Гендерное равноправие исключает майданы и антимайданы

В стране продолжается глубокий политический кризис, который грозит перерасти в экономический и социальный. Можно ли было его избежать и что нужно сделать для снижения нынешнего напряжения в обществе? Об этом говорим с председателем правления Международной Школы Равных Возможностей Ларисой КОЛОС.

- Эксперты утверждают, что нынешний кризис породили экономические сложности, которые только усиливаются, грубые ошибки во внешней политике (достаточно в связи с этим вспомнить нашу провальную евроинтеграцию), и проблемы, появившиеся в отношениях между властью и оппозицией. Но ограничивается ли только этим перечень причин, которые уже привели к уличному противостоянию?

- Я думаю, что нет. Еще одной и очень важной причиной всего того, что сегодня происходит в нашем обществе, является несовершенство гендерной политики.

- Это совершенно новый взгляд на ситуацию. Впрочем, послушаем вас.

- В последнее время мы очень много говорили об общечеловеческих ценностях. О ценностях, которые, в частности, предполагают строгое соблюдение прав каждого из нас.

Говорить то говорили, а на самом деле эти ценности в жизнь не внедряли. Очень часто те, кто их озвучивал, не понимали, о чем, собственно, идет речь. Например, так и не понятыми остались «Цели Развития Тысячелетия», а ведь это глобальная программа ООН, участие в которой принимает и Украина.

Программа предполагает достижение семи целей. В их перечне, в частности, борьба с бедностью, уменьшение уровня материнской и детской смертности. Но что очень важно, третьей по значимости была обозначена цель, связанная с утверждением в нашей стране гендерного равноправия.

К сожалению, в последние годы о Программе «Цели Развития Тысячелетия» забыли. А ведь Президент Украины еще в 2010 году обещал, что через пять лет непременно выполним взятые на себя обязательства.

Не сложилось не потому, что мы такие забывчивые. На то были объективные причины. В ходе административной реформы потеряли Министерство по делам семьи, молодежи и спорта, которое курировало гендерные вопросы.

Фактически с 2010 года Украина не имела государственной программы, которая предполагала бы обеспечение равных прав и возможностей женщин и мужчин. Если на местах в этом направлении что-то и делалось, то очень мало.

- Какое отношение гендерный вопрос имеет к тому, что сейчас происходит в стране?

- В каждой проблеме весомой составляющей остается гендерный вопрос. И если он не решается, то не решается и проблема в целом. Даже Президент Украины признает, что существующее неравенство остается источником многих бед. Об этом говорится в его социальных инициативах.

Гендерное неравенство наблюдается во всех сферах нашей жизни. В частности, в экономической. Достаточно сказать, что женщины получают зарплату, которая на 30% ниже, чем у мужчин.

Но главное не в этом. Хоть большинство нашего населения и составляют женщины, но именно они не допускаются до управления государством, до принятия важных политических, экономических, социальных и других решений, которые определяют пути развития нашего общества.

Кто-то из великих сказал: когда женщин в политике мало, то политика управляет ими. Если женщин в политике больше 20%, их голос начинает слышать общество, если более 30%, они могут влиять на принятие решений, то есть, могут управлять политикой.

Украинской политикой сегодня почти монопольно управляют мужчины. Они все еще не прислушиваются к женскому голосу.

- Сколько женщин сегодня причастны к управлению нашим государством?

- Недопустимо мало. Например, депутатами Верховной Рады седьмого созыва стали 43 женщины, что составляет 9,7% от общего количества парламентариев. Напомню, всего их у нас - 450.

Это самый высокий процент женского представительства в парламенте. Раньше их было и того меньше.

Женское представительство в правительстве тоже остается очень низким. Только 3 министерства возглавляют женщины, а остальные 15 – мужчины.

Гендерный индекс Украины, составленный по итогам прошлого года международной организацией World Economic Forum, тоже остается незначительным. По этому показателю среди 136 стран мы занимаем лишь 64 место.

- Значит ли это, что одной из причин нынешней ситуации является малоэфективность осуществляемой в стране гендерной политики?

- Да. В 2005 году Верховна Рада приняла закон «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин», который заложил основы гендерной политики, но проблема состоит в том, что из-за недостаточного финансирования она практически не реализуется. В результате, мы получили классическую ситуацию, которая описывается достаточно точно – для одних закон не писан, другими не читан, а теми, кто его читал, не понят. В итоге большинство депутатов, членов правительства не понимают важности гендерного равенства и возможностей, которые оно открывает.

- Как конкретно женщины, придя во власть, могут решать самые сложные политические и социально-экономические вопросы?

- Сошлюсь на пример Швеции. В свое время она была одной из самых коррумпированных стран Европы. Сейчас в это не верится, но это правда. Долгое время шведы не знали, как решить проблему мздоимства. Им не помогали даже жесткие решения, которые принимали, в том числе, и на законодательном уровне.

А когда шведы провозгласили принцип гендерного равноправия, к управлению государством стали активно привлекать женщин. Их представительство в парламенте и в правительстве сейчас достигает 40%.

Это позволило Швеции искоренить коррупцию. Дело в том, что из парламента ушли люди, которые жили на взятках. Они утратили почву, которая их финансово подпитывала. С приходом в парламент и правительство большого количества женщин в стране стала активно формироваться социальная политика.

- Сколько нам нужно иметь во власти женщин, чтобы избежать нынешних проблем?

- Если в Верховной Раде каждый третий депутат, а в правительстве каждый третий министр будут женщины, мы гарантированно сможем удерживать ситуацию под контролем. И это не только мое мнение. Его разделяют многие мои коллеги.

- Чем руководствуются женщины при принятии очень важных решений и чем в этом смысле они отличаются от мужчин?

- Женщины думают об обществе в целом и о конкретных людях. Для них очень важно, чтобы принятые ими решения удовлетворяли всех. То есть, отправной точкой для них являются общественные запросы. Поэтому они более склонны к компромиссам.

Мужчины же часто руководствуются политической или экономической целесообразностью. А она для одних может быть выгодной, а для других – нет. Вот вам и повод для будущих конфликтов.

Мужская политика больше сориентирована на инициативных людей, на тех, кто, преодолевая трудности, может обеспечить нужные результаты, а женская – и на тех, кто в силу разных причин не может о себе позаботиться. Поэтому женщины постоянно думают о детях, инвалидах, пенсионерах, о той части общества, которая оказалась в кризисной ситуации.

Это касается и женщин пенсионного возраста. Их больше, чем мужчин-пенсионеров. Женщины, как известно, живут дольше. Средняя продолжительность жизни украинских мужчин – сама короткая в Европе: она равняется 62 годам. И получается так, что старость в нашей стране имеет женское лицо и очень низкую пенсию.

- Что могут сделать женщины для того, чтобы снизить политический градус в стране?

- Не знаю, будут ли женщины допущены к переговорному процессу, в котором опять доминируют мужчины. И что удивительно – они породили существующие проблемы, которые вывели людей на майданы и антимайданы, а теперь пытаются найти выход из создавшейся ситуации.

Посмотрим, что из этого выйдет. Только нужно помнить, что политическое противостояние негативно сказывается на нашей экономике. Она и до этого не блистала достижениями, а теперь и вовсе находится на кредитной подпитке.

В последнее время гривна упала в цене. В результате, по оценкам экспертов, все мы потеряли до 10% богатства, которым располагали.

Понимают ли это переговорщики, на которых общество возлагает особые надежды? Хотелось бы верить, что да, но, судя по тому, что сегодня происходит, по малорезультативности переговорного процесса, думаю, что нет.

Уверена, что в сложившейся ситуации женщины действовали бы более конструктивно и оперативно. Потому что они понимают, что в конфликте завязаны их мужья, дети, близкие и просто знакомые люди, и всем им угрожает опасность.

Но и сейчас женщины не сидят, сложа руки. Они занимаются миротворческой миссией, пытаются остудить пыл представителей противоборствующих сторон. Вы, наверное, слышали об акциях, которые проводят украинские матери. Они призывают людей, оказавшихся по разные стороны баррикад, к взаимному уважению, к пониманию того, что мы живем в одной стране и ответственны за ее сегодняшний день и будущее.

- Все это – реакция на сложившуюся ситуацию, а что могут сделать общественные организации, причастные к формированию и эффективной реализации гендерной политики, чтобы подобное в стране больше не повторялось?

- В условиях, когда значительная часть населения не доверяет действующей власти, ничего не остается, как надеяться на общественные организации. Но и здесь не все так просто, как того хотелось бы.

Заявления некоторых депутатов, мягко говоря, нас удивляют. Они уверяют, что работа общественных организаций, осуществляемая на деньги зарубежных доноров, направлена на поддержку экстремизма, усиление радикализма. В соответствии с одним из законов, принятых 16 января, такие общественные организации должны были получить статус иностранных агентов.

Хорошо, что скоро этот закон был отменен. Но проблема состоит в том, что приверженцы такого более чем странного решения не успокаиваются. Они снова пытаются протащить его через парламент.

Нас упрекают в том, что мы работаем против собственной страны, но это не так. Общественные организации ищут дополнительные финансовые ресурсы для того, чтобы решать очень важные вопросы, которые касаются демократизации и гармонизации нашего общества. Они вынуждены так поступать, потому что государству именно на эти вопросы катастрофически не хватает денег.

Это, как я уже говорила, касается и гендерного вопроса. Например, Кабинет Министров 26 сентября 2013 года после долгого лоббирования утвердил Государственную программу обеспечения равных прав и возможностей женщин и мужчин. Она рассчитана до 2016 года. Все хорошо, кроме одного – государство выделило просто смешную сумму на ее финансирование. Основными источниками финансов являются международные проекты.

Наша общественная организация такой источник нашла. Свою работу, связанную с утверждением в стране гендерного равноправия, мы осуществляем в рамках проекта «Улучшение интеграции гендерных компонентов в местных программах: модели взаимодействия власти и общества». Проект финансируется Посольством Финляндии в Украине.

Наша работа не ограничивается только Киевом. Она распространяется на 6 областей – Винницкую, Волынскую, Житомирскую, Киевскую, Львовскую, Полтавскую и направлена на формирование гендерной культуры в Украине.
Очень важно, что наш донор из Финляндии. В этой стране накоплен большой опыт успешного решения гендерных вопросов и наша задача – применить его в украинских условиях.

Нужно понимать, что успешная реализация взвешенной гендерной политики поспособствует созданию общественного согласия, преодолению всех форм насилия и дискриминации. Если права человека будут надежно защищены на законодательном уровне и будут строго соблюдаться на практике, отпадет необходимость в майданах и антимайданах.

Сергей ГЕРАСИМЕНКО,
Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива»