Общественный контроль в Херсоне - как основа открытого общества

Общественный контроль в Херсоне - как основа открытого общества

Майдан состоялся! Он состоялся (ли)? Внесены коррективы в развитие общества. Коррективы и общественно-политические, и социально-экономические и т.д. Но, Майдан не закончился...

Майдан не закончился

Он продолжается в столице, в Херсоне, в каждом городе и поселке, возможно, и в голове каждого гражданина Украины. Продолжается, потому что цели его не достигнуты! Эмоции кричали инициаторам и рядовым бойцам Майдана: сбросим Януковича, прогоним "семью", национализируем награбленное – и все! Заживем по-новому!

Сбросили, прогнали... правда с национализацией и возвратом награбленного что-то не идет пока. Пока ли?

Возникают сомнения на примере Лазаренко – 15 лет "проживает" в США, даром что в тюрьме, это не мешает ему даже размножаться. А вот с национализацией награбленного до сих пор что-то не того. Поэтому сомнения и возникают. Западные "друзья" счета то грабителей замораживают, а, как и когда оттуда деньги вернутся в Украину ни слова. Но, не об этом – то отдельная тема.

Хочется определить, что и кому принес Майдан. Кто оказался победителями? Все, кто вещали с трибуны, в основном трудоустроены. Получили министерские портфели, другие важные посты в столице и в регионах, статусы кандидатов в Президенты, мэры и т.д. все это сопровождалось бурными обсуждениями, голосованием народных масс, акциями протеста против отдельных назначений. Этот процесс грозит перейти в перманентный. До этих дней идет всенародное обсуждение и утверждение кандидатур на посты начальников УВД на местах, налоговиков и таможенников, даже их постоянная ротация.

Идет борьба между разными ветвями "народных самооборон" за право быть более народной, или более самооборонной. В администрациях (областных и районных), министерствах и ведомствах вдруг оказались нужными в своих кабинетах чиновники от прежней власти, которые и на "семью" активно трудились, и "антимайданы" организовывали. И тут, и там возникают слухи, что это все не безвозмездно для больших начальников, назначающих этих подчиненных.

Чтобы не быть голословным, сошлюсь на заявление исполнительного директора Transparency International Алексея Хмары, которое он сделал, представляя проект Антикоррупционной стратегии Украины на круглом столе, организованном главой Комитета ВРУ по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией. Дословно: власть поменялась, коррупция осталась!

В общем, происходит традиционная смена власти. Именно традиционная. Но, это совсем не то, о чем говорили и кричали на Майдане! Речь ведь шла о полной перезагрузке власти.

Я не хочу сейчас останавливаться на административных и кадровых реформах. Опять же, речь не об этом. Бороться нужно не за министерские портфели, а за реальный контроль над исполнительной властью со стороны народа! Иначе опять всесильный АППАРАТ будет править бал. И ничего не добиться созданием (пусть с самыми благими намерениями) новых антикоррупционных или люстрационных органов, вмонтированных в систему исполнительной власти. Через некоторое время любой полевой боец майдана превратится в дорогостоящего чиновника. История имеет тому множество примеров.

Путь только один – народ должен постоянно контролировать власть. И это, кстати, ежедневно звучало в качестве призывов на Майдане. Но, как контролировать?

Три варианта общественного контроля

Первый, - как было в СССР. Народный контроль с чиновниками, персональными кабинетами, автомобилями и усатыми важными дядьками с красными книжечками. Начиналось как народное волеизъявление. Превратилось в аппарат! Аппарат, вмонтированный в систему власти. Не напоминает то, что происходит сейчас? В центре уже созданы центральные органы. На местах создаются различные ячейки, сначала под видом общественных организаций без четкой идеологии, которые спят и видят себя уже в стройной государственной системе с полномочиями.

Второй вариант, - рожденный Майданом. Стаи крепких ребят с битами и в устрашающей экипировке. Ходят и уговаривают чиновников или не нарушать интересы революции, или вообще покинуть свои посты с кабинетами.

Помогают сомневающимся депутатам местных советов правильно голосовать, оставшимся руководителям – правильно принимать решения. Но, если читатель думает, что этот вид контроля действенный, то он глубоко заблуждается! Ребята то с битами активные, но и наивные. Они же не специалисты в тех сферах, которые взялись контролировать, а некоторые то и читают с трудом. Ничего не поделаешь, - революция... А, чиновники с депутатами, прошедшие за последние десяток лет не одну кардинальную смену курса, и тут: испугались, пригнулись, осмотрелись, выпрямились и снова начали "работать". По своей методике, по отработанным схемам. Подружились с контролерами, подкармливать их начали. Результат контроля на выходе нулевой.

Ну, и третий вариант. Система общественных советов при органах исполнительной власти. Система, которая создана три года назад, и существующая до сих пор. На мой взгляд, это одно из немногих, если не единственное, демократических начинаний прошлой власти. А именно, рождение Постановления КМУ №996 от 3 ноября 2010 года "Об обеспечении участия общественности в формировании и реализации государственной политики". Предложенный этим документом механизм взаимодействия власти с общественностью изобретен и реализован намного раньше.

Основа была заложена еще в середине 90-х годов прошлого столетия созданием трехстороннего социально-экономического сотрудничества власти, бизнеса и наемного труда (через трехсторонние советы). Потом, после 2005 года были созданы Общественные советы при органах исполнительной власти. Они были неэффективные, с участием самих подлежащих контролю чиновников, а то и вообще – под их руководством. Но, уже были и действовали. Следующий шаг, это Постановление № 996, оно было рождено при непосредственном участии общественности с учетом всех прежних недостатков и ошибок. Получился, на удивление, нормальный механизм.

В чем смысл Общественных советов и их эффективность?

Они создаются непосредственно только институтами гражданского общества (общественными организациями, благотворительными фондами, профсоюзами) без участия самого органа исполнительной власти. Причем, общественные организации должны быть прежде всего легитимные, а не ситуативные виртуальные объединения граждан.

На практике, при каждом органе исполнительной власти формируются Общественные советы, структурированные по профессиональным интересам. Потому, что только они могут организовать реальный эффективный контроль исполнительного органа профессионально. И, по сути, только у них возникает постоянный неугасающий интерес такого контроля и вообще участия в работе исполнительного органа.

Я не буду спорить, что существующую нормативную базу в виде Постановления №996 и различных ведомственных документов не нужно улучшать. Нужно и можно. Можно новые документы создать. Но, взять существующий порядок за основу. Он действенный. На практике: где то можно создать новые Общественные советы. А где-то просто пересмотреть состав существующих. Это решать должна общественность. Но, ни в коем случае ни власть. Просто нет смысла изобретать велосипед по-новому.

Проиллюстрирую на примере Общественного совета при Территориальном отделении Антимонопольного комитета в Херсонской области. Два месяца назад мы его состав полностью пересмотрели. На первое заседание пришли представители и "Правого сектора", и других организаций – представителей Майдана, и просто общественные активисты. Пришли с конкретными вопросами. Поговорили, пообсуждали, услышали каждого.

Провели учредительное собрание. И начали работать. Те, кто пришел просто поговорить, больше не приходили.

Таким образом, был и создан новый Общественный совет из людей, делегированных общественными организациями, специализирующимися на защите прав людей в различных сферах жизни, бизнеса, потребителей товаров и услуг. Так совпало, что незадолго перед этим заседанием, в ТО АМКУ была назначена новый руководитель, желающая работать по-новому. Мы сразу же договорились о более плотном участии Общественного совета в работе антимонопольного органа. Более того, она заявила, что ни одно решение не будет приниматься Коллегией ТО АМКУ без согласования с Общественным советом. И это договоренность воплощается на практике. Заседания Коллегии и Общественного совета проводятся совместные, решения принимаются так же.

Эту же практику необходимо будет применить и в органах местного самоуправления. Особенно после проведения административной реформы, когда появятся обещанные исполкомы советов на всех уровнях.

Автор не настолько наивен, чтобы предполагать, что все органы исполнительной власти с радостью принимают таких контролеров от народа. На практике зачастую бывает совсем наоборот. В прошлом году стоило только возникнуть самой теме о создании Общественного совета при Херсонском горсовете для контроля за его исполкомом. Что тут началось! Шквал критики, контркомментариев в сетях. Более того, когда одна из депутатских комиссий горсовета внесла на рассмотрение сессии проект постановления о создании Общественного совета – был включен весь могучий механизм бюрократического противодействия вплоть до потери документа в недрах кабинетов. Проект так и не был вынесен для рассмотрения на сессию.

Другой случай: в прошлом году при формировании Общественного совета при Главном управлении Миндоходов в Херсонской области главная чиновница вообще потребовала от руководителя инициативной группы перелюстрировать список претендентов, делегированных общественными организациями. И ни о каких правах граждан, закрепленных в Конституции Украины, не пожелала даже слушать. Общественность же не послушала ее, сделали все по закону. Так эта самодурша ни разу не пожелала лично встретиться с Общественным советом.

Правда, жизнь все расставляет по своим местам. Общественность на месте, в Херсоне. А чиновница с генеральского места съехала на рядовое место контролера-ревизора в другой регион. О судьбе Общественного совета при Херсонской облгосадминистрации, его борьбе с бывшим губернатором и вынужденном самороспуске я промолчу. Это целая эпопея, достойная отдельного описания.

Таким образом, исполнительные органы получают своих профессиональных контролеров. Например, Министерство труда и соцполитики – Общественный совет из числа профсоюзов, ветеранских, женских, детских организаций. Госфинуслуг – Общественный совет из числа ассоциаций и других обществ, в которые объединены организации, работающие на рынке финуслуг. Представители бизнесовых союзов и ассоциаций идут в Общественные советы при Госпредпринимательстве, налоговой и таможенной службах, АМКУ и т.д.

Александр Максименко

P.S. Предложенный механизм в итоге структурирует наше общество через создание объединений граждан по интересам. И порядок делегирования представителей этих объединений в Общественные советы с задачей контроля за исполнительной властью намного проще не от всего народа, а от более узких и профессиональных общественных организаций. Тем более, что они все существуют абсолютно открыто, и войти в них может каждый желающий.

Херсонцы в твиттере