ХБК убивает жадность херсонской "элиты"

Нельзя нагло превращать украинские законы в инструмент, удовлетворяющий интересы нечистых на руку людей, – заявляют ткачихи разграбленного наглыми «прихватизаторами» Херсонского хлопчатобумажного комбината (ХБК).

На комбинат навесили искусственный долг

"Нас возмутило состоявшееся в начале августа заседание комитета кредиторов ХБК, на котором глава его Константин Криволап заявил, что комбинат переходит в стадию ликвидации, так как он представляет из себя груды камней, плит и восстановлению не подлежит, – говорит технолог Галина Антипова.

– Странно, что Криволап упорно проводил мысль о том, что восстановление текстильного производства здесь невозможно, но в то же время эта промышленная площадка очень интересна для инвесторов, так как имеет высокие электрические мощности, подведенный газ, воду, мощнейшие очистительные сооружения. И на заседании комитета кредиторов было заявлено даже, что здесь можно создать плодоовощную базу по переработке и заморозке продуктов или жилой комплекс".

Галина Сергеевна подчеркивает, что в создавшейся ситуации ее удивляет странная заторможенность руководителей облгосадминистрации, регионального отделения Фонда госимущества (ФГИ), которые спокойно наблюдали за тем, как предприятие, обеспечивавшее работой 25 тысяч человек, разграбили до основания, а когда комбинат объявили банкротом, то не позаботились, чтобы своевременно был утвержден план санации.

Срок на санацию ХБК, определенный 4 февраля 2015 года Хозяйственным судом Херсонской области, истек 4 августа. Но фактически комитет кредиторов ХБК не только не начинал процесс санации, но даже не утвердил его план.

"Покупая в июле 2004 года контрольный пакет акций ХБК за 15,8 миллиона гривен, – говорит Галина Антипова, – ЗАО «Волынский шелковый комбинат» обязался в течение года погасить долги предприятия. Коллективу обещали, что предприятие начнет работать в три смены, что на площадях второй фабрики создадут бизнес-инкубатор на десять тысяч рабочих мест и на предприятие будет ежемесячно поступать 400–600 тонн хлопка.

Но все обещания оказались обманом. Инвестор начал действовать, как наглый рейдер: быстро навесил на ХБК искусственно созданный долг в 120 миллионов гривен. Сначала переводили на комбинат деньги как предоплату за поставку ткани. И сразу же их отправляли обратно как предоплату за хлопок.

Хлопок же на ХБК никто и не думал поставлять, а вот задолженность достигла 120 миллионов гривен. По той же схеме шла и «реструктуризация» предприятия: за искусственные долги или мизерную оценку у коллектива отбирали пансионат на берегу Черного моря, санаторий-профилакторий на Днепре, детский лагерь отдыха, другие объекты".

А чиновникам по душе развлекательная «Фабрика»

Ткачихи рассказывали, как пытаясь остановить разграбление комбината, они не раз обращались в областной совет, облгосадминистрацию. Направили десятки писем в ФГИ Украины, в СБУ, прокуратуру, налоговую милицию о том, что рабочее оборудование противозаконно вывозится на металлолом, продается зарубежным фирмам.

Но никто не помог нам остановить «эффективных собственников», которые вынудили уволиться охранников, требовавших накладные и другие разрешительные документы на вывоз с предприятия ткацких станков. И если вначале оборудование вывозилось машинами, то потом – вагонными составами.

И все же после нескольких лет борьбы рабочим удалось добиться, чтобы контрольный  пакет акций ХБК через суды был возвращен в государственную собственность.

Правда, «заботливому» инвестору при этом были возвращены уплаченные за него деньги. А вот при поиске нового вкладчика капитала чиновники почему-то не отдавали предпочтение тем, кто собирался возрождать комбинат.

Оказалось отторгнутым и предложение из  Туркменистана, по которому инвестор брал на себя  и погашение долгов, и покупку, монтаж современного оборудования для отделочного производства, для получения продукции, отвечающей мировым стандартам. Он был готов создать до трех тысяч рабочих мест, поставлять хлопок, обновить в течение пяти лет текстильно-ткацкое оборудование.

И получилось, что один из новых, облагодетельствованных властью инвесторов открыл на части мощностей комбината торгово-развлекательный центр «Фабрика», а другой начал создавать предприятие, также не имеющее никакого отношения к профильному производству ХБК.

А вот у генерального директора ООО «Амалтея» Сергея Рыбачка вдруг «начали» накапливаться собственные производственные проблемы, когда он предложил план санации ХБК. А ткачихи помнят Сергея Анатольевича как успешного менеджера. В 2002 году, когда ему поручили возглавить и вывести из кризиса ХБК, предприятие начало работать без простоев.

Убийственная жадность элиты

Рыбачок искоренил бартерные схемы и перешел на денежные расчеты. Вдвое сократилась задолженность по зарплате, наладился поток отчислений в Пенсионный фонд. Предприятие начало рассчитываться с бюджетом и планировало к 2006 году выйти на прибыльную работу.

Поскольку такое выздоровление явно не входило в планы любителей поживиться за государственный счет, в начале 2004 года ФГИ неожиданно увольняет Сергея Анатольевича и начинает процедуру банкротства комбината. Между тем ловкачам, нажившимся на разграблении ХБК, хочется, чтобы предприятие бесследно исчезло из нашей памяти.

Но этому отчаянно противятся активисты, возглавляемые председателем профкома ХБК Любовью Фальченко. Им уже удалось отсудить у «прихватизаторов» несколько важных объектов, в числе которых оказались пpoфилaктopий «Чaйкa» в Xepcoнe и пaнcиoнaт «Юбилeйный» в Жeлeзнoм Пopту.

Причем «Чайка» и «Юбилейный» привлекли внимание украинских военных. Эти нюансы учитывал при составлении плана санации и согласовал с Министерством финансов Сергей Рыбачок.

И министерство, при передаче этих двух здравниц в государственную собственность (с последующим направлением в распоряжение Пограничной службы Украины) соглашалось перечислить ОАО «Херсонский хлопчатобумажный комбинат» 450 миллионов гривен, предназначающихся исключительно для погашения кредиторской задолженности предприятия. Именно это и предусматривалось отвергнутым комитетом кредиторов планом санации.

"Наш комбинат убивает жадность херсонской "элиты", – говорит ткачиха Светлана Михеева. – Эти ловкачи живут в роскошных особняках, ездят на дорогих автомобилях, питаются в лучших ресторанах Херсона, отдыхают на заморских курортах.

И сегодня, когда премьер Владимир Гройсман уверяет страну, что денно и нощно ищет деньги на борьбу с разрухой и экономическим кризисом, советую ему вспомнить, что от атак прихватизаторов в Херсоне пострадали десятки предприятий, резко сократились мощности производственного объединения «Днепр», «Электромаша», комбайнового завода".

И чего тут, спрашивается, много думать: финансовые средства, присвоенные ловкачами, должны пойти на восстановление уничтоженных рабочих мест и начать работать на экономику региона и страны.

Владимир КРЕЩУК
"Рабочая газета"

Фото "Херсонские вести"