Тотальный проигрыш

Промежуточные выборы в Верховную Раду, «отшумевшие» на Херсонщине две недели назад, оказались интересными не столько окончательными результатами, сколько тенденциями, которые они высветили.

В итоге партии «Блок Петра Порошенко «Солидарность» и «Оппозиционный блок», изначально включенные политологами в тройку основных претендентов на победу не только в Херсонской области, но и по всей Украине, так и не смогли получить ни одного депутатского мандата.

Эксперты считают это серьезным сигналом перед возможными внеочередными выборами в парламент.

Проанализировать ситуацию мы попросили народного депутата Украины VII созыва, руководителя фракции партии «Наш край» в Херсонском городском совете Владимира Сальдо.

КОР. Владимир Васильевич, без сомнения Вы как опытный политик следили за событиями и имеете собственные взгляды на произошедшее.

В.С. Результат поразил многих: в семи округах, где проходили выборы, Блок Порошенко и Оппозиционный блок не смогли получить ни одного места. Кого-то результат удивил, кого-то расстроил, кого-то обнадежил, а кого-то, несомненно, порадовал.

КОР. Вас, как руководителя областной организации партии «Наш край»?

В.С. Я не радуюсь чьим-то неудачам. Скорее, сложившийся результат «открыл глаза» общественности на многие вещи и как лакмус проявил очевидное.

Мы сумели доказать всем скептикам, что «Наш край» – не «проект-однодневка», созданный для «технического» участия в местных выборах. Еще осенью прошлого года мы говорили, что пришли работать всерьез и надолго.

В итоге – меньше чем через год после рождения партии имеем своего представителя в высшем законодательном органе страны. Да, пока это только один человек, но с чего-то нужно начинать.

По результатам местных выборов мы сумели сформировать в Херсонском горсовете фракцию. Есть успехи на других уровнях. Все это говорит, что мы можем вести конкурентную борьбу даже с «политическими монстрами».

Промежуточные выборы заставляют серьезно задуматься и провести ревизию политической ситуации в стране. Результат дал повод для размышления о том, что пришло время проведения кардинальных изменений.

КОР. Не случайно политологи говорили, что это «репетиция», результаты которой будут вносить коррективы в планы многих.

В.С. Конечно. Кстати, теперь, я думаю, многим понятно, почему наша партия не принимала участие в этом избирательном процессе в Херсонской области. Мы пошли на это осознанно. Видели, что происходят изменения, и результаты это подтвердили.

Мы – «молодая» партия, хотя в наших рядах большая часть людей с опытом работы и политическим, и хозяйственным. Мы сделали правильный шаг, выступая в роли активных наблюдателей, и поняли, какие следует внести коррективы и как себя вести в дальнейшем.

КОР. Насколько предсказуемы были результаты?

В.С. Для меня очевидны. Велась достаточно жесткая кампания «отторжения». Соперники не столько говорили о своих достижениях (их почти ни у кого из основных выборных игроков, во всяком случае, в нашей области, нет), сколько «обливании» грязью оппонента.

КОР. Досталось даже Вам, хотя Вы никаким боком к выборам не имели отношения.

В.С. А это уже привычка местного политикума. Проще обвинять того, кто работает, у кого за плечами сделанное – и ошибки (от ошибок никто не застрахован), и достижения. К тому, что обо мне говорят, и хорошее, и плохое, я привык.

Другое дело, что для собственной «саморекламы» «вытягивают» только плохое в чужой работе. Я к подобным выходкам отношусь философски.

КОР. Есть какие-то вещи, которые, как и раньше, остались скрытыми от глаз избирателей?

В.С. Меня не удивила победа «Батькивщины». Это логическое следствие происходящего в стране. Скорее, удивил разрыв, с которым пришел к победе кандидат от этой партии. Разрыв «солидный». Это признали все, кроме проигравшего оппонента, который пытался «выиграть» выборы в судах.

Жаль, что политическая культура в нашей стране не на высоком уровне. Все прекрасно понимают, что юридических аргументов для оспаривания результатов не было изначально. О них можно было бы говорить, если бы разрыв был минимальным. А так...

Решения судов были предсказуемы уже в момент подачи исковых заявлений. Вывод «дела» на уровень «пересчета» - было просто моментом затягивания времени или возможной попыткой физически уничтожить имеющуюся документацию.

О том, что нужно уметь проигрывать достойно, речь не идет. Каким бы ни был результат пересчета (даже если бы на него «пошел» суд) – наверстать такой большой процент разрыва нереально. Отменять результаты не было ни малейшего повода.

КОР. Думается, тут главное, все же, в другом – две партии, которые считают себя лидерами, остались без мандатов...

В.С. И для обеих это – опасный сигнал. Как и для партии Ляшко – радикалы не смогли получить победу даже в «родной» для них Черниговской области. Показательны результаты и для «Самопомощи».

Неутешительны, хотя и прогнозируемы, результаты для «националистов». Проходит время пустого популизма. Хотя популизм, все же, остается толчковой силой выбора. Но и это – пока...

КОР. Тут тактические или стратегические ошибки?

В.С. Думаю, политические. Люди устали от шоу, устали от болтовни и бессмысленных обещаний, от «парадов» и «чернухи». Все это – как пена в море. Но пена уходит, и каждый человек остается один на один со своей жизнью и своими проблемами.

И государство вместе с сегодняшними политиками решать проблемы не помогает, а только «закидывает» новые ребусы на выживание. Я искренне желаю победившему кандидату выполнить свои обещания и решить тарифные проблемы. Но посмотрите, дальше болтовни дело не пойдет.

Проигрыш Блока Порошенко, в общем-то, логичен: состояние экономики, политическая ситуация, отсутствие реальных реформ и реальной борьбы с коррупцией, «зависание» реорганизации, спад динамики развития межгосударственных отношений, бесперспективность безвизового режима, отсутствие финансирования МВФ (под диктовку которого мы живем)...

Все это вместе дало результат – люди перестают верить этой политсиле. Сколько бы ни рассказывали, как «все хорошо», как «люди всем довольны», как «хорошо работает власть» – вот реалии: из семи округов ни одного мандата. Это крах.

КОР. А Оппозиционный блок?

В.С. Тоже проиграл: из семи – нуль. Для партии, у которой в руках сейчас политические и экономические козыри, очень плохой результат. Для партии, подающей себя как главная оппозиционная сила, которая ведет активную публичную борьбу против власти, это однозначный проигрыш.

КОР. В чем проблема? В том, что за Оппозиционным блоком тянется «шлейф» Партии регионов? Неправильная тактика или стратегия?

В.С. Думаю, следует рассматривать шире, говорить о просчетах глобального позиционирования партии на всеукраинском уровне.

КОР. Что Вы имеете в виду?

В.С. Нет четкой позиции в парламенте, нет единого видения перспектив, отсутствует логичная и понятная людям идеологическая стратегия. И это только то, что лежит на поверхности. Просто критиканство, которым «страдают» все «оппозиционеры» и не только от Оппоблока. Это уже старо, немодно и неинтересно.

Они «бегут» на месте. Как пел Владимир Высоцкий: «Бег на месте общепримиряющий», - но не в политике. Нельзя сводить работу к отдельным заявлениям и очень часто риторическим вопросам. Где действие? Где динамика? Где реальные дела?

КОР. Следует ждать «оргвыводов»?

В.С. Это решение внутрипартийное. Хотя, точно знаю, что и в БПП и в Оппоблоке уже объявлено, что состоятся встречи, где, я думаю, будут раздавать «подарки» и «призы».

КОР. Что на Ваш взгляд было интересным в этой кампании? Были какие-то ноу-хау или все шло стандартно?

В.С. Несомненно, каждый кандидат и его штаб подходили к процессу со своим видением, как можно победить.

Кандидат от власти «перестарался» и безумно переоценил свои силы, возможности, а самое главное – популярность, о которой неоднократно заявлял. Ставка на то, что летом минимум избирателей, а, следовательно, можно «победить» за счет повышенной явки бюджетников – не сыграла.

В БПП рассчитывали, в первую очередь, на административный ресурс, на то, что «нагнут» учителей, врачей, заключенных, больных в психиатрических заведениях... Не тут-то было.

Бюджетники перестают быть «пугливыми» и все больше понимают, что бояться нечего. Знаю, что в районах были целые коллективы, которые заявляли своему руководителю: голосовать за предложенного кандидата не будут, а если начнутся репрессии, то напишут коллективное заявление в прокуратуру.

КОР. И? Что? Сработало?

В.С. Сработало – отступили перед спаянностью коллектива. Руководители понимают, что из «высоких» кабинетов никого не тронут – доказательств нет. А с коллективным письмом спорить сложно.

КОР. Пример того, как нужно действовать людям, отстаивая свои права.

В.С. Был и расчет на высшие учебные заведения. Знаю примеры, когда от ректоров ВУЗов (входящих в состав округа) настоятельно требовали, чтобы они организовали приезд студентов в день голосования. Не сработало. Там тоже понимают, что не такая уж безобидная шутка – принудить студентов приехать, тем более, если они на лето выписались из общежитий.

КОР. А что можно сказать о местном кандидате от партии власти?

В.С. Самонадеянное отношение к «высокому» личному и партийному рейтингу. Знаю: звучала фраза, что уже имени партии достаточно, чтобы избиратели «побежали» к урнам. Просчет грубейший. Избиратели изменились. Отношение к БПП за 2,5 года резко ухудшилось.

Люди увидели, что жить по-новому стали только партийные функционеры и приближенные к ним лица. «Новыми» стали лишь тарифы, налоги и цены. И жить в таких условиях становится все сложнее.

КОР. Как Вы думаете, почему именно Путилов стал кандидатом от власти?

В.С. Люди, никогда ранее в управленческой системе не работающие, всегда в нее стремятся. В надежде, что это даст им огромные возможности и перспективы. Оно, возможно, и так...

Но забывают основное: ключевое слово здесь – работа. Работать всегда сложно, а сейчас – особенно. Оказалось, что ни должность губернатора, ни кресло председателя областного совета не такие уж и «сладкие».

Существуют две взаимоисключающие версии. Первая – есть проблемы, от которых можно укрыться за депутатской неприкосновенностью. Вторая – нет желания покидать кресло в областном совете. Кандидата вполне устраивает ситуация: свой человек в кресле губернатора; есть возможность решать проблемы бизнеса. Чего желать больше? Быть на Грушевского – одним из множества? Там нет долгосрочной перспективы, а тут – реальная власть.

КОР. Сложно поверить, что в БПП добровольно отказались от мандата? Не в их интересах, а уж, тем более, не в сегодняшней ситуации.

В.С. Если бы в Администрации Президента могли представить, что потеряют голос в парламенте, не «отпустили» бы Гордеева губернаторствовать. При шаткости «большинства» в Верховной Раде каждый голос важен. Видимо, в Херсоне высшее партийное руководство заверили в 100% гарантии, что взамен приведут «своего» человека. Не исключено, если последуют оргвыводы.

КОР. Ну, с Гордеевым понятно, заканчивается уборочная. Область категорически недобирает по зерну (по сравнению с прошлым годом). Чем не повод отправить его в отставку. Тут достаточно Указа Президента. А Путилов? Он же на выборной должности?

В.С. Вот именно, что на выборной. Это депутат – на 5 лет, а председатель совета до тех пор, – пока не переголосовали. У партии власти достаточно сил, чтобы организовать перевыборы руководителю, достаточно уязвимому с точки зрения бизнеса. Могут сделать предложение «от которого нельзя отказаться», и уйдет «по собственному», «по семейным обстоятельствам», «по состоянию здоровья» – возможны варианты. Но это – лишь предположения. Вы предложили поразмышлять. Делюсь размышлениями.

КОР. А что скажите о «клоне» Одарченко?

В.С. Очень хороший технологический ход, автором которого, скорее всего, является сам кандидат или его штаб.

КОР. Смысл? Работать против самого себя? Отбирать у себя голоса?

В.С. Не все так просто. Когда клон только появляется, это подается широко и громогласно: «вот как действуют оппоненты», «грязные» технологии против «чистого» кандидата» и прочее. Второй шаг – за день до утверждения бюллетеня «клон» тихо снимается с регистрации.

Если это задумка оппонентов, какой был смысл прерывать игру до того, как она принесет результат? Задача реального клона – законно отбирать голоса в день голосования, для этого его и создают.

КОР. Вам об этом известно из личного опыта. Вы это прошли на последних выборах, в которых участвовали...

В.С. Да, познал на себе. У меня был «реальный» клон, которого оберегали. Его не используют ни для каких целей, которые могут бросить на него тень и дать хотя бы теоретический повод снять его с регистрации. Клон ведет себя «тише воды, ниже травы», и «выстреливает» в день голосования. А тут такой «подарок» - сам снялся с регистрации? Думаю, это «закладка» штаба, которая не сработала.

КОР. А что касается Оппозиционного блока?

В.С. Думаю, тут не рискнул идти на выборы никто из серьезных игроков. В первую очередь, потому, что нет дальней перспективы. Смысл вкладывать деньги, если впереди все равно перевыборы?

Судя по всему, партия не очень обеспечивала финансирование, а личные деньги «серьезные» люди вкладывать не решились, вот и выдвинули «молодое лицо». Они проиграли, но этот проигрыш – не «смертельный». Партия подтвердила запас прочности. Более 5% барьер они проходят даже без «именитого» кандидата.

Вероятно, на этом этапе их такой результат вполне устроил. Хотя, думаю, расчет был на 3 место, в самом худшем случае. Не просчитали изменение отношения избирателей к ситуации. А при более серьезном подходе к процессу, могли бы рассчитывать на победу.

КОР. Каких выводов следует ожидать в партиях?

В.С. Думаю, что «на орехи» получат все... Мы увидели качественно новый шаг в подходах к избирательному процессу. Люди вышли, наконец, на новый этап осмысления при выборе: не желудком и карманом, а мозгами. И это радует.

КОР. Думаю, что к этой теме мы еще вернемся. Спасибо.

Василий КУРУКОВ