Юрий Анисимов
Член НСЖУ, Заслуженный журналист Украины

Три года без Крыма... Взгляд из Херсона

Три года без Крыма... Взгляд из Херсона

Время летит стремительно и неумолимо. И с каждым прошедшим днём Крым всё дальше и дальше «дрейфует» от материковой Украины...

Для подавляющего большинства херсоцев это не просто трагедия. Это - незаживающая рана, вызванная тем, что «по-живому» отрезана территория, связанная с Херсонщиной «тысячами нитей» - Северо-крымским каналом, линиями электропередач, железнодорожными путями, взаимовыгодной торговлей и, наконец, многочисленными родственными и дружескими связями.

И как жить дальше, что делать? Ответы на эти сложнейшие вопросы требуют неустанного поиска новых, неординарных, продуманных решений.

Следует признать, что наше центральное и местное руководство предпринимали и предпринимают немало усилий для возвращения «мятежного» полуострова. На первый взгляд, сделано вроде бы много, но эффективность предпринятого, к сожалению, почти нулевая.

Не дали результатов ни продовольственная блокада, ни подрыв линий электропередач, ни перекрытие канала, ни прекращение железнодорожных перевозок. Всё это ни на йоту не приблизило к разрешению проблемы, и, похоже, даже усугубило ситуацию, за которой уже с тревогой стал следить весь цивилизованный мир.

Как известно, проблема Крыма возникла в далёком 1954 году, когда руководство Советского Союза, не соизволив поинтересоваться мнением проживающего там населения, Указом Президиума ВС СССР передало его в состав УССР (при этом о передаче Севастополя, по мнению ряда исследователей, речи вообще не было).

Впрочем, тогда это не имело особого значения. Всё происходило в пределах одного государства. Никто и подумать не мог о его предстоящем развале. В результате, регион, большинство населения которого составляют этнические русские и в котором базируется ЧФ РФ, стал частью Украины. Этим уже тогда была заложена «мина замедленного действия», которая по ряду причин рванула весной 2014 года.

Центробежному процессу в Крыму способствовали и непродуманные действия Центра, который, по сути, за все годы независимости Украины ничего не сделал для социально-экономического развития полуострова, что привело к его фактической сдаче без всякого сопротивления.

И можно сколько угодно называть Россию – оккупантом и агрессором, всячески поносить ее президента, но от этого ничего кардинально не изменится.

Безусловно, помешать отторжению Крыма могли Соединённые Штаты Америки и Европейский Союз. Но те, руководствуясь, в первую очередь, своими интересами, на конфронтацию с Россией не решились.

Были надежды и на скорый уход Путина, но и они не оправдались. Более того, руководители российской оппозиции ещё до своей победы, весьма отдалённой и проблематичной, уже сейчас дали понять, что «Крым – это не бутерброд, который можно передавать из рук в руки».

Не оправдывает себя и ставка на «крымско-татарский фактор», который всячески раскручивают покинувшие Крым руководители Меджлиса, Джемилёв и Чубаров, ставшие народными депутатами Украины.

Вся беда в том, что крымские татары составляют только 10,6% от всего населения Крыма. И к тому же их весомая часть уже успела неплохо адаптироваться к новым условиям и вряд ли захочет воевать с Москвой.

Остаётся, наконец, вариант возвращения полуострова военным путём. Но он смертельно опасен, так как поставит под угрозу существование самой Украины. Россия уже успела превратить Крым в неприступную крепость, разместив там новейшие ракеты и современное вооружение.

Да и на Западе уже поняли, что Крым – это не Донбасс. «Взорвать его из середины » - не получится. На сегодняшний день российские паспорта имеет, практически, все взрослое население полуострова.

И в этом нет ничего удивительного - без этого паспорта там нельзя ничего, даже заключить договор с коммунальным предприятием на вывоз мусора или попасть в поликлинику.

Тем не менее, согласно данным, которые приводит украинский политтехнолог Тарас Березовец, около четырех тысяч жителей Крыма не оформили российское гражданство. В их числе от двух до трех процентов крымских татар (по другим данным, всего около 500 человек).

Мизерность этих цифр в масштабах Крыма приводят политолога к неутешительным выводам о том, что «о каких-либо протестных настроениях в Крыму в настоящее время говорить не стоит. Никто на улицы не будет выходить».

Здесь этнические русские доминируют (68%), а местные украинцы (15,7) – русскоязычные и по своему менталитету очень отличаются от украинцев западных и даже центральных регионов Украины. И надежды на то, что они захотят вернуться - весьма иллюзорны...

Единственный выход из создавшейся ситуации - попытаться начать договариваться. Что тоже очень непросто, учитывая, что у Москвы на данный момент гораздо больше козырей, чем у нас.

Следовательно, надо, не рассчитывая на нынешнюю украинскую дипломатию, искать любую возможность, чтобы попытаться договориться с россиянами, среди которых тоже есть немало здравомыслящих людей.

Понятно, что решение проблемы займёт довольно длительное время. Поэтому, для начала, надо попытаться поставить вопрос об общем Крыме, но без требования совместного базирования военно-морских флотов России и Украины в Севастополе. Для россиян это город особый, а нашему, сравнительно небольшому, флоту вполне достаточно и Одессы.

Москву надо убедить, что ей будет намного выгоднее, если Крым приобретёт статус территории особого назначения (типа Гонконга) - специального административного района со своим парламентом и правительством. Мировая общественность, вне всякого сомнения, поддержит такое предложение.

Тем более, если сделать Крым демилитаризованной территорией, естественно исключив Севастополь, как базу Черноморского флота. Можно договориться и об обязательном использовании на полуострове денежных единиц Украины и России.

И, главное - Крым перестанет быть ареной военного конфликта с ракетно-ядерной державой, что сразу привлечёт инвесторов, бизнесменов и туристов. Это будет здравница мирового значения. Там можно будет ввести режим оффшорной территории с особыми условиями финансово-хозяйственной деятельности. Таким образом, Украина «сохранит лицо», а Россия избавится от множества проблем.

Конечно, для достижения этих целей нам и россиянам придётся существенно подкорректировать свою информационную политику, прекратив взаимные оскорбления и угрозы.

А, для начала нашим политикам и средствам массовой информации следует перестать озвучивать материалы, которые дискредитируют Украину и косвенно убеждают лояльную к нам мировую общественность в нереальности возврата Крыма.

Так, например, недавно секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины А. Турчинов заявил, что «...в начале российской агрессии в Крыму из 13 000 военнослужащих ВС Украины, находившихся на полуострове, не изменили присяге только 3900 человек. Среди сотрудников Службы безопасности и Министерства внутренних дел Украины - 99 процентов - оказались предателями».

Зашкаливает и количество депутатов всех уровней, чиновников, учителей и других категорий населения Крыма, которые восторженно восприняли его новый статус.

Непонятно, зачем чиновник такого высокого ранга детализирует эти вредоносные сведения, информирующие наших граждан и весь мир о враждебном отношении к нам многих крымчан.

Ведь эти «предатели» продолжают жить, работать и служить в Крыму. Они осознают, что случае его возвращения должны предстать перед судом и понести суровое наказание. При этом речь идёт о десятках (если не о сотнях) тысяч людей.

Вызывают насмешки и утверждения о том, что Крым не может ни прокормить, ни напоить своё населениё. Это – миф. Ещё в древности полуостров считался одной из житниц мира. Греция завозила его зерно. Степь была усеяна множеством колодцев.

Известно, что перед покорением Крыма, в одном из набегов казаки угнали из Крыма до...ста тысяч голов крупного рогатого скота и это никак не сказалось на его экономике. Конечно, потеря Днепровской воды и подрыв электромоста больно ударили по крымчанам. Но продукты в Крыму были и есть. Правда, вместо украинских появились российские.

И ещё один нежелательный для публикации пример. Наверное, многие обратили внимание и на то, что число беженцев из Крыма и Донбасса, как правило, озвучивают суммарно. И это целесообразно. Оно довольно высоко и создаёт иллюзию массового бегства людей из Крыма.

Но когда эти сведения начинают разделять, возникает ситуация не в нашу пользу. Оказывается, пугающее реальное количество от 1,7 до 2-х миллионов всех беженцев, нивелируется крайне мизерным числом выехавших из Крыма.

Согласно статистическим данным, опубликованным координатором Южноукраинского офиса общественной инициативы «КрымSOS» А. Тильненко, всего из Крыма за три года переселились порядка 22- 24 тысячи человек (в основном во Львовскую и Киевскую области).

У нас на Херсонщине «осело» немногим более тысячи крымчан (точнее, по состоянию на 13 июня – 1133 человека). При этом, как сообщила пресс-служба ГУ ГСЧС в Херсонской области, на данный момент 345 временных переселенцев... вернулись обратно в Крым.

Получается, что у нас условия проживания похуже, чем в «голодающем» регионе, и ожидать того, что крымчане попросятся обратно, нам придётся ещё очень долго...

Юрий АНИСИМОВ
Заслуженный журналист Украины