"И битвою мать-Херсонщина была опозорена..."

"И битвою мать-Херсонщина была опозорена..."

Похоже звучащей фразой, как утверждают некоторые исторические источники, тогда ещё генерал-аншеф Суворов завершил свой письменный доклад императрице Екатерине Второй о знаковой виктории, одержанной в ходе Кинбурнской баталии в 1787 году. Александр Васильевич сообщил матушке: «И битвою мать-Россия была спасена»

Кинбурн – наш, практически херсон­ский край. И вот, спустя без малого 230 лет, – снова Херсонщина, снова битва...

Слава Богу, мирная: это так называемая битва городов, претендовавших на проведение «Евровидения-2017».

Увы, на сей раз уж никак не гений уровня Суворова руководил битвой с нашей стороны.

И резюмируя результат, мы можем озвучить лишь подражание суворовской фразе: «И битвою мать-Херсонщина была опозорена». А можем – для краткости, но без малейшей боязни быть непонятыми простыми херсонцами – ограничиться первыми двумя словами.

Итак, сначала факты, потом комментарии. А факт, как говорится, налицо: в финал этих соревнований вышли Киев, Днепр и Одесса. Победителя мы узнаем 1 августа. А Херсону сказали: «Ваши не пляшут!», и – будем реалистами! – иначе и быть не могло. Давайте-ка вспомним некоторые цифры, характеризующие обязательные требования организаторов Евровидения.

Это – крытая арена, вмещающая от 7 до 10 тысяч зрителей.

Это – минимум 1000 номеров в рядом расположенных отелях, доступных для всех делегаций участников шоу.

И ещё 1000 номеров – для представителей прессы и фанов.

Международного уровня пресс-центр должен обеспечить рабочие места для не менее чем 1550 журналистов.

Ну и ещё такие «мелочи», как с большой пропускной способностью международный аэропорт, наличие регулярного транспортного сообщения между аэропортом и городом, удобное транспортное сообщение в пределах города. Уложим всё вышеперечисленное на одну чашу весов и прикинем – а что же на второй?

А на второй, со слов презентовавшего Херсон мэра Миколаенко, «20 гостиниц на 1050 мест в Херсоне и на морских побережьях. За 3 месяца до конца года будет достроена ещё гостиница на 70 мест на берегу Днепра. Планируем привлекать туристические лайнеры для размещения гостей».

О транспортном сообщении наш городской голова сказал вскользь – и правильно сделал. Это ведь долгое дело – объяснять, что у нас украдены деньги на мостопереход, и результат его отсутствия – регулярные автомобильные пробки на Николаевском шоссе, аккурат на пути из международного аэропорта Чернобаевка в европейский город Херсон.

Что касается места проведения самого действа, то г-н Миколаенко посулил «если что» возвести некий концертный комплекс на месте заброшенного Лебединого озера в бывшем Комсомольском парке.

Это строение площадью порядка 17 тысяч квадратных метров Владимир Васильевич пообещал сдать в эксплуатацию в течение 7 месяцев. Не исключено, что эта цифра сыграла негативную роль при рассмотрении комиссией, ибо по человеческим меркам за 7 месяцев на божий свет появляются лишь недоноски.

Как альтернативный вариант была предложена реконструкция киноконцерт­ного зала «Юбилейный» – с 1600 нынешних мест до 7 тысяч, что тоже – из области фантастики.

Что касается финансирования, то г-н Миколаенко рубанул правду-матку, сказав, что соточка бюджетных миллионов нам понадобится, конечно же. Хотя мы не какие-нибудь там нищеброды и «кое-что за пазухой мы держим». В частности, в городском бюджете 132 миллиона гривен, которые вроде как и девать некуда в нашем беспроблемном городе, как только на строительство концертного комплекса.

При полном понимании того, что идея проведения «Евровидения–2017» в Херсоне – это из серии «Рассказы пожилого зайца», херсонская общественность всё же разделилась в оценке деяний мэра Миколаенко по продвижению этой идеи. Разделилась на европессимистов и еврооптимистов. Первые крутят указательным пальцем у виска и ин­тересуются: неужели городскому голове не (дальше идут первые три буквы из названия нашего города) делать, как только тратить время на реализацию явно мёртворождённой идеи?!

Ведь бодание телёнка с ду­бом (читай, заштатного Херсона с городами-миллионниками) – дело неблагодарное, насмешки вызы­вающее. Вторые возражают: Моська вон лаяла на Слона, пропиарилась – и в историю на века попала. Мол, засветился Херсон в общеукраинских теленовостях – вот и чудненько. Над нами вся страна хихикала? Значит, это – позитивное упоминание Херсона! Так-то оно так... Что и говорить, у строителей воздушных замков стройматериала всегда хватает.

А нам бы сейчас асфальта побольше на разбитые дороги, да не клоунадой, а темпами их ремонта пиариться. И тогда ни херсонским водителям, ни херсонским пешеходам, ни гостям нашего славного города не пришлось бы, передвигаясь по Херсону, так часто в сердцах произносить первые два слова из заголовка этого материала.

Валерий БОЯНЖУ
"Гривна. Новый формат"