В Херсоне "избирательное послевкусие"…

В Херсоне "избирательное послевкусие"…

Прошедшие выборы были спокойными, скучными, душными. Впервые они не напоминали Армагеддон, впервые члены комиссий и наблюдатели не были универсальными солдатами великой войны цивилизаций.

Выборы были у победителей. Проигравшие их игнорировали, либо рассосались, присоединились, в худшем случае превратились в облегченную версию оппозиции его величества в ожидании этого самого величества.

Херсонский избиратель поддержал «бренд»

Выборы городского головы Херсона, насколько можно судить не столько из сомнительных экзит-полов, в разных районах города заказанных разными кандидатами, сколько из сведений об итогах подсчета голосов, оставили на внутригородском уровне фронт войны. Во всяком случае для не менее половины голосовавших избирателей.

Предварительный победитель Владимир Мыколаенко и предварительный серебряный призер Вячеслав Яременко – люди, несмотря на солидную историю пребывания на вершинах города, горожанам малоизвестные, в бюллетенях, благодаря информации о субъектах выдвижения и партийности выглядели антагонистами.

Победитель антагонизм усиливал, подчеркивая свой патриотизм, свое участие в Майдане, которым мог похвалиться из той части кандидатов, что вела кампанию, лишь он один.

Проигравший, наоборот, нивелировал, избегая ассоциаций с едва ли ему самому нравящимся кандидатом в президенты от ПР, но все же не забывавший для удержания довольно гипотетического электората ПР и КПУ, ритуально произносить легкую критику в адрес «новых властей».

В этих условиях победа одного, проигрыш другого, а также броуновское движение в среде остальных претендентов явили нам новую структуру самоидентификации херсонцев.

Половина их индифферентна. Она может ходить на выборы и голосовать по теории вероятности, либо не ходить вообще. Они могут с умным видом читать программы и даже без тени сомнения голосовать за кандидата, пообещавшего за отпущенные ему куцым сроком полномочий полтора года, восстановить работу всех промышленных трупов города.

На их незрелые души охотятся столько разноцветных, точнее, разнооттеночно-серых, хищников, что достается всем понемногу. И вся веселая компания стаи товарищей и электорального кормового поля абсолютно для политической жизни города, безвредна, бесполезна и бессмысленна.

Херсон всегда провинциально отставал от жизни. Сталинки строились при Хрущеве, хрущевки – при Брежневе, а противостояния «демократа» с «коммуно-регионалом» неожиданно впервые проявилось только теперь, когда аналогичная война в масштабе страны завершилась.

Избиратель вступил в полузрелый режим, когда он уже не готов поддерживать бесцветных богачей в обмен на вознаграждение или даже просто на лапшу на уши, но и еще не готов к праймериз – самому определять, кто из немалой тусовки активистов «своего» клуба наиболее подходящ к участию во всеобщих выборах, производить анализ и интерактивное участие в формировании реальных программ и управленческих команд.

Избиратель теперь поддержал бренды. Ничто не могло отвадить соответствующих избирателей от их выбора.

Если менталитет можно назвать выбором. Ни тонны черной макулатуры о никчемности и самопровозглашенности демократа и коррупции с титушководством – регионала, не изменили выбора. И критике тут нет места.

«Наш» даже подлец не так страшен, как «их» ангел – эта политическая формула при кажущейся ущербности обеспечивает самосохранение цивилизационной группы. В надежде либо рано или поздно перерожать противника, либо через сильный стресс убедить его в своей правоте, чтобы со спокойной душой заняться поиском оптимальных управленцев путем внутренней конкуренции. Прогресс напоминает «Ланос» на фоне современных брендов, но и «Ланос» - неслыханный прогресс по сравнению с «Запорожцем».

Скандал двух феодалов в Антоновке

На фоне прогресса адептов лидеров гонки кое-кто из членов вышеупомянутой стаи товарищей, пасущих аполитичную половину электората, выглядит неприкрытым феодалом. Я о выпавшей из полусонной тишины выборного Херсона ситуации в Антоновке, где уже после закрытия участков, когда участники уже знали результаты пусть и сомнительных технически, но дающих общее представление о лежащем в урнах итоге, двое далеких от победы кандидатов учинили отвратительный скандал.

В подробностях, хронологии, поисках смысла того конфликта по конспирологическим и фрейдистским теориям недостатка не будет, поэтому остановимся на другом. Мы увидели двух феодалов, можновладных магнатов с надворным войском из шляхетской голоты у каждого. Привет из 17-го века. И крик прорывающегося на заблокированный его нукерами участок народного депутата Андрея Путилова «А почему там этот коррупционер и фальсификатор?» (об Игоре Семенчеве) как нельзя напомнил ритуальные взаимные оскорбления шляхтичей, предшествующие «рокошу».

Сам Семенчев, успевший «засветить» свою армию ранее, мальчиком для битья, разумеется, не был. Тем лучше, что срочное прибытие заведомо нейтральных лиц, в том числе наблюдателей КВУ и журналистов аффилированных медиа, а также созданная ими атмосфера честного определения результата, вынудили осознавших всю глупость собственного положения кандидата и депутата-сына другого кандидата, мирно поговорить, и как в мафиозных фильмах, одновременно, кто пятясь, а кто – оглядываясь, разойтись. Не знаю, как сами участники конфликта, но примененные подходы – точно, не оставляют им шансов на успех в политике.

Всеукраинские выборы: может, таки появится «стабильность»?

Нельзя не уделить внимания также итогам главных выборов страны. Хотя в президентской кампании интрига сузилась до беспрецедентного вопроса «сейчас или через три недели?», а легион говорящих голов объявит раскол Украины искусственным мифом, опровергнутым почти одинаковым голосованием Востока и Запада, осталось серьезное предостережение.

Как известно, в Советском Союзе наркомании, проституции, и теневой экономики не было, но они были. Как известно, весь придуманный в кремлевских кабинетах советский народ в едином порыве голосовал за одних и тех же кандидатов. Армяне и азербайджанцы, узбеки и турки-месхетинцы, грузины и абхазы. А потом ни с того ни с сего, отбросив политическое единомыслие, начали друг в друга стрелять. Воскресное голосование очень похоже на приведенные примеры бесхитростной мифологизацией победителя, вернее, двумя различными мифологизациями.

Одни, отбросив и забыв общественный запрос на люстрацию, избрали «сильную руку», которая уже сейчас, а не через три недели, наведет порядок, прежде всего в головах разных руководителей, и железной рукой поведет страну к идеалам европейского либерализма, демократии, безвизового режима и свободного перемещения рабочей силы, при этом будучи «своим».

Другие, смирившись с неизбежностью «чужого», выбрали из числа чужих наиболее отвечающего их идеалу выбора – строгого, но по настроению щедрого барина, вольного награждать или наказывать подданных. Если мне возразят, что все эти люди уже не «чужие», то ли под влиянием трагедии 18-20 февраля, то ли последовавшей российской агрессии, пересмотревшие свои идеалы, я соглашусь: такие есть, и немало.

Но, видя перед собой в живом общении среди сторонников победителя гонки немало радетелей «братских народов» и таможенного союза, противников «американско- западенского майдана» продолжу настаивать на своем. Завтра граждане начнут задумываться над соответствием кандидата своим критериям, а кандидат, состоящий на самом деле из двух взаимоисключающих иллюзий, при всем желании не сумеет соответствовать им обеим. Что в лучшем случае, не возвращая признаков раскола, приведет к всеобщему падению его популярности, либо это падение будет односторонним, потому что кто-то вместо барина рассмотрит предводителя вражеского войска.

Какой оптимальный для всех, в том числе для политического долголетия победителя, выход? Очень просто – меньше иллюзий, меньше власти в одни руки, меньше ответственности на одну голову. Может быть, лихое саморассеивание террористов и самопадение валютных курсов и не станет таким быстрым, как хотелось бы, но зато появится много лет упоминаемая, но доселе невиданная «стабильность». На сей раз в хорошем смысле.

Владимир Молчанов, эксперт коалиции "За честные выборы"