Вспоминая Ялту…

Вспоминая  Ялту…

В этом году исполнится 70 лет проведению знаменитой Ялтинской конференции. Ее решения предопределили политические итоги Второй мировой войны. Они наметили основные контуры послевоенного мироустройства.

В феврале 1945 года в Ялте в Ливадийском дворце лидеры США, Великобритании и СССР за столом переговоров, среди прочего, обсуждали актуальный вопрос: «Какой должна стать Европа после победы над фашизмом?».

Эти переговоры достаточно хорошо освещены в литературе. Однако, имеет смысл вспомнить о них и сегодня, особенно, в свете последних событий. Некоторую пикантность популярной в наши дни теме «итогов второй мировой войны» придал информационный всплеск, последовавший после недавнего визита премьер министра Украины в Германию.

Используя этот повод, закаленные в горниле новостных сражений генералы информационных карьеров, рыцари мыши и клавиатуры, вездесущие акулы пера забросали медийное пространство многочисленными провокативными сюжетами. В полемике также приняли чересчур активное участие пресс-служба премьер министра Украины, министерство иностранных дел, другие авторитетные учреждения. Некоторые украинские СМИ отреагировали достаточно ироничными заголовками.

В фокусе общественного внимания, в конечном итоге, оказалась многострадальная судьба разделенной послевоенной Германии и предполагаемые исторические виновники этого процесса.

Вернемся же в февральскую Ялту 1945 года. Результаты ялтинского саммита по так называемому германскому вопросу гласят следующее – после победы Германия будет разделена на четыре зоны американскую, советскую, английскую, французскую, после чего осуществится план ее демилитаризации, денацификации и демократизации. Затем войска союзников выводятся с территории, проводятся выборы и власть передается общегерманскому правительству.

Все выглядит очень пристойно, но это только официальный фасад ялтинской конференции. В ее кулуарах звучат совсем другие речи и активно зондируются противоположные официальной позиции темы.

Уинстон Черчилль в своей книге «Вторая мировая война», например, вспоминает: «Сталин спрашивал, как нужно будет расчленить Германию... Я сказал, что мы все договорились о том, что Германия должна быть расчленена, но практическое осуществление её раздела – слишком сложное дело, чтобы о нём можно было договориться за пять или шесть дней...». Наблюдаем обычную для дипломатов ХХ века (сейчас конечно мир очень сильно изменился) практику – вслух говорим одно, одновременно конфиденциально договариваемся о противоположном.

Тема расчленения Германии звучала не только в Ялте, мы встречаем ее в Тегеране в 1943 году. Она обсуждалась так же время январской встречи 1943 г. Рузвельта с Черчиллем, когда последний предложил отделить Пруссию от остальной Германии. В том же 1942 году тот же Уинстон Черчилль носился с идеей раздела всей послевоенной Европы на 12 штатов. Например, для Юго-Восточной Европы он выдвинул идею создания дунайской федерации, включая Баварию, с центром в Вене.

В свою очередь советское руководство также последовательно продвигало идею расчленения Германии, в рамках которого предполагалось отделение Австрии от Германии, и создание на территории последней нескольких независимых государств. В частности, также предполагалось отделить Рейнскую область и Баварию.

Впрочем, самой одиозной инициативой в этом ключе являлся «План Моргентау», разработанный министерством финансов США. План детально рассматривался на конференции в Квебеке в 1944 г. и предполагал ликвидацию государственной самостоятельности Германии, её деиндустриализацию. Этот план также был отклонен.

Идея расчленения Германии после победы над фашизмом серьезно рассматривалась как возможный вариант послевоенного мироустройства в лагере антигитлеровской коалиции. Начало «холодной войны» между бывшими союзниками придало этой идее дополнительный импульс.

Проецируя все вышесказанное на современную информационную шумиху вокруг визита украинского премьера в Германию, следует отметить, что в жизни не все так просто, как в нашем бедном языке.

И стоит ли обращать внимания на слова, «когда язык дан дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли», - как утверждал блестящий министр иностранных дел наполеоновской Франции М.Талейран. Или, специально для наших уважаемых СМИ, вспоминая знаменитого сценариста Г.Горина: «Когда говоришь то, что думаешь – думай что говоришь!».

Георгий БЯНОВ
Центр исследований южно-украинского пограничья

Херсонцы в твиттере