Херсон - здесь музыку любили больше!

Предлагаем вашему вниманию продолжение - вторую часть цикла «Композитор Мусоргский в Херсоне».

Через тернии Петербурга

...Идея поездки в 1879 г. на юг с концертами принадлежала Дарье Леоновой. Певица, в отличие от Мусоргского, который никогда и никуда южнее Тулы не выезжал, имела опыт подобных концертных турне и рассчитывала на успех.

Планировалось начать с Полтавы, где 20 июля открывалась «Сорочинская ярмарка» (впоследствии она была перенесена на 10 июля, что нарушило планы артистов – прим. автора), и где композитор намеревался представить на суд публики сцены из одноименной оперы, над которой шла работа.

Друзья и знакомые отговаривали, советуя Мусоргскому воздержаться от поездки. Некоторые из них были повергнуты известием о грядущем концертном турне в состояние настоящего шока. Антивояжная аргументация звучала довольно убедительно.

Как это так?! Известный оперный композитор, новатор, непримиримый антагонист классической школы и противник вездесущей итальянской оперы, композитор, чья опера «Борис Годунов» с успехом была поставлена в Петербурге, будет выступать в качестве обыкновенного музыканта-аккомпаниатора в провинции?! Поездка трактовалось как шаг назад, как путь в никуда, как удар по престижу, как творческое падение, как угроза и не без того шаткому здоровью.

Один из основателей «могучей кучки», человек, по праву считавший себя наставником Мусоргского, его близкий друг, композитор и дирижер Милий Балакирев прилагал все возможные усилия, чтобы воспрепятствовать авантюрному, по его мнению, южному турне.

Обращаясь в письме к сестре Михаила Глинки Л.Шестаковой, он просит употребить все имеющееся у нее влияние, дабы остановить Мусоргского: «С одной стороны Вы избавите его от постыдной роли («разъезжего аккомпаниатора», прим. автора), которую он хочет взять на себя, а с другой Модест и Леонова очень рискуют.

Ну да как у него польется кровь откуда-нибудь, как раз случилось у Вас, приятно ли ей будет с ним возиться; а погибель его вероятна, т.к. Леонова, конечно, не преминет ему подносить – оно ж и дешевле (здесь намек на возможную экономию со стороны Леоновой по части предполагаемого посещения питейных заведений – прим., автора) – Просто совестно за него».

Согласно бытовавшему тогда мнению концертные турне по провинциальным городам зачастую совершали артисты, которых плохо принимала столица. «Мусоргский идет ко дну» - сокрушенно писал по этому поводу Стасов накануне поездки Балакиреву.

Куда и с кем он едет? – негодовали друзья композитора. Они не любили Дарью Леонову, давая певице довольно колкие, насмешливые, а порой и откровенно уничижительные характеристики. К моменту концертного турне Дарья Леонова была уже немолода, ей было около пятидесяти лет. Музыкальная слава ее, как считали многие, прошла.

Римский-Корсаков говорил о Леоновой как о певице, голос которой к тому времени значительно устарел, тем не менее, она не осознавала этого. «Рассказывала она», - пишет Римский- Корсаков, «...что какой-то гипсовый слепок с ее горла был послан в Париж и там приводил всех в изумление...».

«Она говорила, что современные артисты петь не умеют и в старину было лучше.... – обычные речи в устах стареющих артистов» - подытоживает близкий друг Мусоргского.

Однако, композитору Леонова нравилась. Он любил ее контральто и Дарья Михайловна прекрасно исполняла музыку Мусоргского. Ее пением, в свое время, восхищались Глинка и Даргомыжский.

В итоге, усилия друзей оказались тщетны и Мусоргский решился на поездку. Ему было интересно представить на суд украинской аудитории ряд музыкальных сцен из «Сорочинской ярмарки». Опера была еще не завершена. Вокруг нее шла скрытая полемика. Ближайшие друзья композитора и его почитатели нередко высказывали довольно острые критические суждения по поводу некоторых сцен.

Мусоргский хотел проверить музыкальный материал «Сорочинской ярмарки» непосредственно на ее Родине, чтобы понять принимают ли украинцы эту музыку или она действительно не соответствует духу оригинальной культуры.

В вопросах аутентичности сочиняемой музыки, передаче ее народного характера Мусоргский был крайне щепетилен. До поездки несколько раз он останавливал работу над «Сорочинской ярмаркой», начинал и снова бросал оперу, сомневаясь в себе, в своих композиторских возможностях писать украинскую музыку, будучи знакомым с ней поверхностно, не зная ее глубин.

Концерты, данные в Украине, полностью развеяли сомнения композитора. В письме Стасову Мусоргский пишет: «Сорочинская» вызывала там (в Полтаве; прим. автора) и везде вызывала в Украине полнейшую симпатию; украинцы и украинки признали характер музыки «Сорочинской» вполне народным, да и сам я убедился в этом, проверив себя в украинских землях».

Кроме того, решение Мусоргского поехать на юг с концертами, также было обусловлено и соображениями материального характера. В ходе концертной поездки композитор планировал поправить пошатнувшееся материальное положение и заработать на концертах, не много ни мало, - 1000 рублей.

К средине августа, после концертов в Полтаве, Елисаветграде и Николаеве, Мусоргский и Леонова были уже в Херсоне.

Музыкальные и немузыкальные города

Итак, «Херсон, 15 августа. Сегодня, здесь, наш первый концерт. Он должен определить наши дальнейшие музыкальные экскурсии. По дороге захвачу еще музыкальных крупностей и как новинки они будут переданы Дарьею Михайловной (Леоновой; прим. автора) слушателям. До сих пор, - прочный, не колебавшийся ни разу, художественный успех...» - отмечает в письме композитор.

Ясное понимание различий в специфике культурной и музыкальной жизни украинских городов, приходит к композитору позже, уже в финале концертного турне. В критических оценках украинского музыкального мира Мусоргский очень осторожен и крайне деликатен, словно боится, кого обидеть резким словом или суждением.

Его отзывы восторженны, он постоянно нацелен на позитив, а концертные неудачи как это, например, случилось в Одессе и Крыму, воспринимаются с неизменным юмором и никак не влияют на личное отношение Мусоргского к тому, или иному городу. Это отношение совершенно не зависит от того, приняли ли Одесса или Ялта его музыку или нет.

Такова природа личности композитора. По свидетельствам современников: «Характер его был в высшей степени симпатичный и добродушный. Редко можно встретить в артистическом мире столько терпимости к чужим мнениям и незлопамятности, сколько было у него. Ему приходилось быть мишенью иногда очень злых выходок. Но его обращение даже и с людьми враждебной ему партии всегда оставалось неизменно ровным и приветливым. Если он и отвечал насмешками, то они были самые незлобные. Юмористическая сторона его характера сказалась, как известно, во множестве его сочинений...».

Певица Дарья Леонова, которая близко знала композитора в последние годы его жизни, вспоминает: «Мусоргский был такой человек, какого, я думаю другого не найдешь на свете. Он так любил людей, что не мог себе представить и допустить в ком-нибудь, что-нибудь дурное.

Он судил обо всех по себе. Кто знал хорошо Мусоргского, тот не мог не видеть, что это был выходящий из ряда человек, не допускавший интриг, не признававший, чтобы человек образованный, развитой, мог иметь желание нанести другому вред или сделать какую-нибудь гадость. Одним словом это была личность идеальная».

В последние годы жизни, испытывая серьезные финансовые трудности, не имея собственного угла, Мусоргский постоянно принимает участие в благотворительных концертах в пользу неимущих: «Будучи сам беден как Иов, когда дело касалось благотворительности, все-таки за труд никогда не брал денег», – отмечает в воспоминаниях врач В.Б. Бертенсон.

Оценивая музыкальный мир украинских городов, композитор отмечает одну важную и парадоксальную тенденцию. По мнению Мусоргского, города, живущие более насыщенной и динамичной культурной жизнью - страшно далеки они от искусства.

Города «...в особенности посещаемые артистами и художниками, не только не музыкальны, но вообще мало прилежат к искусству (Одесса, Николаев, Севастополь); наоборот, города... редко, редко, а то и вовсе не посещаемые артистами и художниками очень музыкальны и радеют, вообще, об искусстве (Елисаветград, Херсон, Полтава)».

Херсон, по мнению Мусоргского, необыкновенно музыкален. В письмах композитора нередко сквозит удивление от увиденного и пережитого здесь. «В Елисаветграде и в Херсоне (неслыханное дело даже для Питера) за «Erlkönig» требовали усиленно и меня, грешного...

В Херсоне меня очаровала чуткость понимания нового музыкального творчества и новых художественных требований преимущественно в прекрасных семействах Пащенко и Де-Лазари; А.М. Де-Лазари отличная пианистка и очень солидный музыкус, необыкновенно здраво и цельно относится к музыкальному делу и притом с большим критическим тактом».

Георгий БЯНОВ
Лилия ВАСИЛАКИ

Источники и литература:

3.Г.Головинский, М.Сабинина, Модест Петрович Мусоргский – М.1998 г., 729 с.
4.Модест Петрович Мусоргский, Литературное наследие (письма, биографические материалы и документы), под ред. М.Спекелиса – М. 1971, 399 с.
5.М.П.Мусоргский в воспоминаниях современников, под ред. Е.Гордеевой – М. 1989, 318 с.
9.Т.Попова, М.П.Мусоргский – М. 1939 г.,143с.
12. Римский Корсаков, Летопись моей музыкальной жизни, - М.2015 г.

Херсонцы в твиттере