Гоголь, собаки и херсонцы

Николай Васильевич Гоголь в повести «Как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем», описывает действия одного из главных героев при перемещениях по улицам Миргорода:

«Иван Иванович оделся, взял в руки суковатую палку от собак, потому что в Миргороде гораздо более их попадается на улице, нежели людей, и пошел...».


Эта милая картинка миргородской старины никак не проявляется в настоящем. Собак на улицах Миргорода нет. Бывает, промелькнет какая заблудшая вдали собачонка, и тут же исчезнет.

Но так чтобы как у нас в Херсоне, стаи по 5 – 7 особей бродили по городу в поисках традиционных собачьих приключений, этого в Миргороде нет.

Преданных и лучших друзей человека не видно также и в миргородских усадьбах. Проходя мимо частных домов современного Миргорода, прохожий не слышит их грозного и леденящего душу злобного рыка.

Он не боится быть укушенным специально дрессированными для этих целей домашними, либо отчаявшимися бродячими псами. Из-за оград на него не бросаются ни овчарки, ни кавказцы, ни ротвейлеры.

Пытливый, наблюдательный и умудренный южным житейским опытом херсонец, покачает на это головой и скажет, как отрежет: «дураки эти миргородцы, беспечны они как дети». И будет он абсолютно прав.

Малого того, что в миргородских дворах отсутствуют собаки, на ночь двери многих усадеб остаются открытыми. Впрочем, никакого диссонанса с Гоголем здесь уже нет: «Чудный город Миргород! Каких в нем нет строений! И под соломенною, и под очеретяною, даже под деревянною крышею; направо улица, налево улица, везде прекрасный плетень; по нем вьется хмель, на нем висят горшки, из-за него подсолнечник выказывает свою солнцеобразную голову, краснеет мак, мелькают толстые тыквы...

Роскошь! Плетень всегда убран предметами, которые делают его еще более живописным: или напяленною плахтою, или сорочкою, или шароварами. В Миргороде нет ни воровства, ни мошенничества, и потому каждый вешает, что ему вздумается».


Ситуация с хищениями в Миргороде не изменилась. Воры так и не появились, а вот миргородские собаки нарушили классическую литературную традицию. Бесследно канули они в Лету, перевелись, вымерли как динозавры, исчезли как класс, как недостойный пережиток миргородского прошлого.

Впрочем, помнятся мне и рассказы пожилых херсонцев, как в 50-х гг. во многих домах и дворах нашего города собак тоже не держали, а замками и засовами повсеместно пренебрегали.

Это, конечно, не означает, что Миргород все еще там, безнадежно застрял в 50-х. Нет, это просто мы изменились. Нажили добра, рухляди всякой накопили, разбогатели. «Не велика прибыль да бережь большая».

Завели вместительные клети и амбары, выстроили высокие заборы, окружили себя собаками и на этом умиротворились и почти совсем в радости этой земной успокоились...

Георгий БЯНОВ