Приднестровское урегулирование и Крым

Президент Республики Молдова и лидер партии социалистов Молдовы Игорь Додон недавно в интервью изданию Der Spiegel сообщил, что его администрация подготовила новую концепцию решения приднестровского конфликта.

Эта концепция предусматривает предоставление Приднестровью расширенной автономии. Детали плана неизвестны, скоро они будут представлены вниманию посредников и участников переговорного процесса в сфере приднестровского урегулирования в формате «5+2»: Молдова и Приднестровье как стороны конфликта, Россия, Украина и ОБСЕ как посредники, Евросоюз и США как наблюдатели. Пока лишь готовится общественное мнение и подогревается интерес к этому неординарному событию.

Скупые ремарки Игоря Додона позволяют сделать вывод о том, что план предусматривает сохранение нейтрального, внеблокового статуса Республики Молдова. Вход в НАТО для Молдовы воспрещен и, вероятно, это должно стать, по замыслу авторов плана, частью политической платы за реинтеграцию. Также Игорь Додон отметил, что «нынешний международный контекст является очень удачным для его страны» и Молдова может стать «первой страной постсоветского пространства, в которой будет преодолен замороженный конфликт».

Большинство экспертов связывает появление этой новой инициативы в сфере приднестровского урегулирования с фигурой российского политического деятеля Дмитрия Козака. В 2003 году Козак в должности заместителя главы администрации президента России, используя механизм «челночной дипломатии», непрерывно курсируя между Кишиневом и Тирасполем, подготовил свой первый план решения приднестровского конфликта, который предусматривал федерализацию Молдовы.

Его усилиями этот план был утвержден сторонами. Однако сделка сорвалась в последний момент. Это произошло, как утверждают различные источники, из-за вмешательства посольства США. Американцы повлияли на президента Молдовы, лидера партии коммунистов Республики Молдова Владимира Воронина, и он отказался от идеи федерализации.

В июле 2018 года вице-премьер России Дмитрий Козак был назначен спецпредставителем президента России, но уже не по Приднестровью, как в былые времена, а по Молдове, что сразу же было интерпретировано как намерение подготовить Приднестровье к процессу реинтеграции. В российской «Независимой газете» тут же появился развернутый материал «Кремль пускает по второму кругу «План Козака» с сигнальным подзаголовком: «...Приднестровье может стать разменной монетой в вопросе признания Крыма».

В этом втором круге прослеживается ряд характерных аналогий с событиями шестнадцатилетней давности. Как и в 2003 году, на дворе приднестровского урегулирования осень. Пост президента Молдовы, как и в 2003 году, занимает Игорь Додон – лидер одной из левых политических сил Республики Молдова, которая ориентирована на Россию. Он является основным провайдером процесса.

Пост куратора от России по региону занимает тот же Дмитрий Козак. И он, скорее всего, представляет один из экспертных координационных центров по разработке и внедрению нового плана. Как и в 2003 году, новая инициатива, назовем ее условно «Козак-2», предусматривает внеблоковый, нейтральный статус Молдовы, и в этом пункте невооруженным взглядом просматривается руководящая и направляющая роль России.

Дмитрий Козак и Игорь Додон

Впрочем, есть и некоторые существенные отличия:

- Вместо федерализации Молдове теперь предлагается широкая автономия.

- Сделка по-тихому не планируется. Новый план будет представлен Республикой Молдова в официальном формате переговорного процесса, а не кулуарно, как это пытались сделать в 2003 году.

- Успешное продвижение нового плана должно способствовать укреплению миротворческой репутации России, которая с 2003 года, мягко говоря, очень сильно подмочена на постсоветском пространстве известными событиями в Грузии, Крыму и на востоке Украины. Приднестровский план – попытка улучшить свой имидж. Известный московский политолог Глеб Павловский уже после крушения первого Плана Козака написал очень обидные для приднестровцев слова: «Приднестровье – чемодан без ручки: и нести тяжело, и бросить жалко». Поддерживать свои позиции в регионе при отсутствии общей границы и в условиях конфликта с Украиной тяжело. И поэтому решили не бросить, а сделать, как сказал в одном из своих заявлений Игорь Додон: Молдова может стать «первой страной постсоветского пространства, в которой будет преодолен замороженный конфликт». Впрочем, можно прогнозировать и еще некоторые трансформации. После реинтеграции Приднестровья состоятся новые выборы. Приднестровский электорат вольется в стройные ряды партии социалистов, и демократические силы в лице ACUM будут уже не нужны социалистам для создания новой парламентской коалиции в Молдове.

- Синдром вынужденной политической жертвы просматривается в попытках Москвы увязать успешное решение приднестровского конфликта с возможным ослаблением санкционного давления на Россию за аннексию Крыма. Эта ситуация является очередным вызовом как для украинской дипломатии, так и для центров принятия политических решений в ЕС и США. В 2003 году США непублично, но четко и недвусмысленно обозначили свою позицию. В 2019 году в текущем процессе ожидается присутствие значительной доли публичности, так что увидим. Как бы ни сложилась политическая судьба нового плана в сфере приднестровского урегулирования, консолидированная позиция стран мира, выраженная в резолюциях ООН, начиная с А/RES/68/262 «О территориальной целостности Украины», и далее «О ситуации с правами человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе», «О милитаризации Крыма», какой бы то ни было ревизии не подлежит.

P.S. Ну, а если с Приднестровьем все получится, с высокой долей вероятности можно предположить, что Россия, опираясь на позитивный опыт Молдовы, продолжит свои «миротворческие» усилия. Угадайте где?

Георгий БЯНОВ,
независимый эксперт