Проблема или тактика действия

 Проблема или тактика действия

В Украине уже не первый год говорят о необходимости реформировать систему образования, начиная с детского дошкольного учреждения и заканчивая обучением в высших учебных заведениях.

В то же время власть подходит к вопросам «реформирования» несколько своеобразно. Недавно Министр образования и науки Лилия Гриневич заявила об очередном сокращении педагогических кадров. В этом году по всей Украине из отпусков не выйдут на работу 3,8 тысячи учителей.

Действительно ли такой метод «реорганизации» образования в Украине наиболее «действенный»? Об этом мы беседуем с депутатом, руководителем фракции партии «Наш край» в Херсонском городском совете Владимиром Сальдо.

КОР. Владимир Васильевич, как на Ваш взгляд: следует ли реформировать систему именно таким образом – сокращением?

В.С. Тема сложная. Государству следует рассматривать ее в комплексе, ни в коем случае не разрывая единую цепь воспитания и образования: от детского сада через общеобразовательную школу в вуз. Такой цельной модели, системной и по-государственному взвешенной, нет. Ее нужно построить, а уж потом говорить о сокращениях. Тем более, не понятно, что мы получим в результате «преобразования» образования?

КОР. Вы хотите сказать, что сегодня в Украине нет единой системы образования?

В.С. Если мы говорим о системе, нет. Каждая новая власть начинает с того, что изменяет какие-то элементы в каком-то отдельном сегменте. То учебные программы для отдельных классов усовершенствуют, то «реформируют» дошкольное образование, то вдруг вспоминают о реформе высшего.

Получается «лоскутное одеяло» из отдельных элементов, которые подчас просто не стыкуются. Как только начинает «выпирать», режут «по живому», чтобы уложить в прокрустово ложе «задумки» нового министра. Если возникает «дырка», срочно что-то «изобретают», чтобы ее «залатать». И не только в начале учебного года, но и по нескольку раз в его разгар.

Принципиального понимания, как, куда и в какие сроки нужно двигаться, нет. Четкого видения, из чего должна состоять система от ясель до вуза, тоже нет. Какого именно специалиста "на выходе" должно получить государство – не безработного с высшим образованием, а востребованного на рынке труда и защищенного хорошей зарплатой – этой стратегии нет тоже.

КОР. Почему?

В.С. А потому, что нет преемственности в построении и реализации реформ - единой реформы, действенностью которой занимался бы каждых из вновь приходящих к должности министров. Это проблема не только образования. Потому мы и движемся по принципу: шаг вперед – два шага назад и в результате стоим на месте.

Приходит новый министр (а они меняются с завидным постоянством) и тут же начинает реорганизовывать систему «под себя», с высоты своего собственного восприятия. Вот и появляются те самые «разорванные куски».

Одному министру интересна система дошкольного образования, другой имеет отношение к предприятиям, позволяющим зарабатывать на печати школьных учебников – начинаем срочно писать новый учебник и издавать его.

Вспомните минувший учебный год – для двух классных параллелей вообще не было учебников. Их не успели напечатать потому что не провели тендер. А на самом деле - сменился министр – изменились приоритеты. И так далее по всем направлениям.

КОР. С чего следует начинать?

В.С. С тех, кто делает реформы. Работать с этим должны специалисты с опытом – не политическим, а в сфере образования, с пониманием, что следует делать во благо ребенка, а не партийного босса. Должна быть разработана единая долгосрочная стратегия и воплощаться в жизнь, независимо от политических пристрастий власти.

Власть меняется, а курс выбран, и ему нужно следовать. Нужна концепция с расписанными постулатами последовательности воспитания и обучения: 2–3 года – ясли: уход, питание, общеразвивающие игры; 3–6 лет – садик: то же, плюс обучение и т.д.

Хотим реформировать школу? Отлично! Но давайте понимать, с какими знаниями дети должны приходить в первый класс? Что должен знать и уметь ребенок в 6 лет?

КОР. Кто должен это определить? Во-первых, дети разные. Во-вторых, родители к процессу образования имеют разные подходы. У одних в 6 лет читает на английском и французском, проводит математические вычисления с простыми числами, а у других не знает как назвать животное на четырех лапах с пушистым хвостом: то ли белка, то ли собака, а это кошка... Некоторые родители считают, что придет время, ребенка научат...

В.С. Если говорить детально, это тема отдельного разговора. Но, концепция для того и нужна, чтобы все понимали стандарт. С учетом современных научных и методических разработок, научно обоснованных выводов медиков, требований и возможности времени, в конце концов.

Мы же не можем заставить ребенка при поступлении в первый класс строить тригонометрические функции (хотя, при желании, одного ребенка на миллион можно научить и этому).

Государство должно понимать, что детский сад – первый этап, на котором дети не только получают определенный уровень знаний, чтобы перейти на следующий – в общеобразовательную школу. Это первый этап процесса воспитания и обучения ребенка как гражданина, с одной стороны, и процесс адаптации к коллективному пребыванию в социуме, с другой.

А коллектив это – коммуникация и постоянные отношения внутри общества. Пройти мимо этого невозможно: сад, школа, вуз, работа – все это коллектив. Поэтому так важно обучение ребенка в детсаду. Тут начинается формирование основ общения. И любой ребенок ведет себя так, как научили.

КОР. Да, но в дошкольных учреждениях – и в Херсоне, да и во всей стране хронически не хватает мест. Есть примеры, когда будущие родители, перед тем, как завести ребенка – записываются в очередь в престижное дошкольное учреждение.

В.С. Если бы только в «престижное», существует проблема попасть в любое. Ежегодно по Херсону и области остаются неудовлетворенными более 1000 заявок на посещение детских садиков. Проблема острейшая, и «родилась» она не сегодня.

КОР. Ваши «друзья» (в кавычках) именно Вас называют ее «родителем» и связывают это с продажей зданий садиков, когда Вы работали мэром.

В.С. К подобным разговорам я настолько привык, что к ним у меня уже выработался устойчивый иммунитет. Как ко всему, что «рождается» в период или в преддверии избирательных компаний. Если говорить объективно, вопросы коммунальной собственности по закону относятся только к полномочиям совета – именно депутаты могут их принимать.

Что же касается зданий детских садиков, то они продавались. Но, исключительно ведомственные.

В свое время большинство больших и даже не очень предприятий имели ведомственные дошкольные учреждения. Максимально много их было у ХБК – производственного гиганта (на его балансе было больше двух десятков). Свои садики были у ХСПО, у СРЗ, у завода им. Петровского, полупроводникового завода, электромашиностроительного, свои садики имели «Большевичка», УВД и так далее.

И при этом все сады работали в единой системе образования. Город занимался вопросами методическими, контролировал выполнение поставленных задач, но никогда не был владельцем зданий.

Вот их-то и продавали собственники, а никак не городские власти, в середине 90-х. Кризис после распада СССР ударил по предприятиям, и, в первую очередь, они избавлялись от "затратной" инфраструктуры: развлечения (дворцы и дома культуры), образования (детские сады), отдыха (пионерские лагеря, базы и дома отдыха).

Структура же детских садов, относящихся к коммунальной собственности, жива и сохранена. Да, был период, когда пустовали не только группы, но и целые сады. Но за время моей работы мэром ни одного коммунального садика не продано. Они были перепрофилированы и остались в собственности городской громады.

КОР. Но сегодня садов не хватает.

В.С. Потому что, слава богу, с начала 2000 люди перестали бояться рожать детей. Увеличилась рождаемость, увеличился и спрос на места в детсадах. Хотя город старается каждый год открывать новые группы, но без строительства новых зданий или приобретения в собственность когда-то проданных строений ведомственных детсадов не обойтись. Еще одно направление – открытие частных садов.

КОР. Вы верите, что частные детсадики будут так же востребованы как школы и вузы?

В.С. У людей должен быть выбор. Кто-то отдаст ребенка в коммунальный садик, кого-то заинтересует частный. Есть условия и требования, которые предъявляют к дошкольным учреждениям. Если они будут выполнены, почему бы и нет? Плюсов от развития таких услуг для города было бы больше, чем минусов. Думаю, в этом будут заинтересованы все стороны: мэрия, предприниматели, родители.

КОР. В мае изменены санитарные нормы пребывания детей в детских дошкольных учреждениях. На Ваш взгляд, это отразится на системе в целом?

В.С. Однозначно здесь ответить сложно. Хотя, не считаю, что все эти изменения направлены на улучшение ситуации.

С точки зрения обновления и отмены устаревших норм, нормально. Но смущает, что дошкольные учреждения могут открываться как в жилых, так и нежилых помещениях, например.

КОР. Т.е., в соседнем подъезде может появиться группа детского сада?

В.С. Получается, да. Но с жилыми помещениями еще ничего. Возникают вопросы по «нежилым помещениям» (если не имеются ввиду отдельно стоящие специализированные строения, какими и являются сами детские сады) – как там возможно создать условия для пребывания детей?

Или вот еще пункт о том, что в детских дошкольных учреждениях, где нет кухни, еду могут привозить из других мест. Ранее санитарные нормы четко определяли, что в детсаду должен быть пищеблок. Как будет теперь, сказать сложно.

КОР. Централизованная кухня?

В.С. Думаю, снятие этой нормы подразумевает более широкие последствия, чем просто создание «централизованной кухни». Вопрос, скорее всего, о том, что в садах, как, впрочем, и в школах, начнут закрывать пищеблоки.

КОР. Вопрос о «централизованной» кухне поднимается уже не первый год...

В.С. И никогда не было единого четко выработанного мнения. Не исключено, что теперь государство, сняв запрет на работу садика или школы без кухни, пойдет путем тотального сокращения. Это очень тревожный звонок.

Еще тревожит, что по новым нормам решение, болен ли ребенок, сможет принимать воспитатель. Совсем не уверен, что такие вопросы как заболевание ребенка может решать человек, имеющий лишь общие представления о педиатрии. Это похоже на еще один шаг к сокращению медицинского персонала.

КОР. Что же делать?

В.С. Думаю, рекомендации Кабмина себя долго не заставят ждать. Скорее всего, под видом «оптимизации» кухни и медпункты предложат брать на содержание городскому бюджету.

КОР. Сейчас стало модно говорить, что бюджеты получают неслыханные профициты. Уже не раз заходила речь, что местные бюджеты должны содержать и образование, и медицину...

В.С. Да, но при этом забывают, что вместе с поступлениями и расходы постоянно растут. По нашим подсчетам, на каждый дополнительно полученный 1 млн. город получает от государства до 10 млн. затрат. Если бы бюджеты пополнялись, а расходы не увеличивались, тогда можно было бы говорить, что власть, проводя децентрализацию, действительно отдает деньги на места. А так, одной рукой отдают часть доходов, другой перебрасывают на местные бюджеты все новые и новые нагрузки.

КОР. Спасибо.

Василий КУРУКОВ

P.S. Тему реформирования образования в школе и вузах мы продолжим в следующих материалах.