Херсонские "заложники" в чужом порту

Херсонские "заложники" в чужом порту

Чтобы не умереть с голоду на арестованном судне, херсонские моряки ловили и ели сырую рыбу.

В Херсон благополучно вернулись четверо моряков, голодавших на арестованном турецком судне в румынском порту Галац без еды и воды.

Старший помощник Артур Илюхин (он также исполнял обязанности капитана), второй механик Сергей Логашов, моторист Александр Ковтуненко, матрос Роман Данилишин нашли эту работу через местную крюинговую фирму.

Однако уже на сухогрузе ''Си Бриз 1'' обнаружилось, что оно арестовано за долги владельца, превышающие 4 миллиона долларов США. И без их оплаты никакого шанса выйти в море нет.

Команда судна безвылазно находилась на борту, занимаясь регламентными работами. Однако 29 июля на сухогрузе исчерпался запас горючего, соответственно, прекратилась и подача электроэнергии. В вышедшем из строя холодильнике камбуза испортились остатки продуктов. А на пополнение запасов денег не выделяли.

В довершение ко всему, у моряков стали разряжаться мобильные телефоны, которые для них были единственным средством поддержания связи с властями, полицией, родными и близкими.

— Выжили исключительно благодаря рыбалке. На самодур ловилась рыбешка, похожая на сельдь. Однако клевало плохо — в день по одной такой выуживали. Приготовить ее было не на чем, так что резали тушку по кусочкам, делили их поровну и ели сырой. На такой ''диете'' я похудел больше чем на 10 килограмм — с 96 до 85 кг. На судне постоянно болело сердце. Предлагали эвакуироваться в госпиталь, но я отказался — не захотел бросать ребят, — рассказы­вает старпом Артур Илюхин.

На тревожные сообщения с борта ''Си Бриз 1'' представители судовладельца практически не реагировали — изредка отделывались ничего не стоящими обещаниями. Однако херсонских моряков здорово выручило обращение к журналистам и в консульство Украины.

Информация о голодающих моряках мгновенно стала достоянием гласности, и к работе по их спасению подключились дипломаты.

Сотрудница консульства (команда запомнила только ее имя — Анна) взяла на себя переговоры с полицией, таможней, пограничниками, оперативно переводила официальные документы с румынского, которого моряки не знали.

Когда херсонцев перевезли с сухогруза на берег, помог и агент Сорин Херта — приготовил все документы, необходимые для выезда на родину на обычных основаниях, а не в порядке принудительной депортации. Он же бесплатно предоставил свою машину для поездок моряков по Галацу. А их было немало — в службу капитана порта, в ту же полицию и таможню.

Мытарства экипажа сухогруза закончились в тот момент, когда они сели в автобус, следующий в Украину через Молдову. Однако своих обязательств перед ними судовладелец до сих пор полностью не выполнил.

Артур Илюхин рассказывает, что первые месяцы денег не платили вообще. Когда история с голодающими моряками приобрела международный резонанс, в два прие­ма выплатили половину причитающейся зарплаты за апрель, май и июнь. Остальное мученики с ''Си Бриза 1'' дожидаются по сей день, и неизвестно, дождутся ли.

Артур Илюхин ходит в море почти десяток лет. Он сменил не одно судно, повидал многое. Но послед­ний рейс дался ему особенно тяжко, и после него старпом принял решение искать работу на берегу — пусть хуже оплачиваемую, но без таких испытаний, которые он пережил в Румынии.

''У меня двое детей и столько же внуков. Не хотелось бы их так рано оставить без отца и деда'', — так говорит старпом о своих планах на будущее.

Сергей ЯНОВСКИЙ
"Новый День"