Формула Штайнмайера: новое украинское дышло

Формула Штайнмайера: новое украинское дышло

Не читал, но осуждаю – эти слова как нельзя лучше применимы к расколовшей в начале октября украинское общество формуле Штайнмайера.

Прежде чем вносить ясность, о чем же этот документ, сыграем по общим правилам и мы – поговорим «взагалі по загалях», как будто и мы - не в курсе. Итак...

Что мы знали о формуле Штайнмайера, до того как были поставлены все соответствующие подписи? Мы знали, что ее готовят нам «наші великі європейські друзі», «наші німецькі брати».

Проскальзывало, что еще год ее назад хотел было подмахнуть Петр Алексеевич, чтобы поставить Москве «остаточний шах і мат». Хотел да не стал, потому что для уставшей от нашего неугасимого костра Европы подписание документа значило бы, что войну пора останавливать. И хотя ключи от мира, они конечно в Москве, но спрашивать бы начали уже и с нас.

И это – не единственная неприятность. Ведь остановка войны ставит и жирную точку на:

- сверхприбылях от спекуляций военной техникой, средствами безопасности,
- контрабандой, переваливаемой через «серую зону» республик,
- необлагаемом налогами обороте угля и черного металла (или металлолома),
- заработках на населении, мигрирующем туда и обратно и оформляющем втридорога бесконечные справки и документы,
- экономии бюджета Украины на социалке – пенсиях, помощи по беременности и родам, инвалидным пособиям и т.д.
- тайных связях политического и военного «якобы патриотического и проевропейского бомонда» с Россией и руководством ОРДЛО: это же неизвестно что повсплывает, когда можно будет туда-сюда ездить и спрашивать.

То есть, для простых смертных, годами не видевших родных, потерявших в войне все, желающих правды и справедливости выгода очевидная. А вот для смертных с офшорными счетами и для служащих им вооруженных и привыкших зарабатывать войной безработных до 2014 года – выгоды никакой. Как же тут подписывать?

Это ж одним бежать придется – а могут и не принять в Европе та Америке. Другим - на работу выходить, в ту же милую сердцу Польшу, каменные немнущиеся их помидоры собирать. И это – вчерашним героическим героям-то?

Потеряют в цене и переговорщики, толкователи, и политологические чревовещатели всех мастей (хотя за Карасева с Аристовичем волноваться не надо – там высший класс смены стелек не снимая ботинок, и даже в прыжке).

В такой ситуации и без прочтения текста документа становится понятно, почему параллельно запускается тезис, что не такие уж друзья и братья там в Европе. Что вся эта формула – попытка помириться с Путиным за наш счет.

Что наше «незабудем-непростим» подвергается риску остаться неотомщенным, что вражеский сапог переобутого в российское шахтера (и это почему-то не считается ни разжиганием, ни манипуляцией, ни сепаратизмом), а тени погибших и слезы их детей тяжким грузом лягут на совесть подписантов – и прочие спекуляции стариками, женщинами и детьми, памятью кобзаря и запахом земли родной под садом вишневым.

Естественно, что под таким соусом поданная никем не читанная политическая бумага вызывает взрыв праведного гнева и прочих эмоций у тех, кто еще с прадеда привык «осуждать, не читая». Классика шариковщины.

А еще боль и возмущение у тех, чьи настоящие, а не плакатные, сыны, отцы и братья погибли с оружием в руках, на полном серьезе, самоотверженно и мужественно защищая Украину от того врага, на которого им указали. Неужели зря? Классика прозрения. Так и рождается новая попытка майдана.

Аморфная реакция администрации президента, уверенной, что подписания документа и гарантий Авакова достаточно, лишь обостряет шум и ропот настоящих и мнимых патриотов.

Что же реально содержится в пресловутом документе? Идеальный, с точки зрения Европы, сценарий. Прагматичный, со здоровой долей цинизма. Не самый выгодный для Украины формата 2013-2014 года, но далеко не самый провальный для нынешнего положения дел. Итак, формула Штайнмайера предусматривает:
- прекращение огня;
- разведение войск;
- принятие закона об амнистии воюющих (за исключением военных преступников);
- проведение местных выборов под эгидой ОБСЕ;
- определение особого статуса Донецкой и Луганской областей в составе Украины на временной и, возможно, на постоянной основе.

Что здесь плохого? Кроме того, что, наконец, мир из лозунга станет реальностью?

1. То, что забыт Крым. Но он, признаться, и до этого существовал исключительно в украинской повестке дня. Ни Россия не собиралась его отдавать, ни Европа с Америкой настаивать. Они «исполнили свои дружеские обязанности» уже тем, что сказали «нехорошо, аннексия, однако». Крымчане тоже единства в этом вопросе не выказывают: не помешал бы и тут референдум, но кто ж его проведет.

2. То, что вопрос относительно любых расследований и судов не возникает. Противники документа считают, что так пытаются выгородить «террористические российские сепаратистские войска и их кукловодов» (приносим извинения за бредовость цитаты). Но подспудно та самая Европа хочет подстраховать и свой наемный контингент, и своих консультантов, находившихся там на неофициальном положении. Так что хлеба и зрелищ под видом праведного суда наши паны-братья из цивилизованных стран не хотят, в отличие от нас.

3. То, что Россия избавляется от "чемодана без ручки" - Донбасса, которым шантажировала Украины все это время. Разрушенный регион ощутимо ложится на утомленный солнцем Сирии бюджет белокаменной. Ни люди, не территории россиян никогда особо не интересовали - лишь бы там не стояли "натовские" войска и противоракетные системы.
Однако ж, мотив - пусть Россия еще помучится с нашим Донбассом, как мне кажется, звучит непатриотично и как-то жлобовато.

4. То, что в документе ислышен явственный намек на возможную дальнейшую федерализацию. У нас это слово почему-то признано преступным и едва ли не «непечатным», и тем не менее «наші друзі та брати з Америки та Європи» прекрасно живут в формате федераций и конфедераций. Тем более, нам они ни этот термин, ни соответствующие изменения конституции не навязывают. Так не преждевременна ли паника?

Безусловно, «формула» – это масса вызовов для Украины. Придется искать:
- работу возвратившимся бойцам,
- сценарии общежития со стигматизированным регионом,
- форматы восстановление разрушенного войной промышленного края и его интеграцию в экономику страны,
- новую риторику, способную если не примирить, то устроить всех,
- принимать законы, которые урегулируют жизнь страны в новом формате.

И вот тут становится понятно: дело не в «формуле», а в том, какие «расчеты и перерасчеты» мы по ней произведем. Пока же мы устраиваем истерику обиженного ребенка, которому говорят: «Ну все, до свидания, игра окончена. Поубирай здесь все и готовься к школе». Обидно, не спорю.

Словом, формула Штайнмайера – что дышло: куда повернешь, туда и вышло.

Дышло – штука сама по себе безвредная. Но поворачивая его в ту или иную сторону, мы задаем направление для всей страны, определяем дорогу – долгую или короткую, прямую или извилистую, и даже очередной поворот не туда.

Алёна МАЛЯРЕНКО

Херсонцы в твиттере