Мертвая петля российской политики: от Крыма до Сирии

Мертвая петля – сложная фигура военно-политической и социально-экономической нестабильности, в которой находится Россия, и в которую она пытается вовлечь Европу.


Петля продолжает сжиматься, Кремль стремится затянуть в нее и весь остальной Мир.

Сколь ни иллюзорны эти планы, но утопающий всегда хватается за соломинку. Когда диктаторский режим терпит военное или политическое поражение он неизменно пытается компенсировать его попытками достичь «положительных» пусть и эфемерных для себя внешнеполитических результатов уже в других точках пространства.

Вместо «соломинки» под рукой у РФ оказывается дольно объемное «спасательное бревно», а точнее губительный, опасный и самоубийственный кол из ливанского кедра в Сирии.

Слабое утешение для режима, замешанное на крови, боли и людских страданиях. Но вот украинская тема оказывается уже на периферии информационного пространства РФ.

Вдумчивые взгляды российских телезрителей надежно прикованы к сводкам сирийского театра военных действий. Жители далеких окраин в единодушном порыве рукоплещут новым «подвигам» парящих в сирийском небе зеленых человечков.

Таковы, судя по всему, информационные посылы официальной российской пропаганды, направленные на то, чтобы прикрыть собственное бессилие на фоне краха, так называемой, «новороссийской» авантюры и провала гибридной крымской аннексии, а точнее, неудачных попыток втянуть оккупированный полуостров в российское политико-экономическое пространство.

Российское руководство, видимо, осознает, что эта «миссия» невыполнима ни в ближайшем, ни в отдаленном политическом будущем.

Поэтому срочно понадобилась, в том числе, и Сирия, как перспективная возможность немного засветиться на международной арене в качестве «сверхдержавы», отвлечься, насытить собственный электорат опиумным дымом телевизионных и реальных сирийских пожарищ и бедствий, включить для Европы и Мира эскалацию военного конфликта на Ближнем Востоке.

Возрастание реальной террористической угрозы внутри РФ, чем не повод, чтобы совершить очередное жертвоприношение, взбодрить и испугать загруженного «красочными» мыльными постановками российского обывателя.

Закончится Сирия, Кремлю нужно будет срочно придумывать что-нибудь другое, и так далее, пока не произойдет полное банкротство действующего политического режима, который сегодня пытается удерживать политическое равновесие исключительно за счет участия и генерации вооруженных конфликтов.

Примечательно, что у сирийской авантюры Путина нет идеологии. Нет интернационального долга, который был у советских солдат в Афганистане, нет наспех стряпанных баек о «спасении» братского народа на Украине.

Доминируют ролики в духе низкопробных блокбастеров: «российские «супергерои» идут в Сирию спасать мир от террористов» - это все что выдают в эфир Киселев и компания. В реальности, вакуум, пустота – явный кризис жанра, и, возможно, предвестник близкого конца. Когда уже все равно и никому и ничего не хочется объяснять.

В начале ХХ века с памятной русско-японской войны началось падение российской империи Романовых. После Афганистана, спустя некоторое время свалился СССР. Чем для России может стать Сирия завтра?

Тезис о том, что Москва целенаправленно формирует на своих западных и юго-западных границах пояс нестабильности из зон и тлеющих очагов замороженных конфликтов нуждается в пересмотре. Этих очагов уже недостаточно и современная Россия активно раздувает все возможные пожарища и конфликты в дальнем зарубежье в надежде, что Мир в них увязнет. Она же вязнет в них сама.


Как все это скажется на Украине и политике деокупации полуострова?


Вопреки, парадным громогласным заявлениям официального Кремля в марте 2014-го Крым отправился не «в родную ГАВАНЬ», а совсем в другое место. Он уверенно поплыл к дефициту, бедности, замкнутости региона с ограниченными для жизни возможностями.

Уроки гибридной войны будут изучены, ее негативные последствия ощущают сегодня на себе все крымчане. В первую очередь те, которые в силу обстоятельств вынуждены были остаться там, на оккупированном полуострове и не нашли возможностей и сил выехать.

Возвращение Крыма в состав Украины – вопрос времени. Это время нужно использовать прагматично, с максимальной эффективностью. Его нельзя тратить попусту в мелких внутриполитических дрязгах, в информационном формалине, бесплодии и бесконечных фобиях повседневной бюрократической жизни.

Сегодня, кроме настойчивых призывов экспертного сообщества Украины разработать и принять Национальную Стратегию Реинтеграции Крыма, сформировать Фонд Реинтеграции, принять закон Украины о Коллаборационизме, нужна полная ревизия и модернизация действующего законодательства.

Под эгидой межфракционного объединения «Крым» или в ином формате работы Верховной Рады необходимо создать специальную комиссию, которая бы вплотную занялась нормативно-правовыми аспектами деокупации. Очень не помешал бы и экспертный совет – консультативно совещательный орган при Президенте Украины, в рамках которого ответственные за реинтеграцию Крыма, госслужащие могли бы объединить свои усилия в совместной работе с представителями экспертного сообщества Украины.

Необходима оптимизация деятельности институтов государственной власти, ответственных за реализацию политики реинтеграции Крыма, нужно расширять их полномочия. Они не должны бездействовать, они должны быть конструктивны, инициатива должна поощряться и приветствоваться.

Природа, в том числе, и политическая не терпит пустоты. Если она вдруг появляется, ее могут очень быстро заполнить другие, и отнюдь не дружественные Украине силы. Будем надеяться, что это им никогда не удастся?

Георгий БЯНОВ
Эксперт
Центра исследований Южно-украинского пограничья

Херсонцы в твиттере