Браконьерское нашествие на Херсонщине

Браконьерское нашествие на Херсонщине

Сплошному потоку бра­коньерских лодок противостояли сотрудники управления «Херсонрыбоохраны» в минувшие выходные.

С похолоданием судак со всего Днепра собрался на место своей обычной зимовки — на глубокие воды неподалеку от осетрового рыбоводного завода. А вслед за ним кинулись и любители деликатесной рыбки, прекрасно знающие о том, где и когда она собирается.

Их не остановило даже то, что это пространство площадью всего в несколько километров еще в 2014 году объявили запретным: против несчастного судака с целым арсеналом спиннингов ри­нулось более трех десятков моторок и скоростных катеров!

Чтобы предотвратить настоящее избиение речного хищника, которого в низовьях главной украинской реки и так осталось немного, им навстречу вышел десяток рыбинспекторов, поддержанных активистами «Правого сектора». Они не спешили штрафовать всех направо и налево, а на первых порах вежливо просили покинуть запретную зону, растолковывая смысл соответствующего приказа. Кто-то к советам прислушивался и тут же переезжал выше по реке, где судака, щуки и окуня тоже хватало.

Однако большинство «добытчиков» только что зубами за самые уловистые места не цеплялись. Рыбинспекторов оскорбляли, отказывались представляться, показывать документы и подписывать составленные протоколы. Самое мягкое выражение, услышанное при этом автором этих строк, было: «Вы все с ума сошли — людей беспокоить».

И чем дороже было судно, тем больше наглости демонстрировали его пассажиры, среди которых отыскались бывший начальник управления гор­исполкома и несколько отставных офицеров милиции. А один бизнесмен с «зоновской» татуировкой на пальце (хозяин мас­терской по разборке старых легковушек) дорезвился до того, что стал на четвереньки и... вызывающе продемонстрировал шокированным рыбинспекторам свою задницу, обтянутую щегольскими белыми штанами.

Что характерно: рыб­инспекторы едва успевали разогнать одну «стаю» браконьерских лодок, но через час-два ей на смену являлась другая. Причем на каждую такую лодку приходилось не один-два, а четыре-шесть и больше спиннингов! Прекрасно понимая, что такими темпами судака можно «вычерпать» за сезон, жадные рыболовы, тем не менее, изображали оскорбленную невинность и заявляли: мол, ни о каком запретном пространстве знать не знаем и ведать не ведаем. Ведь предупреждения о том, что ловить нельзя, и на воде, и на берегу отсутствуют.

Однако главный госинспектор «Херсонрыбоохраны» Дмитрий Яковчук рассказал, что за сезон кое-кого из этих «незнаек» у зимовальных ям приходилось задерживать по нескольку раз. А насчет предупредительных аншлагов, то замначальника управления Григорий Базенко говорит, что их устанавливают регулярно. А браконьеры эти таблички с той же регулярно­стью ломают и сжигают. Надо же иметь благовидный предлог для оправданий: заехал на яму по незнанию.

Словом, общение с херсонцами, во что бы то ни стало вознамерившимися добыть для себя дармового судачка, произвело удручающее впечатление. Респектабельные вроде бы горожане, которые явно не по­следний кусок хлеба доедают, ради халявы готовы были рвать окружающих зубами. Стоит ли опускаться до такого даже ради самой вкусной рыбы? Вряд ли.

Мы так стремимся в Европу, что за европейское будущее Украины готовы жизнь отдать. Но при этом явно не готовы пожертвовать откровенно «совковой» привычкой хватать все, что под руку подвернется, не задумываясь о том, что оста­вим своим детям. Причем хватательный инстинкт почему-то обостряется не у бедняков, которым, кроме ухи, нечего на стол детям поставить, а у достаточно зажиточных рыболовов, которым хватает денег и на лодку, и на бензин для нее, и на то, чтобы превратить выезд на браконьерство в банкет со спиртным. Стыдно быть такими агрессивными жлобами, уважаемые «европейцы».

Владимир ДОРОФЕЕВ

"Новый День"