Цена материнской ошибки

Цена материнской ошибки

В житейской круговерти трудно где-то не оступиться и не наделать ошибок — на то она и жизнь. Но гораздо хуже, когда из-за ошибок взрослых страдают их же дети, едва начинающие эту жизнь. За такой вот глупый проступок сейчас клянет себя мама 9-летней дочери Оксана Бабий.

С отцом девочки Оксана Анатольевна познакомилась еще в студенческие годы и прожила добрых два десятка лет — сначала в гражданском браке, а затем и в законном. У женщины была своя однокомнатная квартира, однако после замужества она переехала к супругу — в квартиру по улице Мира, 35, в Херсоне, полученную им от государства во время службы в милиции.

В 2008 году дошло до ее приватизации, и глава семейства уговорил жену оформить жилье только на свое имя — так, мол, проще. Жена была полностью уверена в том, что муж знает лучше, и написала в фонд коммунального имущества Херсона заявление о согласии на приватизацию квартиры по Мира, 35, без своего участия и участия малолетнего ребенка.

А муж как основной ее наниматель получил свидетельство о праве собственности на эту недвижимость, после чего объявил супруге, что любит другую. И преспокойно ушел из семьи, продав квартиру, еще недавно считавшуюся общей.

Только тогда Оксана Бабий сообразила, какую ловушку по незнанию расставила собственной дочери. Маме с девочкой было где жить, но Богдана Бабий из-за ошибки родительницы потеряла право на участие в приватизации занимаемого жилья. А это было прямым нарушением Закона Украины «Об охране детства» в редакции, которая тогда действовала.

Ведь закон предусматривал, что родители или опекуны несовершеннолетнего ребенка не имеют права отказываться от его имущественных прав без согласия соответствующего органа опеки и попечительства. А такого согласия в ходе подготовки приватизации квартиры по Мира, 35, глава семейства не получил, утверждает его бывшая супруга.

Для восстановления справедливости Оксана Бабий обращается с иском в суд Днепровского района, требуя признать недействительным свидетельство о праве собственности на квартиру, выданное ее супругу. И тут судья Анатолий Гордымов принимает поистине «соломоново» решение. В удовлетворении исковых требований он отказывает «за необоснованностью» (цитата).

Но в то же время признает, что Богдана Бабий «имеет право пользоваться квартирой наравне с ее собственником, то есть своим отцом» (цитата). Вот только многомудрый вершитель правосудия запамятовал указать, как именно можно это сделать, если спорное жилье через три месяца после вынесения вердикта было продано.

Теперь мать Богданы опять подала в Днепровский райсуд иск, добиваясь признания недействительным уже не только свидетельства на право собственности, но и договора купли-продажи жилья, а также восстановления права ее дочери на приватизацию части квартиры. Истец напоминает суду о существовании еще и Конвенции ООН о правах ребенка, по которой государственные и частные учреждения при разрешении таких конфликтов первоочередное внимание должны уделять не тому, чтобы угодить истцу или ответчику, а «лучшему обеспечению интересов ребенка».

Но нельзя поручиться, что и во второй раз судьи вспомнят о существовании этой Конвенции, признанной и Украиной. Случаев, когда наши служители Фемиды выносят решения вопреки этим интересам, у нас предостаточно. Не так давно «Новый день» писал о похожем процессе в суде Белозерского района, где сельчанке с маленькими детьми отказали в праве пользования домом их отца.

По-видимому, у нас еще со времен СССР судебная система устроена так, что международные договора и конвенции не вписы­ваются в ее жесткие рамки. Нам обещают ее изменить и набрать новых судей, которые будут выполнять свой долг, как это принято в правовом государстве, встраивающемся в европейскую систему правосудия. И очень хотелось бы, чтобы новые судьи на Херсонщине появились поскорее. Может, хоть они будут относиться гуманнее не только к своим, но и к чужим детишкам. 

Владимир ДОРОФЕЕВ

"Новый День"