Херсонская система образования: тест провален

В ноябре минувшего года в «Гривну» обратились родители учеников Таврического лицея искусств Херсона и рассказали, что в учебном заведении многие учителя, родители и даже ученики состоят в религиозной организации пятидесятников, которая функционирует при содействии директора.

Об этом мы сообщили в № 45 от 2 ноября 2016 года. Напомним, по словам родителей, по воскресеньям в лицее с детьми-пятидесятниками проводил занятия учитель-пастор, в учебном заведении среди ребят распространялась специфическая религиозная литература.

Но больше всего насторожило родителей то, что стали рассказывать их же дети о своих одноклассниках, которые посещают религиозную организацию: у некоторых ребят – порезы на руках и ногах, которые те делают в качестве самобичевания. А у девочки-пятидесятницы была попытка суицида.

Обеспокоенные родители по этому поводу обращались в горуправление образования и другие инстанции, но проблему якобы не замечали. Тогда группа родителей пошла к психологу, зампредседателя Херсонской областной общественной организации «Комитет защиты прав детей», председателю херсонской городской Ассоциации психологов и психотерапевтов Галине Симоновой с просьбой провести независимое психологическое исследование в трёх старших классах.

По словам Галины Симоновой, результат тестов показал, что у более чем половины опрошенных ребят определён повышенный суицидальный риск. Причём тестирование провели по разрешению начальника горуправления образования Юрия Никонова, который даже назначил сопровождающего – одного из своих заместителей. Обязали также присутствовать и завуча, и классных руководителей. Но признать результаты тестирования не захотели. Началось давление на родителей, обвинения психологов в подтасовке результатов и их некомпетентности.

Позже на сайте Херсонского горисполкома появилась информация: «За розповсюдження результатів фейкового дослідження у Херсонському Таврійському ліцеї мистецтв дисциплінарне покарання понесли директор навчального закладу Олександра Альохіна та начальник відділу з питань виховної роботи управління освіти Херсонської міської ради Валентина Поздняк». В свою очередь «Гривна» направила запросы в Министерство образования и науки (МОН) по поводу ситуации в Таврическом лицее.

В МОН поручили разобраться

В декабре минувшего года из Киева ответили, что МОН просит проверить факты, изложенные в обращении, и в случае их подтверждения принять соответствующие меры реагирования. Кроме того, в письме сообщается, что, согласно закону, в общеобразовательных учреждениях запрещаются создание и деятельность религиозных организаций и военных формирований. Принудительное привлечение учеников ко вступлению в любые религиозные организации запрещается. Также сдача в аренду территорий, зданий, помещений предприятиям, учреждениям, организациям и другим юридическим и физическим лицам для использования, которое не связано с учебно-воспитательным процессом, запрещается.

В общем, проблему «спустили вниз», поручив разобраться в ситуации в лицее тем, кто о проблеме знает, но ничего не предпринимает. Как сообщала «Гривна», родители не раз обращались по поводу происходящего в Таврическом лицее в городское и областное управления образования. Однако все обещания разобраться оставались на уровне обещаний. Хотя присутствие в лицее пятидесятничества – это не единственный вопрос. Как мы помним, фининспекция в Херсонской области обнаружила в лицее растраты родительских денег, которые сдавали в качестве благотворительных взносов, на сумму более 1,2 миллиона гривен. Полиция проводит расследование по этому делу.

В этот раз проверка, сообщил начальник облуправления образования в письменном ответе на запрос «Гривны», состоялась. Как указано, для полного и объективного изучения вопросов, затронутых в коллективных обращениях, создали комиссию, в состав которой вошли представители областного и городского управлений образования, а в качестве наблюдателя приглашена мама одного из учеников лицея. Это Наталья, одна из родительниц, которая обращалась в «Гривну» за помощью. Мы связались с Натальей, чтоб уточнить, как работала комиссия.

Это была не проверка, а «допрос»

«Это была не проверка лицея, а допрос 13-ю членами комиссии и администрации меня и ещё двух мам учеников, – возмущается Наталья. – Нас пристрастно допрашивали в течение трёх с половиной часов в присутствии директора! В этом почему-то и заключалась вся проверка».

Какие же выводы сделала комиссия? Как указывает Евгений Криницкий в своём ответе, в лицее действительно напряжённая ситуация между родителями и администрацией. С июня 2016 года управление постоянно рассматривает обращения родителей учеников этого учебного заведения, которые приходили в Администрацию Президента, МОН и Херсонскую облгосадминистрацию. И отдельные факты, указанные в обращении, подтвердились. Мол, в помещении лицея представители церкви пятидесятников трижды на протяжении 2015–2016 годов проводили репетицию массовых мероприятий. В связи с этим нарушением закона директору лицея Александре Алёхиной объявлен выговор.

К слову, родители утверждали, что занятия с детьми пастор проводил длительное время. Это им подтвердил он сам. Наталья в телефонном разговоре с журналистом «Гривны» отметила, что этот факт она озвучила во время «допроса». Но директор сказала, что «помещение предоставляли всего три раза за банку краски». И послушали члены комиссии почему-то не родителей, у которых есть видеозапись беседы с пастором, а директора, которая отделалась за нарушение выговором. Комиссия не приняла к сведению, что в лицее распространяли брошюры на религиозную тематику, причём не для детских умов.

«Бульон, помидор, консомэ – мы по русски не понимэ»

Что касается проведения тестирования учеников лицея психологами, то Евгений Криницкий сообщил: органы управления образования не могут допускать тренинги, исследования и опрос всех участников учебно-воспитательного процесса представителями посторонних организаций.

Как указал начальник облуправления образования, во время проведения психологического исследования среди учеников старших классов методкабинетом Херсонского горсовета выявили нарушения: ни одна из предложенных методик не позволена для использования в учебных заведениях и была проведена, если сказать вкратце, не по форме. Для проведения работы с ребёнком посторонними, которые не являются педагогическими работниками системы образования, необходимо было взять письменное согласие родителей. А этого не сделали.

И ещё «контраргумент» начальника облуправления образования: «Лицей – это учреждение с украинским языком обучения, но при этом бланки и текст, который зачитывался вслух, изложены на русском, что автоматически делает результаты тестов недостоверными».

«Вмешались другие личные интересы»

Было ли тестирование лицеистов таким «нелегальным», как утверждает Евгений Криницкий? «Гривна» решила узнать точку зрения и у зампредседателя Херсонской област-ной общественной организации «Комитет защиты прав детей» Галины Симоновой. «Тесты для использования в учебных заведениях подобраны и определены установленными нормативными актами Министерства образования, – комментирует Галина Яковлевна. – Их выбор определяет особенности личности ребёнка, его характер, особенности поведения, развития и так далее. Эти тесты не могут ответить на вопросы родителей по поводу причин самоповреждающих порезов на руках детей, влияние религиозной организации. Замечу, что родители обратились в организацию "Комитет защиты прав детей" с коллективным письмом, в котором было порядка 15 подписей. И представители родительского комитета сказали, что остальные тоже согласны. Это дало основание приступить к тестированию. Отсутствие более половины детей в классах говорило о том, что, возможно, была часть родителей, которые не разрешили детям проходить тестирование.

Та нестандартная ситуация, которая была создана в Таврическом лицее, требовала использования совсем других нестандартных тестов. Тест "ДОН" и тест "Выявление суицидального риска" были выбраны для определения именно невротических проявлений в поведении детей. Эти тесты не имеют украинского перевода, а все херсонские дети прекрасно в быту владеют русским языком, и жалоб на непо-нимание смысла не было. Указанные тесты приемлемые, стандартизированные и не имеют в своих инструкциях запретов на групповое применение – значит, они могут проводиться как индивидуально, так и в группе.

При тестировании детям были розданы личные анкеты, в которых они индивидуально ставили пометки напротив каждого вопроса теста, психолог выполнила все требования инструкции. Ни психолог, ни представители управления образования, ни лицея, присутствовавшие при тестировании, не могли видеть ответы учеников. После прохождения тестов анкеты были собраны, и никто, даже родители, инициировавшие независимое тестирование, не видели результатов тестов (конфиденциальность была соблюдена). Тестирование проводилось с разрешения начальника управления образования.

И ошибка обеих сторон была в том, что мы не закрепили это действие в письменном виде, хотя письмо было заготовлено заранее. Никонов искренне хотел узнать, была ли в создавшейся ситуации виновата религиозная организация, но никаких тестов, дающих ответ на эту тему, не существует. Шумиха, которая поднялась после доведения до родителей и управления образования статистических (не личных) данных этого обследования, не дала возможности достучаться до родителей. Но тогда бы с их согласия в личных консультациях с детьми можно было бы выяснить истинные причины порезов на руках у детей лицея. В события вмешались совсем другие личные интересы, не имеющие никакого отношения к тестированию и его результатам».

Очень жаль, что некоторые руководители школ Херсона забывают, что учебное заведение – это не их частное предприятие, что и у детей, и у родителей есть права.

И очень странно, что именно по инициативе обеспокоенных родителей (а почему-то не управления образования) проводится исследование независимыми экспертами, но его результаты воспринимают в штыки и не назначают параллельное тестирование «не посторонними» организациями разрешёнными методами и формами.

Алёна ГРЕБЕНЮК
"Гривна. Новый формат"