снижению употребления украинского языка среди жителей Херсонской области ничем не отличается от Одесщины). Пруфы? Да пожалуйста!

Целеустремлённость&заборы

Хотя, извините, подождите немного с пруфами. Обещаю, будут в следующем посте. Пока что пару слов о нашей самой общеизвестной национальной черте характера. Да, да, о нашем знаменитом упрямстве.

Мы - крайне упрямый народ. Причем упираемся часто в вопросах этого совсем не стоящих, очевидных. И если уж уперлись - переубедить нас ещё сложнее, чем сдвинуть горы. Да, это правда.

Причем наша упертость отражена даже на языковом уровне. Впертість - это наше слово, которое на русский переводится как «упрямство». Это, согласитесь, абсолютно не отражает всю полноту и насыщенность основной черты нашего менталитета. А упертость — это просто языковая калька с украинского, которая, скорее всего, не очень часто употребляется в отношении кого-либо, кроме украинцев.

Украинский же политик - «впертість» и ещё раз «впертість». «Впертість», возведённая в абсолют.

Помните, как эксперты по СМИ предупреждали авторов закона о неизбежных «подводных камнях», что вскоре обнаружатся при увеличении времени обязательного телевизионного вещания на «державной мове»? (По закону украинский контент должен составлять не менее 75 процентов).

Помните, советы экспертов о том, что эта мера никоим образом не поможет продвижению украинского языка, а наоборот понизит рейтинг центральных всеукраинских каналов и неизбежно приведёт к уменьшению аудитории? Их никто в Киеве, в Верховной раде, не слушал.

Когда специалисты говорили, что необходимо заниматься созданием качественного телевизионного контента, снимать качественное кино, чтобы у русскоязычного зрителя пробудился устойчивый интерес к отечественным телеканалам, над ними только смеялись и посылали в Коломыю.

Когда лингвисты и социологи просили прислушаться к их рекомендациям и утверждали, что процесс тотальной украинизации невозможен в принципе, только лишь потому что гуманитарная сфера априори не подлежит ни тотальному контролю, ни глобальным изменениям, согласно одним лишь хотелкам национал-патриотов. Кто в Киеве среди депутатов считал иначе? Были и такие, но... меньшинство. Молчащее, ко всему прочему, в тряпочку.

В общем, хотели как лучше, а получилось как всегда. Как говорил известный в Украине «баян» - незабвенный посол РФ Виктор Черномырдин.

Русскоязычная телеаудитория тихо и спокойно перекочевала в интернет. Часть из них, те, кто не успел или поленился перепрошивать ТВ-тюнер на российские телеканалы, и вовсе забросила пульт от телевизора куда подальше и полностью погрузилась в виртуальную реальность.

И эта самая виртуальная реальность, по массовости и динамике развития, если говорить «по чесноку», оставила где-то в позавчера унылое украинское телевидение, которое забивает дырки в эфире низкосортным «на коленке сделанном» контентом.

Зато интернет предлагает украинцам (как русскоязычным, так и двуязычным) много чего интересного. Сотни сайтов онлайн-кинотеатров, тысячи групп в социальных сетях, каналы на видеохостинге Ютуб, бесконечное множество российских новостных сайтов. Ну и, конечно же, - сайты с торрентами, где, если чего-то и нет, то, значит, этого не существует на сегодня в природе.

Особого упоминания заслуживает и идиотизм киевских «специалистов» в сфере пропаганды и информационной политики относительно языковых предпочтениях в ОРДЛО. Согласно созданным ими самими мифам и иллюзиям, жители Донецкой и Луганской областей, живя в условиях постоянных артиллерийских и миномётных обстрелов, прямо-таки изнывают от желания услышать из телевизора диктора, вещающего на «соловьиной мове». И соловьём же разливающегося о невиданных успехах евроинтеграции Украины...

Когда в СМИ был обозначен вопрос о том, на каком языке следует вещать на неподконтрольных властям территориях, член Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания Сергей Костинский высказался прямолинейно. То есть со всей присущей киевским чиновникам «впертісти»: «Телевещание должно быть на украинском языке и никак иначе».

«Государственная политика заключается в том, что украинский язык будет доминировать как на подконтрольных, так и на неподконтрольных территориях. Если мы начинаем вещать отдельным языком на оккупированные территории, мы сепарируем эти территории и подтверждаем тезисы российской пропаганды о том, что там живет какой-то отдельный народ, - отметил в марте этого года Сергей Костинский.

- На всей территории Украины люди понимают украинский язык. Вопрос не в языке, а в содержании. Человек пророссийских настроений не будет слушать и смотреть даже на русском языке, что не соответствует его мировоззрению».

Ну, что тут скажешь, помимо того, что «впертість» Костинского по языковому вопросу можно считать в некотором смысле эталонной. Причём настолько эталонной, что от неэффективности и нелогичности его действий впадают в лёгкий ступор люди, которых не то чтобы трудно, а попросту невозможно заподозрить в пророссийской позиции.

Есть ли у Украины шанс на гибридную победу в гибридной войне

Именно в русскоязычном Херсоне, находящемся в непосредственной близости от аннексированного Крыма, нашлись адекватные люди, вполне себе объективно оценивающие «светлые» перспективы «телемовлення» и вступившие с Костинским в полемику. Пусть даже и заочную.

Так, Катерина Гандзюк, чиновница мэрии Херсона, чьё имя сейчас на слуху во всей Украине, буквально за пять дней до нападения на неё высказалась на своей странице в фейсбуке по поводу идиотизма информационной политики Костинского и «перспектив» дальнейшего продвижения «державной мовы».

Не откажу себе в удовольствии, чтобы процитировать пост чиновницы полностью, которой, судя по всему, чужда традиционная «впертість», дабы у читателя не сложилось впечатления, что её слова вырваны из контекста.

"Екатерина Гандзюк, 25 июля в 18:07: "Я только что посмотрела интервью Сергея Костинского. Это Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания.

Те, у кого тупо нет полномочий закрыть Интер. Так вот. Кроме ощущения невыразимой жалости, которую я испытываю, это чувство похоже на наблюдение за лысыми и слепыми детенышами джунгарского хомячка, я еще чувствую страх.

Из-за того, что информационные угрозы, а на нас с вами всего за неделю было несколько серьезных атак, должны отражать люди, которые не стесняются врать, что весь Крым смотрит украинское телевидение.

И, что хуже всего, есть же в стране специалисты. Из политического пиара, с медиа, с бизнеса. Дофига их есть. Да и те, что сейчас, сами прекрасно осознают свой уровень.Так почему бы этим функционерам агитации, информации и пропаганды не найти каждому самому себе замену, не прийти к этому человеку, не упасть на колени и долго-долго не просить прийти на их места.

Просто для того, чтобы мы имели хоть какой-то шанс не только на спасение, но и на победу».

Вроде бы всё понятно, но в мысли Гандзюк по поводу языковых предпочтений аудитории в Крыму явно присутствует некая недосказанность. Уж если сказали «А», то, будьте добры, скажите и «Б».

А что, процентное соотношение русскоязычной и украиноязычной аудитории в Херсонской области или Одессщины каки- либо образом отличается от Крыма? Увы и ах, нет.

Не ради праздного интереса рассмотрим, как обстоят дела со СМИ в Херсонской области. Как вы прекрасно понимаете, все они, будучи частными коммерческими предприятиями, не формируют языковых предпочтений аудитории. Как раз наоборот: это они подстраиваются под запросы своих читателей.

Рынок, знаете ли. Звериный оскал капитализма и конкуренция.

Нет заходов — нет рекламы. Нет рекламы — и грошиков немаэ.

Итак (барабанная дробь!!!): 85 процентов СМИ и информационных порталов Херсонской области — русскоязычные.

Вначале июля был опубликован очередной рейтинг посещаемости херсонских СМИ, составленный по данным онлайн-сервиса анализа сайтов SimilarWeb. 

Согласно рейтингу посещаемость первой десятки наиболее популярных общественно-политических интернет-изданий Херсона выглядит следующим образом:

1. Херсон-онлайн - khersonline.net

2. Херсон Daily - khersondaily.com

3. Kherson.net.ua - kherson.net.ua

4. Гривна - grivna.ks.ua

5. Вгору- vgoru.org

6. Любимый Херсон - favoritekherson.co

7. Херсонцы - khersonci.com.ua

8. ПІК- pik.ua

9. Український південь - pivdenukraine.com.ua

10. Херсонские факты - fakti.ks.ua

При этом посещаемость украиноязычного ПIКа, заметьте, примерно в четыре раза меньше лидера рейтинга - «Херсон-онлайн». Следующий за ним «Український південь» по посещаемости также в 4 (четыре) раза отстаёт по посещаемости уже от «Херсон Daily», занимающего второе место.

Нетрудно заметить, что отставание от лидера рейтинга для «Українського південя» будет уже шестикратным.

Справедливости ради следует отметить, что и на «Херсон-онлайн» и «Херсон Daily» зачастую присутствует копипаст на украинском, но, похоже, только в том случае, если редакторам сайтов, работающим в условиях цейтнота, зачастую некогда или просто лень переводить текст публикации на русский.

Для того чтобы определить степень интереса и языковых предпочтений молодёжи и подростковой аудитории Херсонской области, ко всему прочему, достаточно «повисеть» час-два в наиболее массовых группах соцсетей и почитать комментарии подписчиков.

К примеру, в одной из самых известных в регионе групп ВКонтакте - «Типичный Херсон» - 211 тысяч подписчиков. Комментарии на украинском языке встречаются не чаще пяти на сотню, что также говорит не лучшим образом о степени владения подрастающим поколением Херсонщины «ридной» и «державной мовы». И которая, как мы все понимаем, является для молодёжи «ридной» лишь в кавычках.

Довольно комичным образом обстоят дела и на херсонском телевидении, вещающем, опять таки, на «державной мове» для... для русскоязычной аудитории Херсонской области. Корреспондент в сюжете задаёт вопрос на украинском, ей отвечают на русском. И так постоянно, до бесконечности.

До той самой поры, пока «упертість» госчиновников и нардепов в Киеве не будет приведена до состояния нормы адекватного человека, реально оценивающего последствия тотальной украинизации. В условиях, повторюсь в очередной раз, затянувшегося социально-экономического и политического кризиса и отчуждённости русскоязычных украинцев по причине языковой дискриминации, начавшейся 27 лет назад и принимающей в настоящее время особо жёсткие формы.

Наш языковой гештальт похож на зависшую компьютерную программу, которая мешает работать всему остальному. Помните сказку про Глиняного парня? Он все время был голоден. Чем больше парень ел, тем крупнее становился. И тем больше ему хотелось кушать. Он сначала всю еду у бабки с дедом съел, а потом их самих. Точно так же может поступить с нами наш языковой гештальт, который необходимо завершить, в конце концов.

Иначе он для начала «сожрет» наше время и силы, потом нивелирует усилия государства в сфере информационной политики и приведёт к конфликту ближайшими соседями на западных рубежах и в ЕС, а потом...

Можно только гадать, что будет «потом», когда часть социологов уже сейчас начинает бить в набат по поводу резкого «схлопывания» сферы применения «державной мовы». По причине множества самых различных факторов, среди которых в качестве основного эксперты выделяют снижение качественного украинского контента такого, как фильмы с более или менее приличным дубляжом, новостные сайты, художественная, научно-популярная и техническая литература, пр.

Радикалы от «мовинизации» забыли простую истину: один человек может подвести коня к водопою, но даже сотня не заставит его пить. И всё это - несмотря на все старания и «впертість» чиновников от образования, доказывающих обратное.

Бало(в)ни карьеры, образования и языка

Пару недель назад Андрей Балонь, работающий не более года в должности зампреда Херсонской областной государственной администрации по гуманитарным вопросам, финансам и взаимодействию с правоохранительными органами, дал развёрнутое интервью одному из херсонских сайтов. 

В интервью чиновник бодренько отрапортовал что с 1 сентября этого года все школы области полностью переходят на украинский язык обучения.

Читать и слушать Балоня херсонцам приходится с тем неприятным чувством, знакомым еще с детсада — когда всем ясно, что чиновник перед вами врет как сивый мерин, но с этим ничего нельзя поделать.

Отвечая на вопрос о стопроцентной украинизации образования Херсонщины, Андрей Балонь отметил, что ранее был «утвержден график перехода всех школ на украинский язык обучения».

По его словам, в течение прошлого года «из 27 школ добровольно перешли 16 школ, и 11 учреждений образования продолжили учебный процесс на русском языке». Ключевое слово — «добровольно».

Балонь констатировал факт, что в наступающем учебном году школы области начинают со 100% обучением первых классов на украинском языке.

Для этого, как считает Балонь, созданы все необходимые условия: «...закуплены все соответствующие учебники, учебные программы переведены, учителя прошли соответствующую стажировку, повышение квалификации».

Ах, да мы и забыли про «добровольность» школ. И горячее, просто невыносимое, желание родителей, включая высочайшую мотивацию школьников, проживающих в одном из самых русскоязычных регионов Украины.

Далее Балонь с присущим ему лицемерием заявляет, что «мы можем утверждать, что первого сентября реализовать свое право на образование на украинском языке (курсив мой, - Ю. Л.) смогут во всех без исключения школах Херсонской области и города Херсона».

Судя по всему, по мысли 36-летнего греко-католика - уроженца города Стебник, - провинциального захолустья, расположенного где-то под Дрогобычем и проработавшего несколько лет следователем, а также на других должностях в различных городах Украины, прибывшего в Херсон для «окончательного решения» вопроса русского языка, что-то или кто-то ранее мешал реализовать херсонцам права на образование на «державной мове».

И вот теперь прибывший эмиссар из Киева, решит таки вопрос полного и окончательного перехода школ области на украинский язык, чтобы дети русскоязычных граждан Украины смогли «реализовать» своё право на образование на украинском. Причём, заметьте, абсолютно «добровольно». Иначе и быть не могло!

Понятное дело, что проблемы индейцев (в данном случае - русскоязычных граждан Херсонской области) шерифа-Балоня не касаются.

И, не дай Бог, случись какие эксцессы и конфликты при попытках тотальной украинизации (как это уже имело место быть в своё время в Крыму и ОРДЛО), то от Балоня в Херсоне останется разве что табличка на двери кабинета в ХОГА.

И то лишь на пару дней, до захода нового хозяина, способного более или менее разумно подходить к вопросам образования в приграничной области в условиях гибридной войны.

История с географией

О различии психологии жителей юго-востока Украины и так называемых «вуек» (они же «западенцы»), уроженцев западных областей, славящихся своим упрямством и своеобразным подходом к поиску национальной идентичности, написаны едва ли не тысячи научных работ.

Посему объяснять «балоням», что «эксперименты» с образованием и языком, с какими бы административными усилиями и чиновничьим "упертістью" они не поддерживались, заканчиваются, как правило, ничем иным как унынием и печалью, - дело безнадёжное.

Мне по-своему искренне жаль жителей Западной Украины, пытающихся создать так называемую «украинскую идентичность» на основе собственного глубоко ущербного провинциального сознания. Сознание это они хотят «перекинуть» на все регионы «единой краiны».

Не станет страна от этого более «единой». Как раз таки наоборот — сумбур и раздрай, политический кризис, который мы сейчас видим, в подходе буквально по всем проблемам (и в том числе языковой)... Всё – следствие этого менталитета.

Говорю это искренне и без какого-либо сарказма или скрытого второго смысла, с целью кого-то уколоть или задеть.

Просто нужно спокойно понимать и принимать исторические реалии и не жить в плену «собственноручно» созданных иллюзий.

Столетия назад Украина была расколота и её части в течение пяти столетий существовали в составе разных государств. Отсюда разница в религиозном, культурном и социально-экономическом развитии, не говоря о языковых отличиях.

В исторических перипетиях следует искать и корни ментального различия жителей разных регионов Украины, и особенностей жителей западных областей и юго-востока. Ныне же выходцы из Галиции, составляющих кадровый костяк чиновничьего аппарата, с немыслимой зашкаливающей самоуверенностью и апломбом начали считать себя неким образцом «украинства».

Они не понимают и не хотят принимать запросы населения в тех областях, куда прибыли «рукойводить». Они, Балони и К*, находятся в полном отчуждении от жителей русскоговорящих регионов. По причине собственноручно воздвигнутой ментальной стены в своей же стране, которую они пытаются очередной раз переделать под себя. В соответствии с собственными представлениями обо всех без исключения гуманитарных сферах жизни.

Основной тезис и миф «балоней» о «державной мове» состоит в том, что именно они и только с помощью украинского языка смогут каким-то чудодейственным образом сцементировать украинскую государственность. Ну и заодно повысить лояльность граждан к государству (читай — киевским чиновникам).

«Балоням» и баловням судьбы, попавшим невесть как в высокие чиновничьи кресла, можно утверждать подобную чушь. Им чересчур легко живётся, когда они перепрыгивают из разных кабинетов, находящихся друг от друга на расстоянии сотен километров. Экономические реалии Херсонщины и проблемы выживания населения, «балоней» волнуют меньше всего.

Позавчера Кременчуг, вчера Полтава, сегодня — Херсон. Где окажется «перекати-поле»-чиновник завтра, похоже, не знает ни он сам, ни его патрон на Банковой.

Гаманец или кошелёк

...Только вот, знаете ли, мы ещё не забыли уроков истории. Не какие-то там предания, байки и побасёнки, а настоящую историю Украины периода основания Херсона, Николаева, Одессы, «времён Очакова и покоренья Крыма». (Да, да, к счастью или, может быть, к глубокому прискорбию для «балоней» мы помним и такие исторические вехи).

Равно как и не забыли мы и освоили исторические уроки последних 27-ми лет независимости. Когда русскоязычных граждан цинично обманули, пообещав сохранить им равные права и возможности развития наравне с «титульной» нацией, подавляющее представителей которой до сих пор используют в качестве языка общения русский.

За это время мы вдоволь насмотрелись «квалифицированных», «эффективных» и «некоррумпированных» украиноязычных СУГС-патриотов. В Верховной Раде, сплошь и рядом щеголяющей в вышиванках, в министерских кабинетах...

Везде, где за время независимости эффективно воровали и продолжают воровать миллионы долларов и миллиарды гривен.

И, особо отметим, продолжают это увлекательное занятие, в то же самое время спилкуясь на очень хорошем или недостаточно хорошем украинском языке.

По этому поводу, по поводу языковых «балоней», достаточно посмеялся в своё время политолог Юрий Романенко, директор Института развития «Хвiля»: «В рамках этих «незворотніх реформ» успешно модернизируют Украину янтарщики в Полесье, превращая леса в зоны экологической катастрофы, но прекрасно владея украинским языком.

Не отстают от них украиноязычные лесорубы Буковины и Закарпатья, каждый день отправляя в Румынию и Венгрию эшелоны с лесом. На границе их приветствуют прекрасные украиноязычные таможенники, который по своей сути мало в чем отличаются от русскоязычных таможенников Одессе или Харькове, поскольку такса у них у всех одинаковая.

И вот мы видим везде один и том же тип человека-хищника, который независимо от того, что он бормочет на украинском или на русском, ко всем, к чему прикасается, превращает в разруху и хаос».

После чего Романенко делает печальный вывод, подводящий итог безуспешным попыткам «балоней» довести тотальную украинизацию до финиша:

«Гибридная война возможна там, где есть слабость и отсутствует государство. Если вы не можете навести порядок на своей территории, то вы вероятный кандидат на то, что появится сила, которая ваши проблемы обернет в свою пользу.

Невозможно болтовней заменить государственную политику. Верховная Рада может принять 250 законов о 100% квоте на украинский язык на телевидении, но в приграничнных районах Херсонской области самые популярные телеканалы — «Звезда» и «Россия 24»».

<....> Хотите противостоять гибриду? Создайте государство, способное накормить своих людей, или хотя бы не мешает им это делать самостоятельно. <....>

Доверие граждан к государству появляется там, где есть дела подтверждающие слова. По-факту глупая гуманитарная политика углубляет проблемы государства, неспособного накормить своих граждан, но по ходу требующего от них любви, заставляя их говорить на украинском языке принуждением, а не убеждением. Или же переименовывает разбитые улицы, где проехать можно только на танке».

Ну что тут скажешь? Ни убавить, ни прибавить. Далее Ю. Романенко предупреждает, что «Украина будет и дальше тонуть в мелкотравчатых скандалах по поводу языков, вывесок и прочих третьестепенных проблем, скатываясь в состояние Сомали Восточной Европы, из которого бегут активные люди, по дорогам шастают вооруженные банды, а миллионы голодных бюджетников будут требовать очередной подачки от воров, что вычистили их карманы».

Новая эскалация языкового конфликта, с окончательным переходом школ на украинский язык, увы и ах, это всё нам предстоит пережить в ближайшем будущем. Это предопределено невыученными уроками нашей новейшей истории, которую «балони» не выучили и, похоже, так и не собираются учить.

Евангелие от Матфея, 12:25.: «Но Иисус, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит».

Интересно, знакомы ли Андрею Балоню эти слова? Если нет, то джерело, откуда они были взяты, оставлять не буду. Пусть погуглит, может, найдёт для себя ещё что-нибудь интересное и занимательное по теме использования русского языка в Украине.

Например, результаты достаточно известного социологического исследования, проведённого институтом Гэллапа в 2008 году. Согласно его результатам русский язык является родным для 83% жителей Украины.

Кстати, в течение последних десяти лет никто из профессиональных украинских лингвистов, политиков и публицистов, «топящих» в блогах и социальных сетях за «державную мову», никогда даже и не предпринимал попыток их опровергнуть.

Небольшое пояснение для тех читателей, которые «не в теме». Для тех, кому не известно, что такое институт Гэллапа, и с чем его едят.

Институ́т Гэ́ллапа — американский институт общественного мнения (American Institute of Public Opinion) - пользующийся непререкаемым международным авторитетом как один из наиболее надёжных источников информации о состоянии общественного мнения в США и в мире. Исследования общественного мнения, рейтингов телевидения и печатной прессы и других, например, языковых предпочтений аудитории имеют вполне утилитарные цели - определение оценки затрат на рекламу. Никакой политики — чистый бизнес. Маркетинг и promotion.

На всякий случай, если кто из читателей желает ознакомиться с оригиналом, то с удовольствием поделюсь джерелом. Только зачем я делаю? Для кого?

Часть политического истеблишмента в Киеве десять лет подряд упорно делала вид, что выводов и оценок американских экспертов, которых трудно заподозрить в ангажированности и предвзятости, не существует. Нет их, и никогда не было.

Поскольку человеку всегда удобнее пользоваться родным языком, данный опрос показывает, для какой части населения тех или иных "независимых" государств родным языком на самом деле является (или, точнее, являлся, потому что опрос проводился в 2007 году) русский, вне зависимости от того, что они сами сообщают об этом посторонним людям.

Эта доля достаточно устойчива. И потому даже при предельно негативной динамике и десять лет назад, и в настоящее время, русский является родным языком для подавляющего большинства населения Украины.

И речь здесь идёт даже не о гарантиях соблюдения прав национальных меньшинств, к коим правые и ультраправые политики в Киеве, порой пытаются причислить русских в Украине. Отнюдь. Речь идёт о подавляющем большинстве населения Украины.

Объективности ради отмечу, что небольшая часть «патриотически» настроенных жителей Херсонской области всё же начала использовать украинский язык, по всей видимости, считая, что мова может стать для них своеобразным социальным лифтом, позволяющим подняться по карьерной лестнице, каким-либо образом повысить личный рейтинг в глазах себе подобных индивидуумов.

Перешли на мову они, правда, не совсем полностью. Так, частично. В фейсбуке. Или ещё где-нибудь на публике. В повседневной жизни, в быту, эти люди - херсонские СУГС-патриоты, «общественные активисты», депутаты и их помощники, чиновники, блогеры и полублогеры - продолжают использовать «язык агрессора».

К примеру, упоминавшаяся ранее Катерина Гандзюк, получившая известность в Херсоне и области сперва как блогер, начала использовать украинский язык на своей странице фейсбуке и блоге, всего лишь год назад.

«Громадська активістка» Инна Усачёва, руководитель Херсонского отделения «Самопомощи», говорит на публике на русском языке и только в фейсбуке использует «ридну мову», которой, судя по цветистым оборотам речи, полностью так до сих и не овладела.

Впрочем, общий интеллектуальный уровень Усачёвой, равно как и части херсонских «патриотов» и чиновников (читай - Балоня), не позволяет надеяться на то, что в ближайшее время они придут к пониманию простой истины: лояльность государству, любовь к Украине и степень владения «державной мовой» — вещи далеко не одного порядка.

Им неведом анализ, системное мышление и логика. Неизвестны методы и пути, которые могут помочь модернизировать жизнь в стране.

Их суть - в манипуляции, основанной на самых низменных националистических и шовинистических инстинктах; демагогия и спекуляция на патриотических чувствах. Вольно или невольно рано или поздно все это приведет разрушению Украины.

Патриотизм из-под палки, создание каких-то там «квот», языковая сегрегация, под каким бы благовидным предлогом она не происходила, в полиэтничной и мультикультурной Украине — путь в архаику и Средневековье, которое разнесёт страну на кусочки.

Для части народа Украины русский язык — это родной язык. Это - язык родителей и предков, культуры и всей нашей жизни. И если часть идиотов в Киеве считает, что она может изменить нашу жизнь, то она глубоко ошибается.

Украина — моя Родина. Русский язык - мой выбор и мое право. Если кто-то из них, прочитавших сейчас мои мысли считает иначе, то пусть ищет загодя для себя другую страну и другую Украину. Если, конечно же, найдёт...

Юлия ЛЮБЧЕНКО