Владимир Сальдо
Народный депутат Украины VII созыва, кандидат экономических наук

Еще не все так плохо. Будет – хуже…

Еще не все так плохо. Будет – хуже…

Всё, что было плохо до сегодняшнего дня, это не плохо – это хорошо. До самого плохого мы пока не дожили. Даже «космические» цены на ЖКХ, тепло, свет, газ, а с 1 мая еще и воду – ничто по сравнению с тем, что будет дальше.

Откуда у меня – отъявленного оптимиста такие мысли?

Министр финансов Украины Яресько как бы между прочим, рассказала на минувшей неделе, что предстоит «сделать» Правительству для получения второго транша от МВФ.

Согласно новой программе, в 2015 году Украина может получить из внешних источников порядка 16,3 млрд. долл., включая 10 млрд. – по линии Международного валютного фонда.

В числе международной помощи также средства от Евросоюза на 1,8 млрд. долл. и от правительства США на 2 млрд.

Чтобы получить это финансирование, во-первых, Украине нужно договориться с кредиторами. Мы должны объяснить, почему не можем отдать то, что брали, в оговоренные ранее сроки. Мы должны убедить, что потом, возможно, все отдадим. И это самая простая задача. Законы здесь просты: пришло время – отдавайте, что одалживали. Платите проценты. Не отдадите вовремя, есть опасение получить международный иск и проблему с дефолтом.

Несмотря на все противоречивые отношения к Москве, ЕС и США в вопросе денег, скорее всего, будут на стороне белокаменной. Ничего личного – бизнес. Утром деньги, вечером стулья. Наоборот нельзя. В бизнесе так дела не ведут. Причем, кредиторы, скорее всего, пойдут на уступки лишь в обмен на более высокие процентные ставки.

Вторая проблема еще более сложная. Пока «жива» Коалиция, Украине следует принять Закон «О рынке газа». Он прост. С точки зрения «технологии» тут у Порошенко и Яценюка, при минимальной поддержке Тимошенко, Садового и Ляшко пока еще найдутся 226 голосов. Другое дело, чем Закон будет «наполнен». Вот тут-то и начнутся проблемы, по сравнению с которыми «тема Коломойского» покажется задачкой на одно действие из программы для младшей школы.

Многие сильные мира сего уже давно спят и видят, как бы прибрать газовую отрасль к одним рукам. Да так, чтобы никакие суды, никакая Европа и слова сказать не посмели.

Если с нефтью в Украине совсем плохо, с газом перспективы есть. Те, кто будет держать в руках газовый рынок, смогут диктовать условия. Именно поэтому вопрос «законодательного решения» откладывают так долго. И даже сейчас, когда «новое» старое правительство в очередной раз дерибанит общегосударственный «внутренний рынок», газовый пока в стороне.

Ни у одной из группировок, находящихся при власти, нет возможностей решить эту проблему безболезненно. Кстати, при Януковиче это было сделать значительно проще. Тогда уровень «внутренней» авторитарности был максимальный, а «внешних» обязательств – минимум. Команда Порошенко-Яценюка-Турчинова не рискует говорить вслух о том, чего хочет действительно. Узнав их настоящие стремления, Европа не просто «обидится», а пошлет куда подальше, да еще и персональными санкциями «обложит».

Есть одна очень важная составляющая. Из-за поведения Москвы, ситуация в Европе резко изменилась. Путин запустил сложный процесс, последствиями которого стало то, что Европа и Америка начали смотреть на происходящее другими глазами. Открыв их, они увидели, что угроза нового витка «холодной войны», о которой все уже успели позабыть за последние 25 лет, на пороге. Это реальность, которая может перерасти в глобальную катастрофу. И Украина, после Ирана, стала первой по очагу напряженности. Именно отсюда может стартовать самая страшная и последняя война на Планете – ядерная.

Поэтому, если на поведение Януковича смотрели, как на «детские шалости», то все действия Порошенко – под пристальным вниманием. Ему приходится вести себя все более и более взвешенно и быть очень осторожным. Любые открытые проявления самостоятельности будут пресекаться.

Европа, фактически, содержит Украину. И потому ее присутствие в реальном управлении всеми происходящими в Украине процессами так ощутимо. Это влияние и сдерживает истинные цели Порошенко и Яценюка.

Кроме того, у Президента есть и еще одна очень важная забота – собственный бизнес. Тем, у кого все в Европе легко: сел в самолет и через два часа – в Женеве. А если все тут? А еще хуже – на востоке? А еще серьезнее – в России? Вот и приходится балансировать между эфемерными интересами страны и реальными – своими собственными интересами.

Но вернемся к основной проблеме – газ. Закон принимать нужно – «кровь из носа». Необходимо четко прописывать условия, давать ответы на сложные вопросы: кто и как добывает, кто и как транспортирует, кто – кому – по какой цене продает. Государство, учитывая интересы своих граждан, должно установить строгие правила. Позволят ли заинтересованные лица «продавить» такой закон?

Каждый из украинских олигархов, оплативших приход «своих» депутатов в Верховную Раду, имеет в распоряжении определенное количество голосов. Но 226 нет ни у кого. Лоббирование интересов – да. Принятие решения – нет. Сейчас нет уверенности даже в том, что закон этот будет принят, хотя бы, в первом чтении. И как только станет понятно под «кого» его пишут, начнутся такие игры, что блокирование трибуны с применением стульев, цепей и свето-шумовых гранат, покажется невинной игрой.

Даже формально, принятие этого закона будет непростым. Учитывая сложность разыгрываемой партии, рискну допустить, что он может стать тем самым камнем «преткновения», о который разобьется «монолитная» Коалиция.

Третий, еще более сложный пункт, который следует воплотить в жизнь перед получением второго транша, - усилить независимость Национального банка Украины.

О единстве тут речи быть не может. Нацбанк – прерогатива Порошенко. И он очень заинтересован в том, чтобы сделать главный банк страны как можно более независимым. И не потому, что так хорошо для государства, а потому, что тем самым он ослабляет позиции Яценюка. Для достижения этой цели Петр Алексеевич может пустить в ход и «тяжелую» артиллерию, и пойти, если потребуется, на кардинальные шаги. И если в «газовой» теме возможны договоренности, тут – нет.

Нацбанк – в «руках» Президента. Значительная часть голосов парламента – в «руках» Яценюка. Как искать компромиссы? Не делить же банковскую систему управления, передавая части влияния. Уже не говорю о том, что в идеале НБУ должен стать еще более независимым. Если Яценюк такое допустит, уже завтра окажется без нужных ему рычагов, а послезавтра – без финансирования. И тогда новым Кабмином будет руководить новый Премьер.

Если Порошенко пойдет на такой шаг, парламентская Коалиция, которая и сегодня уже напоминает корабль-призрак, исчезнет. А политическая «война» выйдет из «подполья». Все встанет на свои места. Досрочные выборы – по всем направлениям.

В Администрации Президента и Кабмине не случайно все громче «кричат»: «Между Премьером и Президентом нет войны! Они – едины! Порошенко и Яценюк понимают друг друга и прекрасно работают вместе на благо государства!». И, чем более настойчиво нас убеждают в дружбе и взаимопонимании, тем больше становится понятным, что между Банковой и Грушевского летают «гранаты».

«Уход» Яценюка (о чем говорят, как о почти свершившемся факте), многое изменит на политическом олимпе. Против него сегодня работают и политтехнологи, и события, и факты, и время. Чего стоило только заявление экс-руководителя Госфининспекции о многомиллиардных хищениях в Кабмине.

«Взрыв» не смогли нивелировать ни «служебные расследования», ни заявления о невыполнении бывшим руководителем распоряжений Премьера, ни публичный арест «своего» для Яценюка и Авакова Головы Госслужбы по чрезвычайным ситуациям.

В картинку «войны» вписываются и два заявления Президента о возможности проведения Всенародного референдума по «языку» и «федерализации», а также «разворачивании» вопроса о «военном положении в Украине». Что касается «референдумов», тут Порошенко как Нострадамус заранее уверен, что граждане скажут решительное «нет».

Будь это, действительно, так, все было бы по-другому. Скорее всего, проводить референдум просто нецелесообразно. Незачем государству тратить деньги на такие опросы в то время, когда идет война. Но, раз заговорили, все не так просто. Значит, есть ситуация, которую нам не раскрывают, но которая указывает, что Порошенко нужно каким-то образом укреплять свои позиции. Вот только где: в Украине, в Европе, в России?

Что же касается «военных» вопросов, Президент решительно напомнил, что введение соответствующего положения – в его руках. Не случайно 3 апреля внес в Верховную Раду проект Закона «О правовом режиме военного положения». Но, судя по ситуации, в парламенте сейчас нет единства по этому вопросу.

Такой вброс неслучаен – своеобразное напоминание, «кто тут главный». А в подкрепление – заявление Порошенко, что «выборы в местные советы состоятся, и ни о каком переносе сроков не может быть и речи» и замечание, что пройти они должны по новой схеме на новой основе изменений в Конституцию. Для того, чтобы вносить такие изменения, их нужно иметь. А «конституционная» комиссия начнет работать только на этой неделе. Не получается. Даже если там будут трудиться «ударными темпами» и уже к концу текущей недели все быстренько напишут, а депутаты так же быстренько, не читая, проголосуют.

Чтобы внести изменения в Конституцию, нужны две сессии Верховной Рады, из которых вторая начнет работу 2 сентября 2015 года. По действующему Закону о выборах о начале избирательной кампании должно быть объявлено не позже, чем за 60 дней, т.е. 24 августа 2015 года (за 7 дней до начала следующей парламентской сессии). И хотя в нашей стране возможны любые метаморфозы, не думаю, что состоится публичная подмена конституционного права. А иначе – не получается.

И, наконец, четвертая – главная проблема, которую, как заявила Министр финансов, предстоит решить просто архисрочно: «изменение системы финансирования в здравоохранении».

В первый раз публично озвучено главное слово «финансирование». Скорее всего, под этим следует понимать, что медицина станет платной. Понятно, что никого это особенно не удивит. Она у нас давно не бесплатная. Но хоть какими-то правами получить бесплатную медицинскую помощь украинцы сейчас еще наделены.

Яресько же озвучила самое страшное, что могут сделать сегодняшние реформаторы-камикадзе, находящиеся при власти, – официально перевести страну на платную медицину. Скорее всего, в системе государственного финансирования останется только ургентная и неотложная помощь с последующей оплатой. Все остальное переложат на плечи больного – европейский вариант.

Причем, разговоры о страховой медицине – только разговоры. Ни о какой системе здесь речь не идет. Ее в Украине просто нет. Все заверения о «мини-революции» в здравоохранении от Министра (с зарубежными корнями) Александра Квиташвили звучат как-то неубедительно. Его заявление, прозвучавшее 1 апреля, о том, что в следующем году нам следует ждать «прорыв», звучит не более чем первоапрельская шутка. Министр отметил: «Давайте исходить из того, что Верховная Рада планирует принять все необходимые для реформ законы в апреле. В этом случае первые изменения будут заметны в сентябре».

Об изменениях в какие законы идет речь? Учитывая, что уже в мае государству отчитываться перед МВФ, «клепать» реформы будут ударно. Все ли после них выживут? Для власти это не суть проблемы. Главное – отчитаться. По словам Министра, все самое интересное нас ждет в будущем году. В 2015 нас удивят только одним «перечислением гарантированных грантов для больниц из центрального бюджета».

Что это даст? Думаю, ничего хорошего. Ведь г-н Квиташвили заявил, что теперь: «Учреждения смогут самостоятельно определять, на что тратить эти средства. Мы создаем новую форму электронной отчетности, с помощью которой сможем проанализировать, какие услуги и в каком количестве на самом деле предоставляются. Это позволит определить расценки и количество госсредств, которые действительно нужно выделять».

Хотелось бы верить, что госсредства на медицину будут выделять не так, как субсидии: пока дождешься – время отпевать...

Вот такие «реформы» ждут государство и нас с вами.

Все должно решиться до 15 мая. Потому так и торопятся. Как вы понимаете, нас с вами спрашивать не станут...