Депутат Херсонского горсовета рассказал о «другой Гандзюк»

Среди чиновников, политиков, общественников, журналистов и обычных граждан бытует много версий о том, кому была выгодна смерть исполняющей обязанности руководителя аппарата херсонской мэрии Катерины Гандзюк.

Большинство "ищут" заказчиков среди высокопоставленных политиков. Но есть и другие мнения на этот счёт.

Депутат Херсонского городского совета, юрист Дмитрий Ильченко, который был хорошо знаком с Катериной Гандзюк, даже какое-то время дружил с ней, считает, что виновных нужно искать среди её ближайшего окружения и людей, которых она могла незаслуженно и несправедливо обидеть.

Более того, искать нужно убийц "реальной" Катерины, а не созданно в СМИ образа "идеальной активистки". И делать это нужно срочно. Об этом Дмитрий Ильченко написал на своей странице в социальной сети Facebook

"Так вышло, что до 2015 года с Катериной Гандзюк я дружил. После 2015 года отношения с ней у меня были крайне натянутые. Она была чиновником исполнительной власти мэра, к которому я нахожусь в системной оппозиции, всячески поддерживала его действия и решения – и при этом часто переводила профессиональные разногласия на личностные. Так что остаться друзьями с ней я не смог.

Всегда считал одним из положительных моментов города Херсона то, что у нас конфликты не решали методами, которые применили к Катерине. Не выбивали долги паяльниками, не били ногами за земельные участки, не обливали бензином неугодных чиновников.
И то, что случилось с Гандзюк – крайне тревожный сигнал для всех, кто хоть чем-то заметен в городе. И если подобное окажется безнаказанным, пострадают все, ведь станет понятно, что такие методы допустимы.

Зачем выигрывать суд против коррумпированного чиновника, если его можно просто забить палкой в подъезде? Зачем обращаться к адвокату, если должнику можно ломать пальцы?

Кроме того, я – идеалист и верю в ценность человеческой жизни вне зависимости от того, кто этот человек и какие у меня с ним были отношения. Поэтому найти заказчика - критически важно для будущего нашего города.

Как адвокат я сталкиваюсь с уголовными делами, понимаю, как проходят расследования и как находят преступников. Поиски виновных проходят не только и не столько через поиск окурков, отпечатков пальцев или опознаний. Физические улики нужны для закрепления результата.

На самом же деле следствие отрабатывает окружение жертвы - как друзей, так и врагов. Выясняется, с кем жертва имела деловые отношения, с кем и что не поделили. И, самое главное, выясняется, кто реально получает выгоду от преступления.

И вот тут проблема. Я боюсь, что следствие никогда не найдет заказчика потому, что ЕГО НЕ ИЩУТ. А точнее так: следствие ищет убийцу не Екатерины Гандзюк - и.о. управляющей делами исполкома городского совета, чиновника мэрии и руководителя избирательной компании Владимира Миколаенко.

Вместо этого ищут убийцу Екатерины Гандзюк – святой Девы-воительницы, голыми руками победившей Путина, единственной, кто не позволил России захватить Херсон, последней надежды патриотов и той, которая вскрыла коррупцию в городе и области. А это ведь совсем разные люди!

Вот уже два месяца я ожидал, что меня вызовут на допрос. О моем конфликте с Катериной знали все. Да и я его не скрывал. Более того, находясь в оппозиции к мэру, я открыто заявлял, что не борюсь с ним - так как считаю его безвольной куклой, человеком, которым на 100% управляла Екатерина Гандзюк.

К слову, я тут искренне её уважал - она взяла под контроль Владимира Миколаенко до такой степени, что последний не подписывал ни одного документа без её "разрешения".

Чтобы не быть голословным, я приведу несколько примеров, доказывающих, что конфликт с ней у меня был и очень серьёзный.

Я доказывал незаконность её назначения на должность, ведь по закону управделами должен быть утвержден на сессии городского совета, а единственные голоса, на которые она могла рассчитывать, были голоса части "Оппозиционного Блока" и нескольких депутатов из других фракций, в общей сложности - менее 10 из 54.

Я боролся с нарушением ею трудового законодательства. Например, с тем, как по её инициативе в исполкоме издевались над незаконно уволенными и восстановленными "по суду" чиновниками - размещали их кабинет в подвале в комнате без окон, и не пускали в здание городского совета.

С тем, как она выселяла неугодных сотрудников, которых не получалось уволить, в отдаленное от исполкома здание в кабинет с разбитым окном, лишала "неугодного" сотрудника всей оргтехники и выставляла требования "срочно" составить какой-то документ и даже назначала сотрудникам исполкома рабочее место... в коридоре. 

Я поддерживал депутата Елену Мазур, которая вскрыла случай, когда Катерина пыталась списать только что отремонтированный автомобиль.

Ещё я оппонировал ей, когда по моим заявлениям против преступников, сидящих в горисполкоме, правоохранительные органы проводили обыски и выемки, а Гандзюк в это же время писала в Фейсбуке, какие же сволочи мешают работать честным людям. Правда вся эта история закончилась обвинением и передачей в суд дела против её друга.

Ещё чаще я критиковал её за постоянные неэтические высказывания против журналистов и общественников.

Например, когда председатель "бюджетной" комиссии городского совета предложил, чтобы представители общественности имели право совещательного голоса при рассмотрении бюджета, она ответила: "Это ваша идея была... пригласить безработных, бомжей и заикающихся людей с явными девиациями на бюджетную комиссию?" 

Потом она называла городских общественников не иначе, как "бомжами и безработными". И уничтожила систему электронных петиций, пропуская через модерацию бредовые предложения и отклоняя адекватные.

Но самый большой наш конфликт был из-за вопроса по отделу регистрации места жительства, где очередь достигает 2-х (!) месяцев, и место в очереди стоит около 500 гривен. Катерина последовательно боролась против введения электронной системы, которая бы избавила людей от очередей.

Почему - остается загадкой, но город отказался даже от предложений доноров установить системы бесплатно. Также критиковал я её за то, что она лоббировала назначение первым вице-мэром действующего члена Партии регионов Игоря Козакова. Или оправдывала действия своего кума Власова - откусившего ухо человеку, а затем избившего и ограбившего женщину. Или его жены - Якубсон, избившей прямо в горисполкоме журналистку.

Конфликт никогда не был односторонним. Так, однажды, Екатерина Гандзюк попыталась кинуть в меня головой от селедки. (на фото). Или привела на заседание комиссии, которую я возглавляю, аниматоров - сорвать рассмотрение жалобы на неё, а когда я вызвал полицию - спрятала аниматоров в своем кабинете.

Также она организовала мое снятие с должности председателя комиссии по законности. Правда, через неделю я восстановился. Но честно скажу - было неприятно.

К чему я все это описываю? К тому, чтобы читатель понял - конфликты были не шуточные. А таких людей, как я - в городе несколько десятков. Но, ни к одному из тех, кто действительно конфликтовал с Гандзюк на почве именно её профессиональной деятельности, никто не пришел. Нас не вызывают на допросы, о нас даже не спрашивают у тех, кого на допросы вызывали. Представляете?

Спрашивают о конфликте с Гордеевым, Мангером, Рыщуком, Паламарчуком - людьми, которые и видели-то её пару раз в жизни. Расспрашивают о том, как она боролась с русским вторжением в Херсон, могли ли убить её агенты Кремля. И ни одного вопроса о том, кто курировал раздачу паспортов привязки на ларьки в Херсоне. Ни одного вопроса о кумовьях Гандзюк - Власове и Якубсон, депутатах из Оппоблока.

Никто не пытается выяснить, кем же на самом деле была Катерина Гандзюк в исполкоме городского совета? Не рассматривается версия о том, что нападение на неё было выгодно тем, кто хотел сам получить "доступ к телу" мэра, а то и вовсе "сожрать" Миколаенко и окончить его мэрскую карьеру. А за примерами далеко ходить не надо: то, как он сейчас ведет себя при транспортном коллапсе, показывает полное отсутствие понимания того, что происходит в городе.

Не ищут людей, с которыми Катерина имела общие дела, не проверяются её экономические интересы. Не выясняется, одалживала ли она у кого-то деньги, не было ли случаев, что она взялась за что-то и не выполнила, не поступали ли угрозы, не связанные с "большой политикой".

Нет, "высокое киевское следствие" ищет только виртуальные причины, которые бы устроили всеукраинские СМИ. Ощущение, что на поиск реальных заказчиков плевать.

А знаете, что связывает всех тех людей, с которыми Катерина реально конфликтовала, но к которым никто не пришел? Они все не имеют никакого значения на всеукраинской политической арене. Конечно, не приятно это признавать, но все мы - обычные граждане. Мы не интересны - не получится скандала.

Представьте, что случилось бы, если бы следствие объявило: "Найден заказчик Гандзюк - это Василий Пупкин. Он заказал её обливание потому, что она выселила его жену в кабинет без окон в подвале горисполкома и обозвала проституткой". Или ещё хуже: "Заказчик - Иван Иванов, у которого она взяла 3000 долларов за установку ларька, а затем не смогла оформить документы, так как городской совет проголосовал мораторий на новые МАФы".

Кого такое устроит? Даже смысла нет проверять такие версии - они всё равно не подойдут ни следственной комиссии, ни Генеральному прокурору. Для них уж лучше версия о том, что её реально заказал лично Владимир Путин. Да, посадить его не выйдет, но какая разница, "пипл схвает".

Вот только одна беда есть с таким подходом: пойманные исполнители таким образом "спрыгнут" и не ответят по закону. Понятно, что все называемые фамилии чиновников "высокого полета" - это бред. Никто из них никаких заказов не делал, поэтому никто их заказчиками в уголовном смысле не сделает.

Заказчика не найдут, вместо него объявят, что её заказало ФСБ, "русня" или что-то в этом роде. Или, что ещё хуже, обвинят того, кого выгодно политически. Потом его признают невиновным, и исполнители обрадуются ещё больше.

Дело в том, что если заказчика нет ,то это уже не "умышленное убийство, совершенное по заказу". Если нет заказчика, который потребовал именно "убить", то действия исполнителей превращаются из умышленного убийства в нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшей. А это уже не пожизненное, а 10 лет. Причем не всем, а только непосредственному исполнителю.

При отсутствии заказчика невозможно будет доказать единый умысел. А без него другие участники группы могут рассказывать истории про "планировали облить ногу" и утверждать, что у них "эксцесс исполнителя" (это когда соучастники договорились об одном, а реально исполнили другое.

Например, двое договорились совершить кражу. Один стоял "на шухере", а второй влез в квартиру и в ней убил человека. Человек "с шухера" - виновен в краже, но к убийству отношения не имеет). В итоге могут спрыгнуть на "среднюю тяжесть" или ещё ниже. А это уже меньше 5 лет и "условный срок".

И искать реального заказчика нужно прямо сейчас, пока интерес к делу не угас. А он уже угасает... Доказательство тому – один (!) букет цветов на могиле покойной на 9 дней. И как только он угаснет полностью - дело превратится в "висяк".

Именно поэтому давайте определятся, что нам нужно. Если нужно наказание виновных - придется допустить, что Екатерина Гандзюк была, прежде всего, человеком. Неординарным, ярким, но человеком - у которого были свои интересы.

И сразу же у следствия появятся зацепки. Если же нам нужно шоу - тогда окей, вот вам рабочая версия: её заказал Арсений Аваков в отместку за выигранный суд против работника МВД Антощука. Доказательств нет, но для публики "сойдет". Главное, что бы это заявил кто-то типа Найема.

Я же хочу видеть настоящего виновного за реальной металлической решеткой. В тюрьме. Где ему или ей самое место", - уверен депутат Херсонского городского совета Дмитрий ИЛЬЧЕНКО

P.S. Прочитавшие могут спросить - а чего я хочу от правоохранителей? Я что, не доволен, что меня не подозревают? Нет. Я не доволен тем, что никто не ищет подозреваемых в реальном окружении реальной Гандзюк"

Что интересно, практически сразу же после размещения в Фейсбуке публикация была снята администрацией социальной сети. Официальная причина - жалобы с пометкой "расизм" и "враждебные высказывания".

Но можно лишь предполагать, из-за чего было выгодно заблокировать распространение такой информации. Возможно, кому-то очень не нравится мнение, отличное от того, которое распространяется некоторыми СМИ.