Александр Половцев
Вольный журналист

Отношение к власти и государству требует перемен

  Отношение к власти и государству требует перемен

«Бог любит праведника, а судья ябедника. Маленький чиновник - хуже лихорадки. Тяжбу завел — стал гол как сокол...» 

Наш словарь необыкновенно богат пословицами, поговорками, которые столь ярко и образно характеризуют негативное отношение людей к власти во всех ее ипостасях - судебных, законодательных и исполнительных. 

За последние 1200 лет, это отношение не претерпело существенных изменений. Люди в девятом и двадцать первом веке часто воспринимали (и воспринимают) власть как нечто чуждое, непонятное, некое абсолютное зло, враждебное человеческой природе. Как диковинную заморскую механику, которая в наших условиях дает постоянные сбои. В этой связи наблюдаются также определенные рецидивы политического сознания, и паническая готовность к широкому использованию передового зарубежного опыта в том числе.

Вспоминаем Повесть Временных Лет, Господин Великий Новгород, девятый век: «...пошли за море к варягам и сказали: «земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет, идите к нам княжить и владейте нами». Так в Новогород был призван Рюрик. Затем пришли от него Аскольд и Дир и стали править в Киеве. После них в стольном граде утвердился князь-викинг Олег.

В 18 - начале 19 века легенда о призвании норманнского конунга – варяга Рюрика с дружиной использовалась немецкими историками Байером, Шлецером и Миллером для обоснования довольно сомнительного тезиса об исторической неспособности некоторых славянских народов к самостоятельному развитию государственности.

История опровергла эти теоретические построения. Но власть продолжала восприниматься как бремя, как зло, как проклятие, а человек, идущий в нее, нередко считался потерянным для общества.

В тоже время гоголевский образ чиновника Окакия Окакиевича с его дырявой шинелью и светлой хрустальной мечтой о новом платье. Всевозможные, столоначальники, прожженные взяточники попечители богоугодных заведений, карьеристы готовые ради повышения по службе, получения нового ранга мать родную продать составляют разительный контраст с персонажами чиновничьей среды в европейской литературе.

Так, например, Марсель Брион, знаток австрийской ментальности утверждает, что венцы сознательно, последовательно и целеустремленно на протяжении многих веков создавали культ бюрократии. В сочинениях классика австрийской литературы Грильпарцера наиболее часто встречающееся слово – «порядок». Он воспринимается «как божественный дар данный свыше».

Герои Грильпарцера готовы умереть за порядок, свобода им не нужна. Критики, правда, отмечают, что «у этой приверженности порядку была и другая сторона» - «предпочтение отдается не нарушающей порядка посредственности», общество отказывается от любых перемен «а любимый герой австрийской литературы в 19 веке несимпатичный «старый, но трудолюбивый чиновник, который стремится сдержать штурмующие ветры скрепами деловых бумаг».

Трудно представить себе такую картинку в нашем сознании. Но этот ментальный консерватизм противоречит нашей тяге к революционной стихии. Именно он был и остается прочным фундаментом австрийской государственности, австрийского качества жизни.

Мы постоянно говорим о европейской мечте, европейском пути, европейских подходах, но абсолютно не утруждаем себя излишними размышлениями о том, как это все создавалось и обустраивалось.

Для многих украинцев Австрия, в подавляющем большинстве случаев - это лыжи и «віденська кава». Где-то в глубинах сознания теплятся кое-какие суетные незначительные мысли о венской опере и вальсах Штрауса. Но это уже второй план картинки. Австрийский порядок, идея почтительного, уважительного отношения к власти нас почему-то абсолютно не интересует.

У нас другие приоритеты. Экспертная братия и журналисты в погонях за сенсациями с душком активно соревнуются, каким же способом родную власть получше обделать. Неужели это делается для того, чтобы, как когда-то, пели комиссары в пыльных шлемах «...до основания разрушить, а затем...» уже свой светлый, новый мир построить.

Мотивы могут быть разными, личные обиды, корысть, изгнание из власти (пострадал за правду как Чичиков в свое время), самоутверждение за счет охаивания власти, или просто бескомпромиссная борьба за денежные знаки.

Это не столь существенно, но с наступлением зимы 2014 – 2015 года в стране наблюдается стремительное усиление обильных потоков лжи и грязи относительно государственных структур нашего государства.

Все проходит, пройдет и это. Сойдут снега и неизбежная весенняя оттепель следующего года откроет унылому взору сограждан голые равнины усыпанные кучками всем известного вещества с именами тех, кто над этими фигурами неустанно трудился. Нужно ли это нам?

Отношение к власти и государству в нашей стране требует перемен!

Александр ПОЛОВЦЕВ