Георгий Бянов
Эксперт Центра Южно-украинского пограничья

Про Астероид и Солнце

«Звездочка... Моя звездочка, Я планета твоя, Я правлю Миром в свете твоем и наслаждаюсь полем твоего притяжения», - кричал Солнцу заносчивый, маленький, похожий на обломок щербатой скалы астероид.

- «Да мой дорогой Астероид, я слышу тебя», - с улыбкой отвечало Солнце.

- «Не-е-е-т, Я не Астероид. Я Главная планета твоя, обними же меня поскорее, согрей своими лучами. Дай мне больше тепла. Дай мне больше чем всем».

Астероид тут же ускорил свое центростремительное движение, пытаясь обратить на себя большее внимание и приблизиться к Солнцу ближе, чем это позволено законом всемирного тяготения.

- «Эй, Звездочка.... Моя Звездочка... Я главная планета твоя. Скоро на мне зародиться новая жизнь. Согрей меня больше, чем других».

Cолнце улыбалось и светило ему в ответ... так как и прежде.

Раз за разом, настойчиво повторял свои просьбы Астероид. Вопреки всем законам небесной механики, вот уже много световых лет подряд он вращался вдвое быстрее обычного.

Как бешеный, Астероид носился по кругу, выпрыгивал, что есть сил «из штанов» своей орбиты. И ему, заурядному обломку одряхлевшей от старости щербатой скалы, который возомнил себя настоящей планетой, и впрямь казалось, что он фигура первейшей космической величины.

Ему казалось, что если еще чуть-чуть ускориться, то Солнце обязательно согреет его волшебными лучами и на мертвой, лишенной атмосферы поверхности серой скалы, появится новая, перспективная, разумная и очень актуальная для всей Вселенной, форма жизни.

Астероид пыхтел, кряхтел, искрился, дымился и пускался во все тяжкие. Он - то надувался до настоящих планетарных масштабов, то обвинял Солнце в отсутствии внимания к своей важной персоне, то высказывал всевозможные претензии, кувыркался, чертыхался, вопил о том, что он лучший, трепал нервы окружающим и устраивал всякие разные показательные космические выступления.

Всплески этой активности чередовались с приступами искреннего раскаяния. Астероид вдруг степенился, брался за ум, демонстративно бился головой о скалу и каялся. Однако, по прошествии некоторого времени, опять принимался за старое. Сломя голову носился он по орбите, огульно обвиняя Солнце, в том числе, и в недополучении необходимого для развития новых форм жизни тепла и энергии.

Иногда дело доходило до того, что он объявлял себя Звездой: «Я Астероид... Я происхожу от Астерия, что означает звездного. Я - Звезда и очень скоро все будут вращаться только вокруг меня».

Астероид был самоуверен, глуп и не хотел считаться с законами небесной механики. Он отказывался понять, что Звезда по имени Солнце всегда там, где должна быть, что Она светит всем и для всех.

И вот пришло время великого праздника - Большого Парада Планет, который случается раз в 100 лет. И Солнце в этот день, как всегда, было рядом с Юпитером и другими большими планетами. Все они построились в ряд достали флейты, арфы и заиграли прекрасную космическую музыку. Астероид пристроился к ним тоже начал громко и аритмично музицировать.

«Будь добр, не кричи так» - сказало ему Солнце.

Увы, но Астероид мог только кричать. И он замолчал. И в состоянии относительного покоя слушал божественную музыку. Эта музыка открыла Астероиду истинные размеры его планетарного «величия». Он замедлил свое вычурное, хаотическое движение, зашатался и поплыл. Под звуки прекрасной музыки Астероид все вспомнил.

«Звездочка моя звездочка, я обычный астероид. Я осколок щербатой скалы неизвестного космического происхождения. Мой номер 268, и я живу только благодаря свету твоему и полю твоего звездного притяжения. Я люблю тебя и больше мне ничего не нужно...».

Георгий БЯНОВ